Поиск

Найдено 19 документов.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. нет г, машинопись.

В заметке кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. нет г, рукопись.

В заметке кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. нет г, машинопись.

В заметке кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


Мозг человека и сознательная деятельность

Лурия А.Р.. 1967 г, рукопись.

Статья посвящена проблеме мозговой организации сознания. Попытки решить вопрос о взаимоотношении сознания и мозга, отталкиваясь от представлений о сознании как о первично данным человеку субъективном переживании, далее неразложимом, оказались теоретически бесплодными. Автор утверждает, что сознание следует понимать как сложную форму активного отражения действительности и исходить из положения о смысловом и системном строении сознания. Согласно данным представлениям, сознание формируется в результате общественной жизни человека при ближайшем участии предметной деятельности и речи. Как следствие, архитектура функциональных систем, лежащих в основе сознания, не является неизменной, а последовательно изменяется на каждом этапе развития сознания. Представления о смысловом и системном строении сознания задают направление поисков в вопросе о его мозговых основах: их следует искать в совместной работе многих мозговых систем, каждая из которых вносит свой вклад в формирование сложной сознательной деятельности. Данные, полученные в результате исследований нарушений сознательной деятельности при локальных поражениях мозга, позволяют сделать первые шаги в уточнении мозговой организации сознания.


Мозг человека и сознательная деятельность

Лурия А.Р.. машинопись.

Статья посвящена проблеме мозговой организации сознания. Попытки решить вопрос о взаимоотношении сознания и мозга, отталкиваясь от представлений о сознании как о первично данным человеку субъективном переживании, далее неразложимом, оказались теоретически бесплодными. Автор утверждает, что сознание следует понимать как сложную форму активного отражения действительности и исходить из положения о смысловом и системном строении сознания. Согласно данным представлениям, сознание формируется в результате общественной жизни человека при ближайшем участии предметной деятельности и речи. Как следствие, архитектура функциональных систем, лежащих в основе сознания, не является неизменной, а последовательно изменяется на каждом этапе развития сознания. Представления о смысловом и системном строении сознания задают направление поисков в вопросе о его мозговых основах: их следует искать в совместной работе многих мозговых систем, каждая из которых вносит свой вклад в формирование сложной сознательной деятельности. Данные, полученные в результате исследований нарушений сознательной деятельности при локальных поражениях мозга, позволяют сделать первые шаги в уточнении мозговой организации сознания


К нейропсихологическому анализу неосознаваемых сензорных процессов

Зинченко В.П., Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Фаллер Т.О., Федоров Б.Н., Филлиппычева Н.А.. 1974 г, рукопись.

В данной статье (введении книги?) автор приводит историю вопроса об организации сензорных процессов. Выделяются два уровня чувствительности: протопатический (элементарный, обладает чертами диффузности и близости к аффекту) и эпикрический (носит модально-специфический, дифференцированный и осознанный характер). Автор останавливается на роли межполушарного взаимодействия в формировании ощущений и дает характеристику нарушениям чувствительности, возникающим в результате поражения диэнцефальных структур мозга. В заключение приводится описание клинического и нейропсихологического профиля больной К. с односторонним поражением диэнцефальных структур. В результате данного нарушения у больной развились односторонние нарушения чувствительности, которые не могут быть объяснены гемипарезом либо апраксией; исследование сензорных процессов данной больной, как отмечает автор введения, станет предметом исследований, изложенных в книге.


К нейропсихологическому анализу неосознаваемых сензорных процессов

Зинченко В.П., Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Фаллер Т.О., Федоров Б.Н., Филлиппычева Н.А.. 1974 г, машинопись.

В данной статье (введении книги?) автор приводит историю вопроса об организации сензорных процессов. Выделяются два уровня чувствительности: протопатический (элементарный, обладает чертами диффузности и близости к аффекту) и эпикрический (носит модально-специфический, дифференцированный и осознанный характер). Автор останавливается на роли межполушарного взаимодействия в формировании ощущений и дает характеристику нарушениям чувствительности, возникающим в результате поражения диэнцефальных структур мозга. В заключение приводится описание клинического и нейропсихологического профиля больной К. с односторонним поражением диэнцефальных структур. В результате данного нарушения у больной развились односторонние нарушения чувствительности, которые не могут быть объяснены гемипарезом либо апраксией; исследование сензорных процессов данной больной, как отмечает автор введения, станет предметом исследований, изложенных в книге.


Синдром нарушения памяти при глубоких опухолях мозга, расположенных по срединной линии

Киященко Н.К., Лурия А.Р., Москвичюите Л.И., Фаллер Т.О.. 1971 г, рукопись.

Введение к исследованию о нарушениях памяти при опухолях глубинных диаэнцефально-гипоталамических структур. Задача исследования - понять, почему у больных при подобной локализации поражений наблюдаются расстройства памяти различного характера. Авторы выдвигают три гипотезы: различная локализация поражения, эффект массивности поражения, либо различное общее состояние всего мозга.


