Поиск

Найдено 20 документов.


К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Тубылевич Б.. 1968 г, машинопись.

Материал представляет собой раннюю версию статьи "Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития". Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


не указано

рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


не указано

рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


Modification of the structure and cerebral organization of psychological processes with their functional development

Luria A.R., Simernitskaya E.G., B. Tubylevich. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Brain research and human behavior

Luria A.R.. 1968 г, рукопись.

Черновик доклада. В докладе обсуждаются достижения нейропсихологии за последние несколько десятков лет. В частности, говорится о трех функциональных блоках мозга, а также о сложности организации высших психических функций в мозгу. Последнее разобрано на примере функции письма.


Brain research and human behavior

Luria A.R.. 1968 г, рукопись.

В докладе обсуждаются достижения нейропсихологии за последние несколько десятков лет. В частности, говорится о трех функциональных блоках мозга, а также о сложности организации высших психических функций в мозгу. Последнее разобрано на примере функции письма.


Brain research and human behavior

Luria A.R.. 1968 г, машинопись.

В докладе обсуждаются достижения нейропсихологии за последние несколько десятков лет. В частности, говорится о трех функциональных блоках мозга, а также о сложности организации высших психических функций в мозгу. Последнее разобрано на примере функции письма.


Neuropsychology as a Science | An Evening Lecture for the XVI International Congress of Applied Psychology

Luria A.R.. 1968 г, рукопись.

Черновик к вечерней лекции "Нейропсихология как наука" для 16го Международного конгресса по прикладной психологии. По представлениям современной нейропсихологии, псхические функции человека основаны на скоординированной работе динамических систем, локализованных в разных частях мозга, каджая из которых играет свою специализированную роль. Из этого следует, что одни и те же сложные поведенческие процессы могут нарушаться из-за поражения разных областей мозга, при этом в зависимости от локализации будут поражены различные факторы и нарушены разные компоненты одной и той же функциональной системы. Далее Лурия развивает теоретические и практические применения этого постулата. С теоретической точки зрения, он описывает базовые принципы функциональной организации мозга человека - три функциональных блока. С практической, он демонстрирует диагностическую силу нейропсихологии на примере нарушений письма вследствие мозговых поражений, а также описывает возможности и особенности применения факторного анализа. Текст рукописи содержит правки и пометы.


Neuropsychology as a Science | An Evening Lecture for the XVI International Congress of Applied Psychology

Luria A.R.. 1968 г, рукопись.

Черновик к вечерней лекции "Нейропсихология как наука" для 16го Международного конгресса по прикладной психологии. По представлениям современной нейропсихологии, псхические функции человека основаны на скоординированной работе динамических систем, локализованных в разных частях мозга, каджая из которых играет свою специализированную роль. Из этого следует, что одни и те же сложные поведенческие процессы могут нарушаться из-за поражения разных областей мозга, при этом в зависимости от локализации будут поражены различные факторы и нарушены разные компоненты одной и той же функциональной системы. Далее Лурия развивает теоретические и практические применения этого постулата. С теоретической точки зрения, он описывает базовые принципы функциональной организации мозга человека - три функциональных блока. С практической, он демонстрирует диагностическую силу нейропсихологии на примере нарушений письма вследствие мозговых поражений, а также описывает возможности и особенности применения факторного анализа. Текст рукописи содержит многочисленные правки и пометы.


Neuropsychology as a Science | An Evening Lecture for the XVI International Congress of Applied Psychology

Luria A.R.. 1968 г, машинопись.

Черновик к вечерней лекции "Нейропсихология как наука" для 16го Международного конгресса по прикладной психологии. По представлениям современной нейропсихологии, псхические функции человека основаны на скоординированной работе динамических систем, локализованных в разных частях мозга, каджая из которых играет свою специализированную роль. Из этого следует, что одни и те же сложные поведенческие процессы могут нарушаться из-за поражения разных областей мозга, при этом в зависимости от локализации будут поражены различные факторы и нарушены разные компоненты одной и той же функциональной системы. Далее Лурия развивает теоретические и практические применения этого постулата. С теоретической точки зрения, он описывает базовые принципы функциональной организации мозга человека - три функциональных блока. С практической, он демонстрирует диагностическую силу нейропсихологии на примере нарушений письма вследствие мозговых поражений, а также описывает возможности и особенности применения факторного анализа.


