Поиск

Найдено 20 документов.


Лобные доли мозга и организация психической деятельности

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

В обзоре описана функция лобных долей с точки зрения современной автору науки о мозге. После краткого исторического обзора автор обобщает результаты экспериментов с животными с экстрипированными лобными долями и данные пациентов с массивными поражениями лобных долей вследствие ранения или опухоли. Выполнение заданий с однозначным ответом не вызывает затруднений. Однако если необходимо выбрать из нескольких равновероятных альтернатив, реакции замещаются упроченными стереотипами или побочными ориентировочными реакциями. Затруднения также представляют нетипичные предметные действия и задания на перекодирование внешней информации, такие как условная двигательная реакция. Избирательная мобилизация организма в ответ на речевую инструкцию, выраженная непроизвольными электрофизиологическими, кожно-гальваническими и сосудистыми реакциями, также нарушается при поражении лобных долей. Таким образом, функция лобных долей - это создание сложных программ деятельности, перекодирование поступающей информации и регулирование дейтельности в соответствие с созданными программами.


The frontal lobes and the regulation of behavior. Paper delivered at the XVIII International Cogress of Psychology

Luria A.R.. машинопись.

Текст доклада предназначен для выступления на XVIII международном конгрессе в Москве (1966 год), к которому в МГУ имени М.В. Ломоносова был образован первый в СССР факультет психологии. В докладе обсуждаются современные нейропсихологические данные о функциях лобных долей мозга, которые заявлены во введении к докладу - поддержание сложных программ поведения, возможность оттормаживания нерелевантных реакций, сопоставление результатов своей активности с заранее поставленной целью. Нарушение регулирующей функции речи при этом особо выделяется как один из ключевых симптомов повреждения лобных долей. После небольшого обзора развития регулирующей функции в детстве (от 2-2.5 до 7 лет) автор переходит к обсуждению психофизиологической подосновы лобного синдрома - нарушению способности восстанавливать вегетативные компоненты угасшего ориентировочного рефлекса под влиянием речевой инструкции и поддержания активных состояний мозговой коры и связанных с ними форм активного поведения. Обсуждаются различные степени нарушения регулирующей роли речи - от грубой потери возможности выполнять простые действия по инструкции (при возможности ее повторить) до усвоения программы, но ее потери при выполнении с соскальзыванием на стереотипные реакции. Показываются трудности усвоения конфликтных инструкций (где конфликт образуется между требуемой и непосредственно возникающей эхопраксичной реакцией на стимул, как в пробах на реакцию выбора). Обсуждается нарушение планирования алгоритма действия при решении интеллектуальных задач (на конструирование, арифметических) при лобных поражениях. В конце доклада кратко освещаются основные причины разнообразия симптомов при лобных поражениях - обсуждаются варианты лобного синдрома при задне-лобной, базальной и медиальной локализации поражения, а также высокий резерв компенсации имеющихся дефицитов при благоприятном течении заболеваний.


"К парасагитт. опух. лобн."

автор не указан. нет г, машинопись, рукопись.

В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит рукописное описание и первая страница машинописного описания. Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


"К парасагитт. опух. лобн."

автор не указан. нет г, машинопись.

В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит полное машинописное описание пациента. По первой странице машинописи можно предположить, что описание пациента являлось частью статьи (описанию предшествует начинающийся на другой странице абзац). На ней красной ручкой сделана надпись «к парасагитт. опух. лобн.». Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


О псевдо-лобных нарушениях психической деятельности при опухолях мозжечка

Куцемилова А.П., Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1964 г, машинопись.

Статья посвящена описанию псевдо-лобной симптоматики при опухоли мозжечка. поражение лобных отделов приводит к картине патологической инертности психических процессов, распаде программ действия, нарушениям планирования и контроля, нарушению регулирующей функции речи. При псевдо-лобной симптоматике, в том числе мозжечкового генеза, одним из важнейших механизмов является нарушение энергетического обеспечения работы коры, из-за чего на фоне колебаний ее тонуса при выраженной истощаемости могут наблюдаться чередования состояний почти нормального психического функционирования с грубыми нарушениями психических функций и сознания. В статье подробно анализируется случай больного Личмана (52 г.), приводятся данные наблюдений за ним, неврологического, психофизиологического и патолого-анатомического исследований. При относительно сохранной критичности у больного периодически наблюдались заметные нарушения сознания, из нейропсихологических дефицитов на первый план выходили нарушения памяти и решения задач при отсутствии явных нарушений в гнозисе и праксисе. Функции программирования и контроля характеризовались колебаниями в продуктивности протекания.