Синдром нарушения памяти при глубоких опухолях мозга, расположенных по срединной линии (опухоли диэнцефальной области)

Киященко Н.К., Лурия А.Р., Москвичюите Л.И., Фаллер Т.О.. 1972 г, машинопись.

Отчет об исследовании. Описаны результаты экспериментального исследования памяти с 17 пациентами с опухолями диэнцефально-гипоталамической области. Была проведена серия опытов, состоящих из трех типов заданий (элементарное удержание сенсомоторных и сенсорных следов, удержание серии изолированных следов в зрительной, двигательной и слуховой модальности и удержание фраз и смысловых отрывков) в трех условиях (непосредственное, отложенное воспроизведение и воспроизведение в условиях интерференции). Анализ результатов выявил три группы пациентов с модально-неспецефическими расстройствами памяти в зависимости от грубости нарушений и степени сохранности сознания.


Синдромы нарушений памяти про глубоких опухолях мозга, расположенных по средней линии

Киященко Н.К., Лурия А.Р., Москвичюите Л.И., Фаллер Т.О.. 1971 г, машинопись.

Введение к отчету (статье?) об экспериментальном исследовании памяти у пациентов с глубокими опухолями мозга. Описаны различные формы модально-неспецифических нарушений памяти, возникающие при опухолях и кровоизлияниях, нарушающих работу верхних отделов ствола и лимбической системы. Выдвигаются две гипотезы, объясняющие различия в симптоматике: различная локализация либо разная степень массивности поражений.


Нейропсихологический анализ памяти (нарушения памяти при локальных поражениях мозга)

Акбарова Н.А., Киященко Н.К., Лурия А.Р., Фам Мин Хак. рукопись.

Статья или введение к статье об исследовании механизмов нарушения памяти у больных с поражениями головного мозга различной локализации. С больными проводились серии экспериментов на запоминание изолированных и связанных элементов в условиях непосредственного, отложенного воспроизведения и воспроизведения с интерференцией. Для сравнения нарушений при различной топике поражения в исследование были включены больные с локальными поражениями верхних отделов ствола, лимбической области, различных отделов лобных долей и теменно-затылочно-височных отделов доминантного полушария. Результаты исследования представлены в обобщенном виде.


Нейропсихологический анализ памяти (нарушения памяти при локальных поражениях мозга)

Акбарова Н.А., Киященко Н.К., Лурия А.Р., Фам Мин Хак. машинопись.

Статья или введение к статье об исследовании механизмов нарушения памяти у больных с поражениями головного мозга различной локализации. С больными проводились серии экспериментов на запоминание изолированных и связанных элементов в условиях непосредственного, отложенного воспроизведения и воспроизведения с интерференцией. Для сравнения нарушений при различной топике поражения в исследование были включены больные с локальными поражениями верхних отделов ствола, лимбической области, различных отделов лобных долей и теменно-затылочно-височных отделов доминантного полушария. Результаты исследования представлены в обобщенном виде.


Нейропсихологический анализ памяти (нарушения памяти при локальных поражениях мозга)

Акбарова Н.А., Киященко Н.К., Лурия А.Р., Фам Мин Хак. машинопись.

Статья или введение к статье об исследовании механизмов нарушения памяти у больных с поражениями головного мозга различной локализации. С больными проводились серии экспериментов на запоминание изолированных и связанных элементов в условиях непосредственного, отложенного воспроизведения и воспроизведения с интерференцией. Для сравнения нарушений при различной топике поражения в исследование были включены больные с локальными поражениями верхних отделов ствола, лимбической области, различных отделов лобных долей и теменно-затылочно-височных отделов доминантного полушария. Результаты исследования представлены в обобщенном виде.


О путях исследования нарушений памяти при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. машинопись.

В материале предложен новый метод исследования памяти. Существует две гипотезы забывания: угасание следов памяти и их ретроактивное торможение за счет интерферирующего материала. Современные Лурии клинические методы исследования памяти не позволяют оценить влияние интерферирующих воздействий на успешность запоминания. Поэтому он предлагает метод, позволяющий учитывать этот фактор. Метод состоит в сравнении запоминания и воспроизведения слов, чисел, рисунков и действий в трех условиях: при непосредственном воспроизведении, воспроизведении после незаполненной ("пустой") паузы и после паузы, заполненной побочными (интерферирующими) действиями, гомогенными либо гетерогенными материалу задания. Также можно оценить влияние смысловой организации материала на успешность его запоминания. Лурия показывает, что больные с различной локализацией мозгового поражения демонстрируют разные результаты при использовании этой методики, что позволяет использовать их для топической диагностики.


Нейропсихологический анализ памяти

Лурия А.Р.. рукопись.

