Поиск

Найдено 19 документов.


Протоколы военного времени, посвященные вопросу связи речи и доминантности полушарий

Лурия А.Р.. рукопись.

Вероятно, годы с 1941 по 1947 гг. Данные протоколы, перемежающиеся комментариями А.Р. Лурии, объединены, по всей видимости, одной исследовательской задачей – изучением влияния межполушарной асимметрии на степень выраженности речевых расстройств при поражении левого полушария. Все пациенты, представленные в данной папке, имеют поражение т.н. «широкой речевой зоны» левого полушария (височных, теменно-височных, височно-затылочных, лобно-теменных отделов) в результате пулевого либо осколочного ранения, полученного в военное время (преимущественно 1942-1943 гг.), но разную степень выраженности речевых нарушений, которую А.Р. Лурия пробует связать с фактором левшества или амбидекстрии, подробно исследуя латеральные предпочтения у своих пациентов и даже детально прослеживая их родословную с целью выявить накопление атипичных латеральных предпочтений в семье пациента. Видимо, этот материал частично вошел в работу А.Р. Лурии «Травматическая афазия», где в разделе 4 части 1 обсуждается влияние доминантности левого полушария, скрытого или семейного левшества или амбидекстрии на выраженность афатических расстройств.


Сохранность высших корковых функций при интрацеребральных опухолях левой лобной доли у больных с признаками левшества

машинопись.

В статье описаны атипичные случаи симптоматики лобного синдрома у опухолевых больных с явным или стертым левшеством, а также случай сохранности высших психических функций после резекции правой лобной доли у молодой пациентки.


О нарушении высших корковых функций при массивных опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1966 г, рукопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


О нарушении высших корковых функций при массивных опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1966 г, машинопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


О нарушении высших корковых функций при опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


Нарушение мнестических процессов после удаления артерио-венозной аневризмы левой лобной доли у левши. Случай Луб.

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1966 г, рукопись.

В статье описан случай нарушений памяти вследствие аневризмы полюса левой лобной доли, сопровождающейся медио-базальным кровоизлиянием, у левши (больной Луб.). Сразу после операции у больного развилось грубое нарушение памяти, напоминающее корсаковский синдром, которое в дальнейшем подверглось обратному развитию. Спустя три недели после операции по удалению аневризмы и гематомы и клипированию полярной ветви передней мозговой артерии проводилось подробное нейропсихологическое обследование больного. При сохранном праксисе, гнозис и речи у больного проявлялись аффективные и легкие интеллектуальные нарушения. Однако центральным синдромом оставались выраженные нарушения памяти. По результатам серии опытов авторы делают выводы о механизме нарушения - патологическом ретроактивном торможении следов. Интеллектуальные поражения носят вторичный характер и обусловлены мнестическими дефектами. Отсутствие грубых нарушений интеллектуальной деятельности, характерных для лобного синдрома, авторы объясняют локализацией поражения (медио-базальные отделы), а также тем фактом, что больной был левшой, а следовательно, левое полушарие у него было субдоминантным.


Нарушение мнестических процессов после удаления артерио-венозной аневризмы левой лобной доли у левши. Случай Луб.

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1966 г, машинопись.

В статье описан случай нарушений памяти вследствие аневризмы полюса левой лобной доли, сопровождающейся медио-базальным кровоизлиянием, у левши (больной Луб.). Сразу после операции у больного развилось грубое нарушение памяти, напоминающее корсаковский синдром, которое в дальнейшем подверглось обратному развитию. Спустя три недели после операции по удалению аневризмы и гематомы и клипированию полярной ветви передней мозговой артерии проводилось подробное нейропсихологическое обследование больного. При сохранном праксисе, гнозис и речи у больного проявлялись аффективные и легкие интеллектуальные нарушения. Однако центральным синдромом оставались выраженные нарушения памяти. По результатам серии опытов авторы делают выводы о механизме нарушения - патологическом ретроактивном торможении следов. Интеллектуальные поражения носят вторичный характер и обусловлены мнестическими дефектами. Отсутствие грубых нарушений интеллектуальной деятельности, характерных для лобного синдрома, авторы объясняют локализацией поражения (медио-базальные отделы), а также тем фактом, что больной был левшой, а следовательно, левое полушарие у него было субдоминантным.