Neuropsychology as a Science | An Evening Lecture for the XVI International Congress of Applied Psychology

Luria A.R.. 1968 г, машинопись.

Черновик к вечерней лекции "Нейропсихология как наука" для 16го Международного конгресса по прикладной психологии. По представлениям современной нейропсихологии, псхические функции человека основаны на скоординированной работе динамических систем, локализованных в разных частях мозга, каджая из которых играет свою специализированную роль. Из этого следует, что одни и те же сложные поведенческие процессы могут нарушаться из-за поражения разных областей мозга, при этом в зависимости от локализации будут поражены различные факторы и нарушены разные компоненты одной и той же функциональной системы. Далее Лурия развивает теоретические и практические применения этого постулата. С теоретической точки зрения, он описывает базовые принципы функциональной организации мозга человека - три функциональных блока. С практической, он демонстрирует диагностическую силу нейропсихологии на примере нарушений письма вследствие мозговых поражений, а также описывает возможности и особенности применения факторного анализа.


Протокол: больной Гуревич

автор не указан. 1975 г, рукопись.

У больного (см. более подробное описание случая по тегу пациента) после краткой беседы с ним исследуется повторная речь (звуки, слова, словосочетания - недоступен повтор сочетаний при сохранном повторении единичных стимулов), номинативная речь (называние отдельных предметов доступно, при назывании пар наступают персеверации, задание становится недоступно на фоне истощения), понимание речи (страдает из-за сочетания акустико-мнестических дефицитов с нестойкостью, отчуждением значений слов и персевераторных нарушений). Подробно оценивается память - запоминание серий слов, фраз, при этом отмечается грубое про- и ретроактивное торможение, персеверации, контаминации. Показаны нарушения счета, обсуждаются проблемы на письме (если от одного элемента перейти к серии, снова возникают отчуждения и персеверации). Чтение при этом сохранно, понимание общего смысла доступно, но его передача затруднена. Таким образом, на первый план у больного выходит нестойкость словесных следов, персеверации, контаминации. Делается вывод о варианте акустико-мнестического и персевераторного нарушения глубинного происхождения, не затрагивающем фонематический слух, как при корковом дефиците; высказывается предположение о возможной височно-теменной или височно-теменно-затылочной локализации.


Протокол: больной Гуревич

автор не указан. 1975 г, машинопись.

У больного (см. более подробное описание случая по тегу пациента) после краткой беседы с ним исследуется повторная речь (звуки, слова, словосочетания - недоступен повтор сочетаний при сохранном повторении единичных стимулов), номинативная речь (называние отдельных предметов доступно, при назывании пар наступают персеверации, задание становится недоступно на фоне истощения), понимание речи (страдает из-за сочетания акустико-мнестических дефицитов с нестойкостью, отчуждением значений слов и персевераторных нарушений). Подробно оценивается память - запоминание серий слов, фраз, при этом отмечается грубое про- и ретроактивное торможение, персеверации, контаминации. Показаны нарушения счета, обсуждаются проблемы на письме (если от одного элемента перейти к серии, снова возникают отчуждения и персеверации). Чтение при этом сохранно, понимание общего смысла доступно, но его передача затруднена. Таким образом, на первый план у больного выходит нестойкость словесных следов, персеверации, контаминации. Делается вывод о варианте акустико-мнестического и персевераторного нарушения глубинного происхождения, не затрагивающем фонематический слух, как при корковом дефиците; высказывается предположение о возможной височно-теменной или височно-теменно-затылочной локализации.