В статье обсуждаются нейродинамические механизмы забывания. Авторы постулировали две гипотезы относительно механизмов забывания: слабость и спонтанное угасание следов и торможение следов интерферирующими воздействиями. Гипотезы проверялись в экспериментальном исследовании с участием больных с нарушениями памяти разной степени выраженности (больные со стертыми нарушениями вследствие опухоли гипофиза и больные с выраженными нарушениями вследствие опухоли в районе средней линии). Методика исследования включала задания на воспроизведение рисунков, движений и слов в трех условиях: непосредственно после предъявления, после "пустой" паузы и после паузы, заполненной побочной деятельностью (гетерогенной или гомогенной относительно исходного задания). Результаты показали, что большинство больных хорошо справлялись с заданием в условиях непосредственного воспроизведения и после незаполненной побочной деятельностью паузы. В условиях интерференции, однако, нарушения начинали отчетливо проявляться. При этом наблюдалась разница между группами больных: при стертых поражениях организованный словесный материал (фразы и рассказы) воспроизводился даже после паузы, заполненной интерферирующей деятельностью, в то время как при массивных поражениях компенсирующего эффекта смысловой организации материала не наблюдалось. Особенно выражено эффекты были выражены в условии гомогенной интерференции. Эти результаты, утверждают авторы, свидетельствуют о том, что забывание при глубинных поражениях мозга обусловлено не ослаблением следов памяти, а их тормозимостью интерферирующими стимулами.


Нейропсихологический анализ памяти

Акбарова Н.А., Киященко Н.К., Лурия А.Р., Фам Мин Хак. машинопись.

В статье обсуждаются нейродинамические механизмы забывания. Авторы постулировали две гипотезы относительно механизмов забывания: слабость и спонтанное угасание следов и торможение следов интерферирующими воздействиями. Гипотезы проверялись в экспериментальном исследовании с участием больных с нарушениями памяти разной степени выраженности (30 больных со стертыми нарушениями вследствие опухоли гипофиза и 13 больных с выраженными нарушениями вследствие опухоли в районе средней линии). Методика исследования включала задания на воспроизведение рисунков, движений и слов в трех условиях: непосредственно после предъявления, после "пустой" паузы и после паузы, заполненной побочной деятельностью (гетерогенной или гомогенной относительно исходного задания). Результаты показали, что большинство больных хорошо справлялись с заданием в условиях непосредственного воспроизведения и после незаполненной побочной деятельностью паузы. В условиях интерференции, однако, нарушения начинали отчетливо проявляться. При этом наблюдалась разница между группами больных: при стертых поражениях организованный словесный материал (фразы и рассказы) воспроизводился даже после паузы, заполненной интерферирующей деятельностью, в то время как при массивных поражениях компенсирующего эффекта смысловой организации материала не наблюдалось. Особенно выражено эффекты были выражены в условии гомогенной интерференции. Эти результаты, утверждают авторы, свидетельствуют о том, что забывание при глубинных поражениях мозга обусловлено не ослаблением следов памяти, а их тормозимостью интерферирующими стимулами.


Нейропсихологический анализ памяти

Акбарова Н.А., Гольдберг Е.А., Киященко Н.К., Фам Мин Хак. машинопись.

Статья посвящена роли смысловой организации материала в процессах памяти при локальных поражениях мозга. В экспериментальном исследовании принимали участие больные с поражениями мозга различной локализации: при опухолях гипофиза, массивных опухолях в районе средней линии, а также поражениях лобных, височных и теменно-височно-затылочных отделов. Задания заключались в воспроизведении несвязных слов либо фраз и смысловых отрывков в трех условиях: непосредственного воспроизведения, воспроизведения в условиях "пустой" паузы и паузы, заполненной интерферирующим материалом (в том числе и гомогенным). Результаты показывают различные эффекты смысловой организации при различной локализации поражения. Так, при опухолях гипофиза нарушения запоминания проявляются в условии неорганизованного материала, а смысловая организация компенсирует дефект. При массивных опухолях, расположенных по средней линии, дефекты проявляются независимо от смысловой организации материала.  При массивных поражениях лобных долей интерферирующая деятельность затрудняет воспроизведение материала, и компенсирующее влияние смысловой организации также недоступно. В случае задних поражений больших полушарий (височные и теменно-височно-затылочные области) больные не в состоянии воспроизвести слова или системы логико-грамматических структур, однако общий смысл фраз и отрывков все же удерживается. Представлен один пример нарушения вследствие ранения левой теменно-височной области (больной Сев.). Текст, вероятно, не закончен.


Протокол: больной Постовитенко

1972 г, рукопись.

Нейропсихологическое обследование больного Постовитенко (66171) с правополушарным синдромом неясной этиологии; на первом плане - нарушения гнозиса и мнезиса.


Протокол: больной Постовитенко

1976 г, машинопись.

Нейропсихологическое обследование больного Постовитенко (66171) с правополушарным синдромом неясной этиологии; на первом плане - нарушения гнозиса и мнезиса.