Нарушение слухо-речевой памяти в одном случае аневризмы правой средне-мозговорй артерии у левши. Случай Козл.

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1967 г, рукопись.

В статье описан случай нарушения слухо-речевой памяти вследствие аневризмы правой средне-мозговой артерии у леворукого пациента (больной Козл.). Нейропсихологическое обследование больного показало сохранный праксис, гнозис и интеллект. Нарушения речи проявлялись в трудностях в назывании, которые усиливались при необходимости назвать несколько предметов. Центральным дефектом являлись отчетливые нарушения слухо-речевой памяти (по типу патологически повышенной тормозимости следов) при сохранном фонематическом слухе. Нарушения сохранялись и после проведенной операции. Расстройства слухо-речевой памяти и трудности называния при поражении правого полушария объясняются левшеством больного. Также обсуждается отсутствие у больного лобного синдрома.


Нарушение слухо-речевой памяти в одном случае аневризмы правой средне-мозговой артерии у левши

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1967 г, машинопись.

В статье описан случай нарушения слухо-речевой памяти вследствие аневризмы правой средне-мозговой артерии у леворукого пациента (больной Козл.). Нейропсихологическое обследование больного показало сохранный праксис, гнозис и интеллект. Нарушения речи проявлялись в трудностях в назывании, которые усиливались при необходимости назвать несколько предметов. Центральным дефектом являлись отчетливые нарушения слухо-речевой памяти (по типу патологически повышенной тормозимости следов) при сохранном фонематическом слухе. Нарушения сохранялись и после проведенной операции. Расстройства слухо-речевой памяти и трудности называния при поражении правого полушария объясняются левшеством больного. Также обсуждается отсутствие у больного лобного синдрома.


Протокол: больная Патрина

Киященко Н.К.. 1976 г, машинопись.

Протокол обследования пациентки с опухолевым поражением левого полушария. Сенсомоторный дефицит и судороги правых конечностей сопровождаются признаками поражения субдоминантного полушария: анозогнозией и нарушением схемы тела. Такая совокупность симптомов объясняется либо вовлечением в патологический процесс правого полушария, либо скрытым левшеством пациентки.


Протокол: больной Макаров

1977 г, рукопись.

Больной Макаров (16 лет, учится в 9 классе) обследуется в связи с обнаруженной опухолью левого бокового желудочка (на ЭЭГ - нарушения в затылочно-теменной области). В рукописной версии протокола есть только часть информации, представленной в аннотации, полные данные есть в машинописной версии. Перед операцией нейропсихологическое обследование, проведенное Э.Г. Симерницкой, не показывает никаких нарушений, кроме снижения памяти. Дихотическое прослушивание показало у больного неполную доминантность левого полушария по речи; это обстоятельство и глубина поражения могут быть причиной столь стертой симптоматики. После операции на первый план выходят квазипространственные нарушения, связанные, вероятно, с разрезом, сделанным в теменно-затылочной области: нарушения называния частей тела (из-за распада схемы тела), невозможность оперировать географической картой, распад оперирования таблицей умножения и связанные с этим счетные нарушения, нарушения в понимании логико-грамматических конструкций, нарушения написания отдельных букв при верном написании целых слов (видимо, с опорой на упроченные паттерны). Критичность больного в течение всего периода наблюдения сохранна. Делается вывод о преобладании в симптоматике признаков поражения левой теменно-затылочной области с благоприятным прогнозом ввиду сниженной доминантности левого полушария и наличия левшества в роду.


Протокол: больной Макаров

1977 г, машинопись.

