Поиск

Найдено 538 документов.


Нейропсихология и ее значение для изучения функций мозга (доклад для конференции по изучению функций мозга в Софии)

Лурия А.Р.. 1972 г, рукопись.

В папке присутствуют 2 варианта доклада А.Р. Лурии для конференции по изучению функций мозга в Софии «Нейропсихология и ее значение для изучения функций мозга» (1 рукописный и 1 машинописный), посвященного методологии нейропсихологии – проблеме нейропсихологической диагностики высших психических функций, локализации высших корковых функций, синдромному анализу, выделению нейропсихологических факторов. Обсуждается роль нейропсихологической диагностики для практической невропатологии.


Нейропсихология и ее значение для изучения функций мозга (доклад для конференции по изучению функций мозга в Софии)

Лурия А.Р.. 1974 г, машинопись.

В папке присутствуют 2 варианта доклада А.Р. Лурии для конференции по изучению функций мозга в Софии «Нейропсихология и ее значение для изучения функций мозга» (1 рукописный и 1 машинописный), посвященного методологии нейропсихологии – проблеме нейропсихологической диагностики высших психических функций, локализации высших корковых функций, синдромному анализу, выделению нейропсихологических факторов. Обсуждается роль нейропсихологической диагностики для практической невропатологии.


Нейропсихология и ее значение для изучения функций мозга (доклад для конференции по изучению функций мозга в Софии)

Лурия А.Р.. 1974 г, машинопись.

Вариант доклада А.Р. Лурии для конференции по изучению функций мозга в Софии «Нейропсихология и ее значение для изучения функций мозга», посвященного методологии нейропсихологии – проблеме нейропсихологической диагностики высших психических функций, локализации высших корковых функций, синдромному анализу, выделению нейропсихологических факторов. Обсуждается роль нейропсихологической диагностики для практической невропатологии.


К методам исследования кратковременной памяти

Лурия А.Р.. 1967 г, рукопись.

Методические приемы исследования кратковременной памяти. Тормозящее влияние побочной деятельности и второй мнестической деятельности на воспроизведение. Смысловая организация запоминаемого ряда.


On the objective analysis of the levels of vigilance

Luria A.R.. нет г, рукопись.

Статья представляет собой описание экспериментального метода проверки состояния тонуса мозговой коры, основанного на измерении рефлекторной реакции на словесные стимулы. В основе эксперимента лежит предпосылка, что при нормальном тонусе коры сильные раздражители вызывают сильные реакции, слабые раздражители - слабые реакции, а реакции тормозного типа блокируют мозговую активность ("закон силы" И.Павлова). При изменении уровня бодровтсовования либо при патологическом снижении тонуса коры эта связь между стимулом и мозговой реакцией нарушается. В эксперименте при помощи метода плетизмографии измерялась сила ориентировочного рефлекса при предъявлении ключевого слова, а также слов, семантически связанных, фонологически связанных и нейтральных слов. Согласно ожиданиям, у здоровых испытуемых семантически связанные слова вызывали ориентировочный рефлекс, в то время как реакции на фонологически связанные и нейтральные слова не возникало. В то же время, у испытуемых с патологически сниженным тонусом коры (детей с различной степенью умственной отсталости) фонологически связанные слова также вызывали ориентировочный рефлекс, а реакция на семантически связанные слова могла отсутствовать. Подобное изменение реакций также наблюдалось у одного и того же испытуемого в зависимости от уровня истощения. Таким образом, эксперимент показал, как снижение избирательности реакции на вербальные стимулы может служить индикатором состояния тонуса мозговой коры.


Об измерении уровней бодрствования

Лурия А.Р.. 1971 г, машинопись.

Статья представляет собой описание экспериментального метода проверки состояния тонуса мозговой коры, основанного на измерении рефлекторной реакции на словесные стимулы. В основе эксперимента лежит предпосылка, что при нормальном тонусе коры сильные раздражители вызывают сильные реакции, слабые раздражители - слабые реакции, а реакции тормозного типа блокируют мозговую активность ("закон силы" И.Павлова). При изменении уровня бодровтсовования либо при патологическом снижении тонуса коры эта связь между стимулом и мозговой реакцией нарушается. В эксперименте при помощи метода плетизмографии измерялась сила ориентировочного рефлекса при предъявлении ключевого слова, а также слов, семантически связанных, фонологически связанных и нейтральных слов. Согласно ожиданиям, у здоровых испытуемых семантически связанные слова вызывали ориентировочный рефлекс, в то время как реакции на фонологически связанные и нейтральные слова не возникало. В то же время, у испытуемых с патологически сниженным тонусом коры (детей с различной степенью умственной отсталости) фонологически связанные слова также вызывали ориентировочный рефлекс, а реакция на семантически связанные слова могла отсутствовать. Подобное изменение реакций также наблюдалось у одного и того же испытуемого в зависимости от уровня истощения. Таким образом, эксперимент показал, как снижение избирательности реакции на вербальные стимулы может служить индикатором состояния тонуса мозговой коры.