Лобные доли и организация психической деятельности

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

В обзоре описана функция лобных долей с точки зрения современной автору науки о мозге. После краткого исторического обзора автор обобщает результаты экспериментов с животными с экстрипированными лобными долями и данные пациентов с массивными поражениями лобных долей вследствие ранения или опухоли. Выполнение заданий с однозначным ответом не вызывает затруднений. Однако если необходимо выбрать из нескольких равновероятных альтернатив, реакции замещаются упроченными стереотипами или побочными ориентировочными реакциями. Затруднения также представляют нетипичные предметные действия и задания на перекодирование внешней информации, такие как условная двигательная реакция. Избирательная мобилизация организма в ответ на речевую инструкцию, выраженная непроизвольными электрофизиологическими, кожно-гальваническими и сосудистыми реакциями, также нарушается при поражении лобных долей. Таким образом, функция лобных долей - это создание сложных программ деятельности, перекодирование поступающей информации и регулирование дейтельности в соответствие с созданными программами.


The frontal lobes and the regulation of behavior. Paper delivered at the XVIII International Cogress of Psychology

Luria A.R.. нет г, рукопись.

Текст доклада предназначен для выступления на XVIII международном конгрессе в Москве (1966 год), к которому в МГУ имени М.В. Ломоносова был образован первый в СССР факультет психологии. В докладе обсуждаются современные нейропсихологические данные о функциях лобных долей мозга, которые заявлены во введении к докладу - поддержание сложных программ поведения, возможность оттормаживания нерелевантных реакций, сопоставление результатов своей активности с заранее поставленной целью. Нарушение регулирующей функции речи при этом особо выделяется как один из ключевых симптомов повреждения лобных долей. После небольшого обзора развития регулирующей функции в детстве (от 2-2.5 до 7 лет) автор переходит к обсуждению психофизиологической подосновы лобного синдрома - нарушению способности восстанавливать вегетативные компоненты угасшего ориентировочного рефлекса под влиянием речевой инструкции и поддержания активных состояний мозговой коры и связанных с ними форм активного поведения. Обсуждаются различные степени нарушения регулирующей роли речи - от грубой потери возможности выполнять простые действия по инструкции (при возможности ее повторить) до усвоения программы, но ее потери при выполнении с соскальзыванием на стереотипные реакции. Показываются трудности усвоения конфликтных инструкций (где конфликт образуется между требуемой и непосредственно возникающей эхопраксичной реакцией на стимул, как в пробах на реакцию выбора). Обсуждается нарушение планирования алгоритма действия при решении интеллектуальных задач (на конструирование, арифметических) при лобных поражениях. В конце доклада кратко освещаются основные причины разнообразия симптомов при лобных поражениях - обсуждаются варианты лобного синдрома при задне-лобной, базальной и медиальной локализации поражения, а также высокий резерв компенсации имеющихся дефицитов при благоприятном течении заболеваний.


The frontal lobes and the regulation of behavior. Paper delivered at the XVIII International Cogress of Psychology

Luria A.R.. нет г, машинопись.