Больной Макаров (16 лет, учится в 9 классе) обследуется в связи с обнаруженной опухолью левого бокового желудочка (на ЭЭГ - нарушения в затылочно-теменной области). Перед операцией нейропсихологическое обследование, проведенное Э.Г. Симерницкой, не показывает никаких нарушений, кроме снижения памяти. Дихотическое прослушивание показало у больного неполную доминантность левого полушария по речи; это обстоятельство и глубина поражения могут быть причиной столь стертой симптоматики. После операции на первый план выходят квазипространственные нарушения, связанные, вероятно, с разрезом, сделанным в теменно-затылочной области: нарушения называния частей тела (из-за распада схемы тела), невозможность оперировать географической картой, распад оперирования таблицей умножения и связанные с этим счетные нарушения, нарушения в понимании логико-грамматических конструкций, нарушения написания отдельных букв при верном написании целых слов (видимо, с опорой на упроченные паттерны). Критичность больного в течение всего периода наблюдения сохранна. Делается вывод о преобладании в симптоматике признаков поражения левой теменно-затылочной области с благоприятным прогнозом ввиду сниженной доминантности левого полушария и наличия левшества в роду.


Протокол: больной Бондаренко

1975 г, машинопись.

Нейропсихологическое обследование пациента Бондаренко (66183) с аневризмой задне-медиальных отделов правого полушария. У больного полностью сохранны гнозис, праксис, элементарные интеллектуальные операции и речь; мнестический дефект является центральным. Больной левша, поэтому, возможно, его симптоматика вызвана поражением доминантного полушария.


Протокол: больной Манвелов

1974 г, машинопись.

Больной Манвелов (13 лет) обследуется после перевода его из общеобразовательной школы во вспомогательную в связи со стойкими трудностями на письме, в счете и решении задач. Ребенок родился с сосудистой опухолью в левой лобной области, перенес по ее поводу 2 операции. Нейропсихологическое обследование показывает, что центральным нарушением является дисфункция задне-лобных динамических систем (персеверации, инертность, эхопраксии в движениях и действиях) при отсутствии олигофрении и сохранной критичности больного.


Психологический анализ премоторного синдрома. Исследование нарушения психологических процесов в одном случае военной травмы премоторной коры

Лурия А.Р.. 1943 г, машинопись.

Работа, написанная А.Р. Лурией в восстановительном госпитале на Урале в г. Кисегаче в годы войны, посвящена нарушениям движений, возникающим при поражении премоторной области. Обсуждается анатомическое строение и функции премоторной области – интеграция двигательных импульсов в целостные функциональные комплексы, «кинетические мелодии», единые двигательные акты. Ссылаясь на то, что в современной ему неврологии описания таких больных носили единичный характер, А.Р. Лурия ставит задачу описать нарушения движений при поражении премоторных отделов на материале клинического случая больного Черн. (34 года, осколочное ранение). Поражение больного локализовано в премоторных отделах в большей степени правого полушария, но ряд данных позволяет предположить амбидекстрию пациента и доминантный характер правого полушария. Описано состояние больного в первый период после ранения (3-4 недели) с адинамией психических процессов – праксиса, гнозиса, речи, мышления. Далее приведены подробные данные исследования движений больного. Анализируются нарушения двигательных координаций (в теппинге, графомоторной пробе, пробе на динамический праксис), упоминаются трудности формирования трудовых навыков (шитья). Приводится опыт с пробой на субституцию (некоторый аналог «шифровки» Векслера с подстановкой определенных символов под другой набор знаков, повторяющийся на листе), в котором показан распад у больного сенсомоторных навыков, также требующих плавности, но уже не в эфферентном, а в афферентном звене. Показывается, что поражение премоторной области приводит к нарушению не только движений, но и восприятия – из-за невозможности вызывать внутреннюю схему, обладающую достаточной стойкостью для отсечения случайных внешних векторов и поддержания автоматизированного выполнения. Далее нарушение обобщенных динамических схем описывается на материале счетной деятельности, причем нарушения счета связываются с распадом не только внутренних кинетических схем, но и внутренней речи. Для счетных навыков также проводится формирующий эксперимент с попыткой их восстановления. Наконец, А.Р. Лурия описывает в статье речевые нарушения при премоторных поражениях, связывая их с уже упоминавшимися выше нарушениями внутренней речи и порождения схемы планируемого высказывания (согласно описанным Л.С. Выготским этапам перехода от внешней речи к внутренней). Для нарушений движения и восприятия проводится исследование действия медикаментозной терапии (прозерина) на нарушенные процессы. Для движений, сенсомоторных навыков, счета и речи специально организуются формирующие эксперименты по изучению возможностей восстановления психических функций при премоторных поражениях, причем для восстановления речи подробно описан метод «картотеки-плана» с вынесением вовне этапа планирования высказывания и построения последовательности смысловых элементов текста. Обсуждая механизм речевых нарушений при премоторном синдроме, А.Р. Лурия подчеркивает, что помимо нарушения плавности речи такие больные демонстрируют нарушения в виде аграмматизма с нарушением (ослаблением) грамматической структуры сложной фразы, а также вторичные «псевдо-семантические» нарушения понимания речи, поскольку дезавтоматизация затрагивает и понимание речи. Делается вывод о динамическом характере психологических нарушений при премоторных поражениях. Вероятно, данная работа является одним из первых текстов, описывающих понимание А.Р. Лурией процессов серийной организации движений и действий и их нарушений.