Работы по психологическому анализу мозговых поражений. Часть IV. Психологический анализ мозговых поражений. Лекции по функциональной патологии мозговых систем. Лекция 3. Патология мозговых систем в свете теории развития.

Лурия А.Р.. 1940 г, машинопись.

Текст посвящен развитию мозговых систем, обеспечивающих психическую деятельность, и является частью более крупной работы по локальным поражениям различных отделов мозга (как следует из названия, жанр работы - тексты лекций). В начале изложения описывается ранее изложенный материал - указывается на то, что локальное поражение мозга вызывает системное нарушение психической деятельности, а не изолированное выпадение одного из ее компонентов, причем разные мозговые зоны имеют при этом разное системное значение. Обсуждается, что одно и то же по локализации мозговое поражение на разных стадиях онтогенеза может иметь различное значение для психической деятельности. На материале возрастной нейрофизиологии показывается, как в течение онтогенеза отдельные функции мозга организуются в сложные функциональные системы, подчиненные единой задаче. Обсуждается закон прогрессивной кортикализации функций, сложная взаимосвязь между подкорковыми и корковыми уровнями обеспечения психических процессов - в частности, показывается, что поражение нижележащих уровней в детском возрасте оказывает деструктивное влияние и на работу вышележащих уровней на последующих этапах их формирования (такого восходящего эффекта во взрослом возрасте нет). Развитие психических процессов на примере памяти описывается как изменение межфункциональных связей. С привлечением данных близнецовых исследований обсуждается изменение вклада наследственности и среды в протекание психических процессов в ходе онтогенеза. Вводится понятие ведущей (для каждого этапа онтогенеза) психической функции. Следующие разделы подробно описывают влияние такого процесса, как восприятие, на психическое развитие. При описании зрительного восприятия привлекаются случаи эйдетизма и синестезий как примеры его избыточного развития (подробно описан случай мнемониста Шерешевского) и ранней оптической агнозии с сопутствующим (и во многом возникшим вторично от оптических нарушений) тяжелым отставанием в развитии - как пример дефицитарности. В этом же контексте обсуждаются нарушения акустического гнозиса у близнецов, приводящие в детском возрасте к системному отставанию в речевом и познавательном развитии в отличие от поражения этих систем у взрослого. Указывается, что данный принцип системного влияния мозгового поражения не только на нижележащие (как у взрослых), но и на более сложные, вышележащие мозговые системы и связанные с ними психические процессы в детском возрасте верен не только для корковых, но и для подкорковых поражений. Это обсуждается на материале энцефалитных поражений третьего желудочка и базальных ганглиев, у детей приводящих к грубым нарушениям личности в варианте "анэтического синдрома" (как при поражении базальных лобных отделов). Делается вывод о том, что оценка патологического эффекта поражения того или иного очага должна производиться с учетом того места, которая занимает связанная с ним функция в системном развитии психических процессов, и времени в онтогенезе, в котором возникло поражение.


Психология мозговых поражений. Очерк функциональной патологии мозговых систем. Часть II. Психологический анализ лобных систем. Глава VI.Патология мозговых процессов в свете учения о психическом развитии.

Лурия А.Р.. 1940 г, машинопись.