Текст доклада предназначен для выступления на XVIII международном конгрессе в Москве (1966 год), к которому в МГУ имени М.В. Ломоносова был образован первый в СССР факультет психологии. В докладе обсуждаются современные нейропсихологические данные о функциях лобных долей мозга, которые заявлены во введении к докладу - поддержание сложных программ поведения, возможность оттормаживания нерелевантных реакций, сопоставление результатов своей активности с заранее поставленной целью. Нарушение регулирующей функции речи при этом особо выделяется как один из ключевых симптомов повреждения лобных долей. После небольшого обзора развития регулирующей функции в детстве (от 2-2.5 до 7 лет) автор переходит к обсуждению психофизиологической подосновы лобного синдрома - нарушению способности восстанавливать вегетативные компоненты угасшего ориентировочного рефлекса под влиянием речевой инструкции и поддержания активных состояний мозговой коры и связанных с ними форм активного поведения. Обсуждаются различные степени нарушения регулирующей роли речи - от грубой потери возможности выполнять простые действия по инструкции (при возможности ее повторить) до усвоения программы, но ее потери при выполнении с соскальзыванием на стереотипные реакции. Показываются трудности усвоения конфликтных инструкций (где конфликт образуется между требуемой и непосредственно возникающей эхопраксичной реакцией на стимул, как в пробах на реакцию выбора). Обсуждается нарушение планирования алгоритма действия при решении интеллектуальных задач (на конструирование, арифметических) при лобных поражениях. В конце доклада кратко освещаются основные причины разнообразия симптомов при лобных поражениях - обсуждаются варианты лобного синдрома при задне-лобной, базальной и медиальной локализации поражения, а также высокий резерв компенсации имеющихся дефицитов при благоприятном течении заболеваний.


Регулирующая функция речи при вариантах "лобного синдрома"

Лурия А.Р.. 1963 г, машинопись.

Статья посвящена анализу дефицита произвольной регуляции деятельности в аспекте нарушения регулирующей функции речи. В кратком введении описывается онтогенез регулирующего влияния речи на движения и действия в 2,5-3,5 года и его нарушение при олигофрении, а также ставится проблема нарушения регулирующего влияния речи при поражении лобных отделов мозга. Далее приводятся результаты экспериментального нейропсихологического исследования двух больных с доброкачественными опухолями лобных отделов. В первом случае пораженным оказывается левое полушарие, во втором процесс протекает двусторонне и приводит к более выраженным дефицитам. У пациентов исследуется влияние регулирующей функции речи на произвольные движения, если точнее – на воспроизведение серии ритмических структур. Показано, что более массивные лобные поражения приводили к распаду регулирующей функции речи, тогда как менее распространенный очаг повреждения в левой лобной области сохранял частичную возможность пациентки регулировать за счет речи свои действия, преодолевая тем самым нарушения произвольной регуляции деятельности.


Нарушение регуляции действия при поражении лобных долей мозга

Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1962 г, машинопись.

Глава содержит обзор возможных нарушений регуляции действия при лобном синдроме. Нарушения при лобном синдроме связаны с аспонотанностью действия, отсутствием критики и дефицитом выполнения сложных программ. В обзоре рассматривается не только нарушения движения, но и дефициты речевой регуляции двигательных реакций, в том числе вегетативных компнентов ориентировочных рефлексов.


Регулирующая функция речи при вариантах "лобного синдрома"

Лурия А.Р.. 1963 г, машинопись.

Статья посвящена анализу дефицита произвольной регуляции деятельности в аспекте нарушения регулирующей функции речи. В кратком введении описывается онтогенез регулирующего влияния речи на движения и действия в 2,5-3,5 года и его нарушение при олигофрении, а также ставится проблема нарушения регулирующего влияния речи при поражении лобных отделов мозга. Далее приводятся результаты экспериментального нейропсихологического исследования двух больных с доброкачественными опухолями лобных отделов. В первом случае пораженным оказывается левое полушарие, во втором процесс протекает двусторонне и приводит к более выраженным дефицитам. У пациентов исследуется влияние регулирующей функции речи на произвольные движения, если точнее – на воспроизведение серии ритмических структур. Показано, что более массивные лобные поражения приводили к распаду регулирующей функции речи, тогда как менее распространенный очаг повреждения в левой лобной области сохранял частичную возможность пациентки регулировать за счет речи свои действия, преодолевая тем самым нарушения произвольной регуляции деятельности.