Протокол: больной Аванесов

1976 г, рукопись.

У больного (36 лет, образование среднее, сварщик) отмечается стертый лобный синдром при менингиоме передних отделов мозолистого тела, парасагиттальной области. Больной является амбидекстром с признаками стертого левшества. В обследовании больной ориентирован, контактен, активен, аффективно нестабилен (взрывчат), к состоянию при этом недостаточно критичен. В праксисе отмечается легкая импульсивность и затруднения в двуручных пробах и пробах с переносом (говорящие обычно о дефиците межполушарного взаимодействия). В гнозисе, речи, простых мнестических задачах нарушений нет. В то же время в более сложных интеллектуальных заданиях или конфликтных пробах отмечаются явления импульсивности и инертности. Отмечается специфика легких форм лобного синдрома по сравнению с тяжелыми.


Протокол: больной Аванесов

1976 г, машинопись.

У больного (36 лет, образование среднее, сварщик) отмечается стертый лобный синдром при менингиоме передних отделов мозолистого тела, парасагиттальной области. Больной является амбидекстром с признаками стертого левшества. В обследовании больной ориентирован, контактен, активен, аффективно нестабилен (взрывчат), к состоянию при этом недостаточно критичен. В праксисе отмечается легкая импульсивность и затруднения в двуручных пробах и пробах с переносом (говорящие обычно о дефиците межполушарного взаимодействия). В гнозисе, речи, простых мнестических задачах нарушений нет. В то же время в более сложных интеллектуальных заданиях или конфликтных пробах отмечаются явления импульсивности и инертности. Отмечается специфика легких форм лобного синдрома по сравнению с тяжелыми.


Скрытая доминантность полушарий и динамика травматических афазий. Для Бюллетеня Ин-та Неврологии

Лурия А.Р.. 1946 г, машинопись.

Доклад о влиянии (семейного) левшества на наличие, тяжесть и ход течения афазии при травме левого полушария. Лурия связывает случаи, когда при левополушарном поражении речевых зон не возникает афазии либо она быстро и успешно регрессирует, с наличием стертого или семейного левшества у пациента, и приводит статистику из своей практики.


Факторы, определяющие динамику травматических афазий. Доклад на Всероссийской конференции Психиатров.

Лурия А.Р.. 1944 г, машинопись.

В докладе Лурия объясняет тот факт, что в некоторых случаях прямого ранения речевых зон левого полушария афазия не наблюдается либо подвергается быстрому спонтанному восстановлению. Часть случаев, по мнению Лурии, объясняется обратным развитием побочных для ранения явлений: отека, сосудистых изменений и диашиза. Однако интерес представляют другие случаи - когда у пациентов после ранения левого полушария, не приведшего к афазии, обнаруживаются стертые признаки левшества либо случаи левшества в семье. Таким образом, в ряде случаев правое полушарие обладает либо скрытой доминантностью, либо способностью взять на себя функции доминантного левого полушария. Это предположение подтверждается тем, что существуют также случаи афазии при поражении правого полушария у правшей с признаками стертого левшества либо со случаями семейного левшества.