Об измерении уровней бодрствования

Лурия А.Р.. 1971 г, рукопись.

Статья представляет собой описание экспериментального метода проверки состояния тонуса мозговой коры, основанного на измерении рефлекторной реакции на словесные стимулы. В основе эксперимента лежит предпосылка, что при нормальном тонусе коры сильные раздражители вызывают сильные реакции, слабые раздражители - слабые реакции, а реакции тормозного типа блокируют мозговую активность ("закон силы" И.Павлова). При изменении уровня бодровтсовования либо при патологическом снижении тонуса коры эта связь между стимулом и мозговой реакцией нарушается. В эксперименте при помощи метода плетизмографии измерялась сила ориентировочного рефлекса при предъявлении ключевого слова, а также слов, семантически связанных, фонологически связанных и нейтральных слов. Согласно ожиданиям, у здоровых испытуемых семантически связанные слова вызывали ориентировочный рефлекс, в то время как реакции на фонологически связанные и нейтральные слова не возникало. В то же время, у испытуемых с патологически сниженным тонусом коры (детей с различной степенью умственной отсталости) фонологически связанные слова также вызывали ориентировочный рефлекс, а реакция на семантически связанные слова могла отсутствовать. Подобное изменение реакций также наблюдалось у одного и того же испытуемого в зависимости от уровня истощения. Таким образом, эксперимент показал, как снижение избирательности реакции на вербальные стимулы может служить индикатором состояния тонуса мозговой коры.


Disturbances of grammatical operations in patients with "semantic aphasia"

Luria A.R.. 1946 — 1975 г, рукопись.

В статье рассматриваются механизмы нарушения грамматических операций у пациентов с семантической афазией. А.Р. Лурия изучает сохранность их способности к сознательному анализу языка, а также степень и механизмы нарушений грамматической обработки. В серии экспериментов показано, что пациенты склонны анализировать предложения с опорой на непосредственных участников, действия или события, упомянутых в предложении, оказываясь при этом неспособными к сознательному анализу грамматических отношений и синтаксических структур, лежащих в его основе.


Disturbances of grammatical operations in patients with "semantic aphasia"

Luria A.R.. 1946 — 1975 г, машинопись.

В статье рассматриваются механизмы нарушения грамматических операций у пациентов с семантической афазией. А.Р. Лурия изучает сохранность их способности к сознательному анализу языка, а также степень и механизмы нарушений грамматической обработки. В серии экспериментов показано, что пациенты склонны анализировать предложения с опорой на непосредственных участников, действия или события, упомянутых в предложении, оказываясь при этом неспособными к сознательному анализу грамматических отношений и синтаксических структур, лежащих в его основе.


Протоколы из папки "Элементарные семические операции", часть 1

автор не указан, Лурия А.Р., Степанова. 1933 г, рукопись.

Большая папка с общим заголовком "Элементарные семические операции" (Харьков, 1933) содержит протоколы диагностики больных, из которых следует, что у большинства этих пациентов углубленно диагностировались те функции, которые затем получат название процессов пространственного и квазипространственного анализа и синтеза: понимание логико-грамматических конструкций (обратимых конструкций с предлогами, со сравнительными степенями прилагательных, отдельных конструкций с родительным и творительным падежом и сложных фраз с введенными в них такими конструкциями, и т.п.), навыки конструирования (с использованием кубиков Кооса), возможности работы со схемой тела (проба Хэда). Вместе с этими пробами присутствуют и ряд других - на исследование восприятия (классификацию предметов по цвету), речи (повторение слогов, называние предметов, чтение и письмо, составление текстов), счет, мышление (тест Эббингауза, поиск ошибки в суждениях, анализ силлогизмов), а также элементы устной беседы с пациентом на заданную тему. В протоколах этой папки нет указаний на локализацию поражения или его этиологию, часто неизвестен также возраст больного. Все протоколы данной папки можно найти по ключевому слову с ее названием.


Протоколы из папки "Элементарные семические операции", часть 3

автор не указан, Лурия А.Р., Степанова. 1933 г, рукопись.