Нарушение решения задач при поражениях лобных долей мозга

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

Подраздел более крупного текста по решению задач (см. ниже связанные файлы) посвящен разбору нарушений решения арифметических задач при лобно-базальной локализации поражения. Больные с данной локализацией отличаются нарушениями поведения по типу расторможенности, импульсивности, аффективных вспышек, нарушений контроля поведения при относительно сохранных интеллектуальных процессах, однако в мышлении у этих пациентов заметно страдает этап ориентировки, решение может носить фрагментарный или стереотипный характер. Подробно разбираются результаты диагностики больной Борониной (42 года, педагог) с внутримозговой опухолью (олигодендроглиомой) левой лобной области, уходящей в передний рог бокового желудочка до полюса левой лобной доли, а также затрагивающей височные отделы. Первое обследование выявляет у больной относительно негрубые нарушения ориентировки, соскальзывания на импульсивные или фрагментарные решения, которые можно компенсировать введением организующей помощи. Обследование через 8 месяцев после повторной госпитализации вследствие ухудшения состояния выявляет уже явления инактивности, патологической инертности (в сочетании с явлениями динамической афазии), выраженные проблемы удержания программы, однако даже их во многом удавалось компенсировать путем введения внешних опор.


Регулирующая функция речи при вариантах "лобного синдрома"

Лурия А.Р.. 1963 г, рукопись.

Статья посвящена анализу дефицита произвольной регуляции деятельности в аспекте нарушения регулирующей функции речи. В кратком введении описывается онтогенез регулирующего влияния речи на движения и действия в 2,5-3,5 года и его нарушение при олигофрении, а также ставится проблема нарушения регулирующего влияния речи при поражении лобных отделов мозга. Далее приводятся результаты экспериментального нейропсихологического исследования двух больных с доброкачественными опухолями лобных отделов. В первом случае пораженным оказывается левое полушарие, во втором процесс протекает двусторонне и приводит к более выраженным дефицитам. У пациентов исследуется влияние регулирующей функции речи на произвольные движения, если точнее – на воспроизведение серии ритмических структур. Показано, что более массивные лобные поражения приводили к распаду регулирующей функции речи, тогда как менее распространенный очаг повреждения в левой лобной области сохранял частичную возможность пациентки регулировать за счет речи свои действия, преодолевая тем самым нарушения произвольной регуляции деятельности.


Лобные доли и регуляция поведения

Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

Обзорная статья, обобщающая результаты современных Лурии исследований функций лобных долей головного мозга. Так, лобные доли играют существенную роль в регуляции состояния активности, сохранении намерений, поддержке сложных программ и избирательности деятельности и в контроле действий за счет сличения их эффекта с исходным намерением. Открытыми остаются вопросы о физиологических механизмах регуляции состояний активности, а также о более детальной топике лобного синдрома.


Теория функциональных систем и проблемы психологии

Лурия А.Р.. 1974 г, машинопись.

Статья написана в память о выдающемся советском физиологе П.К. Анохине и кратко освещает основные его научные достижения и их значение. Она начинается с краткого исторического экскурса в попытки отыскать физиологические основы сложной сознательной деятельности человека, которые долгое время терпели неудачу из-за аналитического подхода к данной проблеме, который мог описать только элементарные формы психофизиологической активности, но не мозговые механизмы сложных форм человеческого поведения. П.К. Анохин, как отмечается в статье, смог преодолеть эту проблему и перейти от анализа по элементам к анализу по единицам (Л.С. Выготский), сохраняющему в выделяемой единице все свойства анализируемого целого. Такой единицей анализа стала функциональная система, которая, в отличие от отдельных нервных центров, объединяет сразу много мозговых механизмов и подчиняет их в этом объединении единой задаче. Работа с понятием "функциональная система" позволяет также анализировать уровни их организации и взаимодействия систем различных уровней. А.Р. Лурия отмечает огромную заслугу П.К. Анохина в переходе от изучения анализа мозгом отдельных внешних сигналов к понятию "обстановочных афферентаций" и "афферентного синтеза", а также в изучении функций лобных долей с демонстрацией их роли в обеспечении обусловленного сознательно поставленной целью человеческого поведения. Автор выделяет 3 наиболее важных достижения П.К. Анохина в разработке теории функциональных систем: 1) переход к "физиологии активности" за счет описания модели потребного будущего как движущей силы человеческого поведения (в отличие от пассивной реакции на внешние стимулы), 2) описание механизма "обратной афферентации" (поступающей в ходе выполнения действия в ЦНС) как средства саморегуляции поведения, 3) введение в модель акцептора результата действия для сличения обратной афферентации и модели потребного будущего и обеспечения механизма принятия решений. В заключении подчеркивается, что достижения П.К. Анохина являются первым шагом на пути описания мозговых основ сложной сознательной специфически человеческой психической активности.


