Поиск

Найдено 9 документов.


Стертый лобно-височный синдром при арахноид-эндотелиоме левой лобно-височной области

автор не указан. 1964 г, рукопись.

В статье разбирается случай пациентки с опухолью оперкулярной области левого полушария. Пациентка не проявляла выраженной нейропсихологической симптоматики, однако нейропсихологическое обследование позволило выявить явления лобно-височного синдрома. Повышенная импульсивность и подвижность слухо-речевых следов проявлялись в персеверациях и потере ориентировочно-исследовательской фазы действия при повторении серии слов, счете, и вербальном и невербальном решении задач. Выявленный набор симптомов предлагается использовать для диагностики слабо выраженных нарушений при поражении лобно-височных областей левого полушария.


Стертый лобно-височный синдром при арахноид-эндотелиоме левой лобно-височной области

автор не указан. 1964 г, машинопись.

В статье разбирается случай пациентки с опухолью оперкулярной области левого полушария. Пациентка не проявляла выраженной нейропсихологической симптоматики, однако нейропсихологическое обследование позволило выявить явления лобно-височного синдрома. Повышенная импульсивность и подвижность слухо-речевых следов проявлялись в персеверациях и потере ориентировочно-исследовательской фазы действия при повторении серии слов, счете, и вербальном и невербальном решении задач. Выявленный набор симптомов предлагается использовать для диагностики слабо выраженных нарушений при поражении лобно-височных областей левого полушария.


Аффективные изменения при массивных поражениях правой лобно-височной доли (больной Толчинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Поражения правой лобно-височной области являются к моменту написания работы мало изученной в нейропсихологии темой. Данные нарушения описываются через случай больного Толчинского (28 лет, инженер), перенесшего несколько операций по удалению крупной опухоли (саркоматозной эндотелиомы) базальных отделов правой лобно-височной области с влиянием на ствол мозга. При первом поступлении больной был загружен, инактивен, амимичен, эмоционально безразличен, достаточно ориентирован в месте, но недостаточно - во времени. На первый план выходили гипертензионные явления в сочетании с инертностью в праксисе, скандированной речью. После операции больной активен, правильно ориентирован, в праксисе регуляторных нарушений уже не отмечается (но присутствуют пространственные ошибки). Речь, память больного сохранны, но отмечаются грубые нарушения в передаче смысла пословиц и сюжетных картин - резонерство, невозможность выделить аффективно-существенные элементы и соскальзывание на инертные стереотипы. Это сопровождается сохранностью формально-логических операций мышления, больше связанных с работой левого полушария.


Аффективные изменения при массивных поражениях правой лобно-височной доли (больной Толчинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Поражения правой лобно-височной области являются к моменту написания работы мало изученной в нейропсихологии темой. Данные нарушения описываются через случай больного Толчинского (28 лет, инженер), перенесшего несколько операций по удалению крупной опухоли (саркоматозной эндотелиомы) базальных отделов правой лобно-височной области с влиянием на ствол мозга. При первом поступлении больной был загружен, инактивен, амимичен, эмоционально безразличен, достаточно ориентирован в месте, но недостаточно - во времени. На первый план выходили гипертензионные явления в сочетании с инертностью в праксисе, скандированной речью. После операции больной активен, правильно ориентирован, в праксисе регуляторных нарушений уже не отмечается (но присутствуют пространственные ошибки). Речь, память больного сохранны, но отмечаются грубые нарушения в передаче смысла пословиц и сюжетных картин - резонерство, невозможность выделить аффективно-существенные элементы и соскальзывание на инертные стереотипы. Это сопровождается сохранностью формально-логических операций мышления, больше связанных с работой левого полушария.


Протокол: больной Мирзоян

автор не указан. 1976 г, рукопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Мирзоян

автор не указан. 1976 г, машинопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Геворкян

1973 г, машинопись.

В протоколе описан пациент с предполагаемым двусторонним лобным синдромом, с возможным влиянием на мозолистое тело. В центре синдрома - пассивность, распад сложных программ и некритичность к своему дефекту, которые проявляются в нарушении разных высших психических функций - праксиса, речи, помяти, гнозиса, счета и письма.


Протокол с наблюдениями за больным (травма, опухоль) с речевыми нарушениями с 1950 по 1965 гг.

автор не указан. 1950 — 1965 г, рукопись.

В документе приводится описание пациента мужского пола (имя неизвестно), который наблюдался А.Р. Лурией и его сотрудниками (Л.С. Цветкова, Винарская, психологическое обследование - Спирин) с 1950 по 1965 годы. В 1948 г. получил травму головы и других частей тела. В анамнезе у пациента присутствуют жалобы на слуховые галлюцинации, головную боль. В статусе больного за 1950 год отмечается снижение памяти и критики, приведено описание неврологического статуса и лабораторных исследований. В психологическом обследовании на первый план выступают речевые нарушения: несмотря на удовлетворительное понимание речи быстро возникает отчуждение смысла слов, в собственной речи и чтении присутствуют литеральные и вербальные парафазии, амнестические явления, отмечается застревание на отдельных звуках (буквах?) в письме. Присутствуют нарушения в динамическом пракисе и других пробах на переключение с появлением персевераций. Картина свидетельствует о височной локализации с заинтересованностью задне-лобных структур. Указывается на наличие у больного "сенсорно-амнестической" афазии. Описывается динамика больного после восстановительной работы. В 1951 году пациент повторно поступает с ухудшениями речи, по итогам обследования переносит удаление арахноид-эндотелиомы сильвиевой борозды, с пациентом проводится работа по восстановлению речи. В 1963 году больной поступает повторно с сохраняющимся грубым синдромом сенсорной афазии для восстановительной работы. К этому моменту в праксисе нарушений уже почти не отмечается. За время работы (1,5 мес., ежедневные занятия с Л.С. Цветковой) смягчились явления логореи, улучшились навыки понимания речи, называния предметов, чтения. В 1965 году (повторная диагностика, новый курс реабилитации) признаки роста опухоли отсутствуют, сохраняются указанные выше речевые нарушения.


О стойких явлениях деперсонализации после удалению краниофарингемы с резекцией полюса правой лобной доли

Лурия А.Р.. 1960 г, машинопись.

Настоящая заметка - разбор случая пациента после резекции правого лобного полюса в связи с опухолью. До операции пациент не проявлял выраженной нейропсихологической симптоматики. После операции, при сохранном гнозисе, речи, праксисе и элементарных интеллектуальных операциях, у пациента наблюдалась стойкая деперсонализация с конфабуляциями, которая диссоциировала с сохранной памятью на предшествующие операции события. Представленный случай представляет интерес для исследования расстройств сознания.