Поиск

Найдено 22 документов.


Варианты лобного синдрома. Сообщение… Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли

1964 г, рукопись.

Данный документ, как следует из его титульного листа, представляет собой сообщение из цикла «Варианты лобного синдрома» под названием «Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли». Он является незаконченным описанием клинического случая больного Теплинского (студент, 22 года) с интрацеребральной опухолью (протоплазматической астроцитомой) в глубине правой лобной доли вблизи переднего рога бокового желудочка с прорастанием и в передний рог левого бокового желудочка, а также в подкорковые узлы. Описано постепенное ухудшение состояния больного через месяц после первой операции: от легкой неустойчивости внимания при первичной диагностике – до сильной истощаемости, пассивности, загруженности, отвлекаемости при повторном обследовании, но в обоих случаях – с сохранением большинства компонентов праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций.


Варианты лобного синдрома. Сообщение… Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли

1964 г, машинопись.

Данный документ, как следует из его титульного листа, представляет собой сообщение из цикла «Варианты лобного синдрома» под названием «Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли». Он является незаконченным описанием клинического случая больного Теплинского (студент, 22 года) с интрацеребральной опухолью (протоплазматической астроцитомой) в глубине правой лобной доли вблизи переднего рога бокового желудочка с прорастанием и в передний рог левого бокового желудочка, а также в подкорковые узлы. Описано постепенное ухудшение состояния больного через месяц после первой операции: от легкой неустойчивости внимания при первичной диагностике – до сильной истощаемости, пассивности, загруженности, отвлекаемости при повторном обследовании, но в обоих случаях – с сохранением большинства компонентов праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций. В конце данной машинописной версии статьи находится лист из другой статьи по нефрологии, по всей видимости, не авторства А.Р. Лурии и не имеющей содержательного отношения к тексту.


О нарушении высших корковых функций при массивных опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1966 г, рукопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


О нарушении высших корковых функций при массивных опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1966 г, машинопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


О нарушении высших корковых функций при опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


Протокол обследования больной Калаговой

1962 г, рукопись.

Протокол диагностики больной Калаговой преимущественно посвящен решению задач. Сведений о возрасте/профессии больной, этиологии/локализации поражения в протоколе нет, резюме выявленных нарушений также отсутствует. В числе основных симптомов упоминаются контаминации, соскальзывание на побочные связи, импульсивность, отвлекаемость. Помимо задач больной даются следующие пробы: простая условная реакция, реакция выбора, пробы на праксис, пробы на выполнение и оценку ритмов, пробы на счет (простой, серийный), пересказ содержания знакомого текста с опорой на долговременную память ("Евгений Онегин").


Восстановительное обучение и его значение для общей дидактики

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. машинопись.

В статье обсуждается применение нейропсихологического метода для изучения механизмов научения, представления о которых могут применяться для решения общих дидактически задач. После краткого обзора методов научной дидактики авторы описывают общую структуру мозговой организации высшей психической деятельности: иерархическое деление коры на три блока и разделение второго блока на первичные, вторичные и третичные зоны. Затем на примере двух заданий, имеющих большое значение для обучения, - понимания текста и решения задач - авторы показывают, как нейропсихологический метод наблюдения над больными с выпадением разных звеньев функции вскрывает ее внутренние механизмы. В качестве примера авторы разбирают нарушения, возникающие вследствие поражения височных, теменно-затылочных и лобных отделов головного мозга. Статья содержит рукописные пометы.


Руководство по психологии (часть 2)

Лурия А.Р.. 1969 г, рукопись.

Рукопись учебника "Руководство по психологии", 2 часть. Главы: Ощущения; Восприятие; Внимание; Память; Интеллектуальное поведение; Слово и понятие; Высказывание и мысль; Продуктивное мышление. Вывод и решение задач.


О двух путях изучения динамики нервных процессов при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В статье обсуждается возможность изучения нейродинамики (И.П. Павлов), или реальных физиологических механизмов, стоящих за теми или иными мозговыми нарушениями. Обсуждается важность анализа физиологических изменений в головном мозге при его повреждении, а не только наблюдаемых в нейропсихологической диагностике психологических симптомов. В качестве удачного примера такой работы приводятся исследования И.П. Павлова, показавшие на материале условных рефлексов нарушение действия "закона силы" раздражителя с распадом механизма избирательности (селективности). Обсуждается ограниченность господствующих в настоящее время электрофизиологических исследований динамики нервных процессов, чьи методы критикуются автором как косвенные (хотя ряд исследований в этом направлении, как работы Грея Уолтера по "волнам ожидания" как нейрофизиологическим индикаторам внимания оцениваются очень высоко). Подчеркивается важность анализа единиц реального поведения и лежащих за ними психофизиологических явлений (как в исследованиях последовательных образов Л.А. Орбели и фиксированной установки Д.Н. Узнадзе). На этом должен строиться второй, альтернативный путь изучения динамики нервных процессов. В качестве примеров собственных исследований в данной парадигме автор указывает изучение механизма повышенной чувствительности следов памяти к интерференции при модально-неспецифических мнестических нарушениях и подробно описывает изучение персевераций как динамического нарушения, возникающего на различных уровнях (элементарные и системные персеверации), с привлечением истории болезни больного Бел. (слесарь, 35 лет, опухоль префронтальных отделов коры, менингит как осложнение после операции). В заключении указывается на возможность анализа речевой деятельности, семантических полей и других "единиц человеческого поведения" для выявления психофизиологических механизмов, стоящих за их нарушениями при мозговых поражениях.