Нарушение произвольных движений при локальных поражениях мозга (к психофизиологическому анализу произвольных движений человека)

Лурия А.Р.. 1968 г, машинопись.

В статье кратко описываются основные положения нейропсихологического подхода к исследованию произвольных движений и их мозговой организации. Произвольные движения определяются как движения, включенные в сознательную деятельность, подчиненные определенной цели, разбитые на определенные двигательные задачи, регулярно корригируемые человеком за счет механизмов обратной связи. Выделяются основные характеристики произвольных движений: 1) их уровневая организация (протекание на уровне филогенетически упроченных синергий или результат прижизненного обучения, а также промежуточный вариант - прижизненно освоенные, но автоматизированные до уровня синергий движения); 2) различная структура на разных этапах формирования деятельности (от максимально развернутой на этапе освоения до свернутой на этапе автоматизации с различными типами коррекции движений для каждого этапа); 3) нейропсихологические факторы, обеспечивающие реализацию движений. Далее эти факторы - позно-тоническая организация, схема тела (кинестетическое восприятие), пространственное восприятие, процессы переключения (серийной организации) и произвольной регуляции (за счет поставленной двигательной задачи) сначала кратко перечисляются, а затем подробно анализируются с описанием связанных с ними мозговых областей и тех расстройств движений, которые возникают при их поражениях (то есть с выделением основных форм апраксий).


Узловые проблемы исследований высших психических функций человека

Лурия А.Р.. 1967 г, рукопись.

В статье А.Р. Лурия пишет о преодолении кризиса психологической науки, сложившегося как следствие противостояния двух ее направлений: психологии элементарных процессов, с одной стороны, и психологии высших форм сознательной деятельности, с другой. Автор демонстрирует несостоятельность обоих подходов в объяснении сложных форм человеческого поведения. По мнению автора, наиболее существенный шаг к преодолению сложившегося кризиса совершил Л.С. Выготский, предложивший рассматривать язык, возникший в результате общественных формы существования людей, как источник формирования высших психический функций. Данный подход позволил сформулировать ряд вопросов, во многом определивших будущий ход развития психологии: 1) как складывается предметная деятельность ребенка и формируются новые, социально обоснованные мотивы поведения? 2) Как формируется регулирующая функция речи, становящаяся основой для развития высших форм сознательной деятельности? 3) Каковы мозговые механизмы, осуществляющие высшие психические процессы, социальные по своему генезу и опосредованные по своему строению? В статье приводится обзор исследований, проведенных в трех данных направлениях.


Узловые проблемы исследований высших психических функций человека

Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

В статье А.Р. Лурия пишет о преодолении кризиса психологической науки, сложившегося как следствие противостояния двух ее направлений: психологии элементарных процессов, с одной стороны, и психологии высших форм сознательной деятельности, с другой. Автор демонстрирует несостоятельность обоих подходов в объяснении сложных форм человеческого поведения. По мнению автора, наиболее существенный шаг к преодолению сложившегося кризиса совершил Л.С. Выготский, предложивший рассматривать язык, возникший в результате общественных формы существования людей, как источник формирования высших психический функций. Данный подход позволил сформулировать ряд вопросов, во многом определивших будущий ход развития психологии: 1) как складывается предметная деятельность ребенка и формируются новые, социально обоснованные мотивы поведения? 2) Как формируется регулирующая функция речи, становящаяся основой для развития высших форм сознательной деятельности? 3) Каковы мозговые механизмы, осуществляющие высшие психические процессы, социальные по своему генезу и опосредованные по своему строению? В статье приводится обзор исследований, проведенных в трех данных направлениях.


Протокол: больной Мирзоян

автор не указан. 1976 г, рукопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Мирзоян

автор не указан. 1976 г, машинопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.