Большая папка с общим заголовком "Элементарные семические операции" (Харьков, 1933) содержит протоколы диагностики больных, из которых следует, что у большинства этих пациентов углубленно диагностировались те функции, которые затем получат название процессов пространственного и квазипространственного анализа и синтеза: понимание логико-грамматических конструкций (обратимых конструкций с предлогами, со сравнительными степенями прилагательных, отдельных конструкций с родительным и творительным падежом и сложных фраз с введенными в них такими конструкциями, и т.п.), навыки конструирования (с использованием кубиков Кооса), возможности работы со схемой тела (проба Хэда). Вместе с этими пробами присутствуют и ряд других - на исследование восприятия (классификацию предметов по цвету), речи (повторение слогов, называние предметов, чтение и письмо, составление текстов), счет, мышление (тест Эббингауза, поиск ошибки в суждениях, анализ силлогизмов), а также элементы устной беседы с пациентом на заданную тему. В протоколах этой папки нет указаний на локализацию поражения или его этиологию, часто неизвестен также возраст больного. Все протоколы данной папки можно найти по ключевому слову с ее названием.


Протоколы из папки "Элементарные семические операции", часть 4

автор не указан, Лурия А.Р., Степанова. 1933 г, рукопись.

Большая папка с общим заголовком "Элементарные семические операции" (Харьков, 1933) содержит протоколы диагностики больных, из которых следует, что у большинства этих пациентов углубленно диагностировались те функции, которые затем получат название процессов пространственного и квазипространственного анализа и синтеза: понимание логико-грамматических конструкций (обратимых конструкций с предлогами, со сравнительными степенями прилагательных, отдельных конструкций с родительным и творительным падежом и сложных фраз с введенными в них такими конструкциями, и т.п.), навыки конструирования (с использованием кубиков Кооса), возможности работы со схемой тела (проба Хэда). Вместе с этими пробами присутствуют и ряд других - на исследование восприятия (классификацию предметов по цвету), речи (повторение слогов, называние предметов, чтение и письмо, составление текстов), счет, мышление (тест Эббингауза, поиск ошибки в суждениях, анализ силлогизмов), а также элементы устной беседы с пациентом на заданную тему. В протоколах этой папки нет указаний на локализацию поражения или его этиологию, часто неизвестен также возраст больного. Все протоколы данной папки можно найти по ключевому слову с ее названием.


Протоколы из папки "Элементарные семические операции", часть 15

автор не указан, Лурия А.Р.. 1936 г, машинопись.

Большая папка с общим заголовком "Элементарные семические операции" (Харьков, 1933) содержит протоколы диагностики больных, из которых следует, что у большинства этих пациентов углубленно диагностировались те функции, которые затем получат название процессов пространственного и квазипространственного анализа и синтеза: понимание логико-грамматических конструкций (обратимых конструкций с предлогами, со сравнительными степенями прилагательных, отдельных конструкций с родительным и творительным падежом и сложных фраз с введенными в них такими конструкциями, и т.п.), навыки конструирования (с использованием кубиков Кооса), возможности работы со схемой тела (проба Хэда). Вместе с этими пробами присутствуют и ряд других - на исследование восприятия (классификацию предметов по цвету), речи (повторение слогов, называние предметов, чтение и письмо, составление текстов), счет, мышление (тест Эббингауза, поиск ошибки в суждениях, анализ силлогизмов), а также элементы устной беседы с пациентом на заданную тему. В протоколах этой папки нет указаний на локализацию поражения или его этиологию, часто неизвестен также возраст больного. Все протоколы данной папки можно найти по ключевому слову с ее названием.


Протоколы военного времени, посвященные вопросу связи речи и доминантности полушарий

Лурия А.Р.. нет г, рукопись.

Данные протоколы, перемежающиеся комментариями А.Р. Лурии, объединены, по всей видимости, одной исследовательской задачей – изучением влияния межполушарной асимметрии на степень выраженности речевых расстройств при поражении левого полушария. Все пациенты, представленные в данной папке, имеют поражение т.н. «широкой речевой зоны» левого полушария (височных, теменно-височных, височно-затылочных, лобно-теменных отделов) в результате пулевого либо осколочного ранения, полученного в военное время (преимущественно 1942-1943 гг.), но разную степень выраженности речевых нарушений, которую А.Р. Лурия пробует связать с фактором левшества или амбидекстрии, подробно исследуя латеральные предпочтения у своих пациентов и даже детально прослеживая их родословную с целью выявить накопление атипичных латеральных предпочтений в семье пациента. Видимо, этот материал частично вошел в работу А.Р. Лурии «Травматическая афазия», где в разделе 4 части 1 обсуждается влияние доминантности левого полушария, скрытого или семейного левшества или амбидекстрии на выраженность афатических расстройств.