О двух путях изучения динамики нервных процессов при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В статье обсуждается возможность изучения нейродинамики (И.П. Павлов), или реальных физиологических механизмов, стоящих за теми или иными мозговыми нарушениями. Обсуждается важность анализа физиологических изменений в головном мозге при его повреждении, а не только наблюдаемых в нейропсихологической диагностике психологических симптомов. В качестве удачного примера такой работы приводятся исследования И.П. Павлова, показавшие на материале условных рефлексов нарушение действия "закона силы" раздражителя с распадом механизма избирательности (селективности). Обсуждается ограниченность господствующих в настоящее время электрофизиологических исследований динамики нервных процессов, чьи методы критикуются автором как косвенные (хотя ряд исследований в этом направлении, как работы Грея Уолтера по "волнам ожидания" как нейрофизиологическим индикаторам внимания оцениваются очень высоко). Подчеркивается важность анализа единиц реального поведения и лежащих за ними психофизиологических явлений (как в исследованиях последовательных образов Л.А. Орбели и фиксированной установки Д.Н. Узнадзе). На этом должен строиться второй, альтернативный путь изучения динамики нервных процессов. В качестве примеров собственных исследований в данной парадигме автор указывает изучение механизма повышенной чувствительности следов памяти к интерференции при модально-неспецифических мнестических нарушениях и подробно описывает изучение персевераций как динамического нарушения, возникающего на различных уровнях (элементарные и системные персеверации), с привлечением истории болезни больного Бел. (слесарь, 35 лет, опухоль префронтальных отделов коры, менингит как осложнение после операции). В заключении указывается на возможность анализа речевой деятельности, семантических полей и других "единиц человеческого поведения" для выявления психофизиологических механизмов, стоящих за их нарушениями при мозговых поражениях.


Мозг и психика

Лурия А.Р.. машинопись.

Статья посвящена общим вопросам нейропсихологии - поиску связи психических процессов и работы мозга. Обрисовываются задачи нейропсихологии как смежной между неврологией, нейрофизиологией и психологией (и всем корпусом общественных и гуманитарных наук) дисциплины, ищущей мозговые механизмы психических процессов. Освещаются психологические предпосылки современного подхода к этому вопросу: переход от описания психических функций как "способностей" человеческого духа к представлению о них как о сложно организованных, постепенно формирующихся в онтогенезе в социальной ситуации развития системах (что разбирается на примере развития у ребенка процессов внимания и памяти). Врожденные свойства нервной системы при этом оказываются лишь задатками, от развития которых будет зависеть итоговая успешность человека в выполнении тех или иных действий, которая возможна при различных исходных характеристиках нервных процессов (Теплов Б.М. и его школа исследования темперамента). Это развитие проходит этап от максимально развернутого, материального до свернутого, умственного действия, что используется в технологии "программированного" обучения (П.Я. Гальперин и его школа). Далее освещаются основные нейропсихологические представления о мозговых механизмах психических процессов: после короткого исторического экскурса о связи моделей мозговых механизмов с главными научно-техническими достижениями своей эпохи - механика (XVII в.), электричество (XIX в.), теория систем (XX в.) освещается теория трех структурно-функциональных блоков мозга. Локализация функций описывается на примере мозговых механизмов произвольного движения как локализация звеньев сложных функциональных систем, где каждое звено обеспечивает свой специфический вклад (нейропсихологический фактор) в работу всей функции. Обсуждается значение нейропсихологических данных для психологического анализа строения психических процессов, а также роль нейропсихологии в топической диагностике мозговых поражений и восстановлении высших психических функций после мозговых повреждений.


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


AN ANALYSIS OF PRACTICE EFFECTS IN A CONTINUOUS VISUAL SEARCH TASK

E. Scheerer. репринт.

Репринт статьи о процессе визуального поиска.


Протокол: больной Мирзоян

1976 г, рукопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Мирзоян

1976 г, машинопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Коркин

Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Протокол: больной Коркин

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Стойкое нарушение памяти и сознания при артерированной аневризме глубоких отделов левого полушария

Лурия А.Р., Подгорная А.Я., Фам Мин Хак. 1970 г, рукопись.

В черновике к статье описан случай пациента Игошина (50228) с разрывом аневризмы в глубоких отделах левого полушария; статья содержит выписки и вырезки из протоколов обследования


Протокол: больной Свистунов

рукопись.

Больной Свистунов обследуется в связи с подозрением на опухоль глубинных диэнцефальных отделов мозга с вовлечением базальных отделов левой лобной доли. Больной отличается инактивностью, колеблется между просоночным состоянием и бодрствованием. В обследовании демонстрирует недостаточную критичность и ориентировку, грубые нарушения внимания, памяти (нестойкость следов, контаминации, конфабуляции) и выполнения конфликтных реакций (нарушения торможения), а также протекания процессов мышления (по причине нарушений его планирования) при полной сохранности речи (в том числе письма и чтения), праксиса, гнозиса, пространственных представлений. Делается вывод о представленности у пациента диэнцефально-базально-лобного синдрома преимущественно левого полушария.