Текст посвящен пересмотру подхода к поражению мозговых систем на разных этапах онтогенеза и является частью более большой работы, касающейся психологических нарушений при мозговых поражениях. Он является вариантом текста лекций по психологии мозговых поражений (см. ниже). В начале изложения ставится проблема того, что одно и то же по локализации мозговое поражение на разных стадиях онтогенеза может иметь различное значение для психической деятельности. На материале возрастной нейрофизиологии показывается, как в течение онтогенеза отдельные функции мозга организуются в сложные функциональные системы, подчиненные единой задаче. Обсуждается закон прогрессивной кортикализации функций, сложная взаимосвязь между подкорковыми и корковыми уровнями обеспечения психических процессов - в частности, показывается, что поражение нижележащих уровней в детском возрасте оказывает деструктивное влияние и на работу вышележащих уровней на последующих этапах их формирования (такого восходящего эффекта во взрослом возрасте нет). Развитие психических процессов на примере памяти описывается как изменение межфункциональных связей. С привлечением данных близнецовых исследований обсуждается изменение вклада наследственности и среды в протекание психических процессов в ходе онтогенеза. Вводится понятие ведущей (для каждого этапа онтогенеза) психической функции. Следующие разделы подробно описывают влияние такого процесса, как восприятие, на психическое развитие. При описании зрительного восприятия привлекаются случаи эйдетизма и синестезий как примеры его избыточного развития (подробно описан случай мнемониста Шерешевского) и ранней оптической агнозии с сопутствующим (и во многом возникшим вторично от оптических нарушений) тяжелым отставанием в развитии - как пример дефицитарности. В этом же контексте обсуждаются нарушения акустического гнозиса у близнецов, приводящие в детском возрасте к системному отставанию в речевом и познавательном развитии в отличие от поражения этих систем у взрослого. Указывается, что данный принцип системного влияния мозгового поражения не только на нижележащие (как у взрослых), но и на более сложные, вышележащие мозговые системы и связанные с ними психические процессы в детском возрасте верен не только для корковых, но и для подкорковых поражений. Это обсуждается на материале энцефалитных поражений третьего желудочка и базальных ганглиев, у детей приводящих к грубым нарушениям личности в варианте "анэтического синдрома" (как при поражении базальных лобных отделов). Делается вывод о том, что оценка патологического эффекта поражения того или иного очага должна производиться с учетом того места, которая занимает связанная с ним функция в системном развитии психических процессов, и времени в онтогенезе, в котором возникло поражение.


Принципы восстановительной терапии при мозговых поражениях

Лурия А.Р.. 1948 г, машинопись.

Лурия объясняет принципы речевой реабилитации, опираясь на опыт, полученный во время Великой Отечественной Войны. Прежде всего, он говорит о неоднородности нарушений, связанных с травматическим поражением. Так, из частичного разрушения мозговой ткани следует временное обратимое угнетение функций, в то время как полное разрушение соответствующих мозговых центров имеет более серьезные последствия. Но и в этом случае успешное восстановление возможно, если правополушарные структуры возьмут на себя функции разрушенных структур левого полушария, что особенно часто наблюдается в случаях стертого или семейного левшества. Далее Лурия описывает типы реабилитационных мероприятий в зависимости от сохранности функции, к которым относит создание мотивации к использованию функции, средств компенсации частично нарушенной функции (например, так называемая смысловая организация) или замену полностью выпавшего звена функции сохранным. Восстановление функции за счет ее перестройки Лурия разбирает на примере распада письма. В заключение Лурия приводит примеры восстановления речи за счет сознательного построения внешней схемы психологических процессов.


Принципы восстановительной терапии при мозговых поражениях

Лурия А.Р.. 1948 г, машинопись.

Лурия объясняет принципы речевой реабилитации, опираясь на опыт, полученный во время Великой Отечественной Войны. Прежде всего, он говорит о неоднородности нарушений, связанных с травматическим поражением. Так, из частичного разрушения мозговой ткани следует временное обратимое угнетение функций, в то время как полное разрушение соответствующих мозговых центров имеет более серьезные последствия. Но и в этом случае успешное восстановление возможно, если правополушарные структуры возьмут на себя функции разрушенных структур левого полушария, что особенно часто наблюдается в случаях стертого или семейного левшества. Далее Лурия описывает типы реабилитационных мероприятий в зависимости от сохранности функции, к которым относит создание мотивации к использованию функции, средств компенсации частично нарушенной функции (например, так называемая смысловая организация) или замену полностью выпавшего звена функции сохранным. Восстановление функции за счет ее перестройки Лурия разбирает на примере распада письма. В заключение Лурия приводит примеры восстановления речи за счет сознательного построения внешней схемы психологических процессов.