Brain research and speech development

Luria A.R.. 1970 г, машинопись.

Документ представляет собой заметку на тему "Исследования мозга и развитие речи" (возможно, комментарий к существующему печатному материалу). Лурия выделяет два ключевых аспекта онтонейролингвистики: связь развития мозга и речи и способы компенсации речевых нарушений после поражения мозга у детей. Далее он описывает конкретные исследовательские задачи, которые необходимо решить в рамках этих исследовательских направлений.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. нет г, машинопись.

В заметке кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. нет г, рукопись.

В заметке кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. нет г, машинопись.

В заметке кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ

Лурия А.Р.. 1966 г, рукопись.

Статья «Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ» написана в 1966 г. по материалам диагностики знаменитого пациента А.Р. Лурии – физика, нобелевского лауреата Л.Д. Ландау (1908-1968). 7.01.1962 г. Л.Д. Ландау получил тяжелую черепно-мозговую травму в автокатастрофе, 59 дней находился в коме, после прихода в сознание многократно обследовался А.Р. Лурией на этапе восстановления после травмы в апреле-июне 1962 г. После постепенного исчезновения грубых симптомов нарушения сознания и аспонтанности, связанных с повреждением подкорковых структур, нарушением корково-подкоркового взаимодействия и поддержания нормального тонуса коры больших полушарий, на первый план в ситуации обследования Л.Д. Ландау стали выходить разнообразные тяжелые нарушения памяти. Они протекали сначала на фоне общей инактивности и были близки к картине корсаковского синдрома: при сохранении многих старых знаний (о своей семье, своем прошлом, знаний ранее изученных иностранных языков, даже фундаментальных научных профессиональных знаний из области физики) у него была нарушена ориентировка в месте и времени и память на текущие события и предъявляемый в обследовании материал. Нарушения памяти подробно изучаются в экспериментальном нейропсихологическом исследовании, материал и результаты которого детально описаны в статье. Исследование показывает, что механизм нарушения памяти в данном случае связан с патологической тормозимостью (в первую очередь ретроградной) одних следов памяти другими, что часто приводит к контаминации двух изолированных смысловых фрагментов (серий слов, рассказов и даже смысловых содержаний из прошлого опыта больного – ранее нарушение воспроизведения содержания прошлого опыта при таких нарушениях памяти считалось интактным). Вторым механизмом нарушения памяти у пациента могло являться нарушение избирательности отдельных следов памяти. В конце статьи описывается нарушение решения больным математических задач, но его обсуждение, как подчеркивает автор, выходит за рамки настоящей работы.


Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ

Лурия А.Р.. 1966 г, машинопись.

Статья «Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ» написана в 1966 г. по материалам диагностики знаменитого пациента А.Р. Лурии – физика, нобелевского лауреата Л.Д. Ландау (1908-1968). 7.01.1962 г. Л.Д. Ландау получил тяжелую черепно-мозговую травму в автокатастрофе, 59 дней находился в коме, после прихода в сознание многократно обследовался А.Р. Лурией на этапе восстановления после травмы в апреле-июне 1962 г. После постепенного исчезновения грубых симптомов нарушения сознания и аспонтанности, связанных с повреждением подкорковых структур, нарушением корково-подкоркового взаимодействия и поддержания нормального тонуса коры больших полушарий, на первый план в ситуации обследования Л.Д. Ландау стали выходить разнообразные тяжелые нарушения памяти. Они протекали сначала на фоне общей инактивности и были близки к картине корсаковского синдрома: при сохранении многих старых знаний (о своей семье, своем прошлом, знаний ранее изученных иностранных языков, даже фундаментальных научных профессиональных знаний из области физики) у него была нарушена ориентировка в месте и времени и память на текущие события и предъявляемый в обследовании материал. Нарушения памяти подробно изучаются в экспериментальном нейропсихологическом исследовании, материал и результаты которого детально описаны в статье. Исследование показывает, что механизм нарушения памяти в данном случае связан с патологической тормозимостью (в первую очередь ретроградной) одних следов памяти другими, что часто приводит к контаминации двух изолированных смысловых фрагментов (серий слов, рассказов и даже смысловых содержаний из прошлого опыта больного – ранее нарушение воспроизведения содержания прошлого опыта при таких нарушениях памяти считалось интактным). Вторым механизмом нарушения памяти у пациента могло являться нарушение избирательности отдельных следов памяти. В конце статьи описывается нарушение решения больным математических задач, но его обсуждение, как подчеркивает автор, выходит за рамки настоящей работы.