Поиск

Найдено 17 документов.


Нарушение программирования при поражении лобных долей мозга

Лурия А.Р.. 1963 г, рукопись.

По-видимому, документ представляет собой ранний вариант статьи 1963 года "Нарушение программирования движений и действий при поражении лобных долей мозга (анализ одного случая опухоли левой лобной доли)" (документ №400). Некоторые страницы в документе пропущены. В статье приводится анализ нарушений программирования движений и действий в результате опухоли левой лобной доли (б-ная Зав, и.б. 34358). В серии опытов на выполнение отдельных и серийно организованных движений выявляются множественные эхопраксии, неспособность к переключению с одного движения на другое и выполнение серийно построенной программы двигательных актов. Выполнение серии сменяющих друг друга движений по слуховой и речевой инструкции, а также формирование условных двигательных реакций по речевой инструкции оказываются недоступными. Обсуждается роль лобной ассоциативной коры в обеспечении программирования двигательных актов.


Нарушение регуляции действия при поражении лобных долей мозга

Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1962 г, машинопись.

Глава содержит обзор возможных нарушений регуляции действия при лобном синдроме. Нарушения при лобном синдроме связаны с аспонотанностью действия, отсутствием критики и дефицитом выполнения сложных программ. В обзоре рассматривается не только нарушения движения, но и дефициты речевой регуляции двигательных реакций, в том числе вегетативных компнентов ориентировочных рефлексов.


Теория функциональных систем и проблемы психологии

Лурия А.Р.. 1974 г, машинопись.

Статья написана в память о выдающемся советском физиологе П.К. Анохине и кратко освещает основные его научные достижения и их значение. Она начинается с краткого исторического экскурса в попытки отыскать физиологические основы сложной сознательной деятельности человека, которые долгое время терпели неудачу из-за аналитического подхода к данной проблеме, который мог описать только элементарные формы психофизиологической активности, но не мозговые механизмы сложных форм человеческого поведения. П.К. Анохин, как отмечается в статье, смог преодолеть эту проблему и перейти от анализа по элементам к анализу по единицам (Л.С. Выготский), сохраняющему в выделяемой единице все свойства анализируемого целого. Такой единицей анализа стала функциональная система, которая, в отличие от отдельных нервных центров, объединяет сразу много мозговых механизмов и подчиняет их в этом объединении единой задаче. Работа с понятием "функциональная система" позволяет также анализировать уровни их организации и взаимодействия систем различных уровней. А.Р. Лурия отмечает огромную заслугу П.К. Анохина в переходе от изучения анализа мозгом отдельных внешних сигналов к понятию "обстановочных афферентаций" и "афферентного синтеза", а также в изучении функций лобных долей с демонстрацией их роли в обеспечении обусловленного сознательно поставленной целью человеческого поведения. Автор выделяет 3 наиболее важных достижения П.К. Анохина в разработке теории функциональных систем: 1) переход к "физиологии активности" за счет описания модели потребного будущего как движущей силы человеческого поведения (в отличие от пассивной реакции на внешние стимулы), 2) описание механизма "обратной афферентации" (поступающей в ходе выполнения действия в ЦНС) как средства саморегуляции поведения, 3) введение в модель акцептора результата действия для сличения обратной афферентации и модели потребного будущего и обеспечения механизма принятия решений. В заключении подчеркивается, что достижения П.К. Анохина являются первым шагом на пути описания мозговых основ сложной сознательной специфически человеческой психической активности.


О двух путях изучения динамики нервных процессов при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В статье обсуждается возможность изучения нейродинамики (И.П. Павлов), или реальных физиологических механизмов, стоящих за теми или иными мозговыми нарушениями. Обсуждается важность анализа физиологических изменений в головном мозге при его повреждении, а не только наблюдаемых в нейропсихологической диагностике психологических симптомов. В качестве удачного примера такой работы приводятся исследования И.П. Павлова, показавшие на материале условных рефлексов нарушение действия "закона силы" раздражителя с распадом механизма избирательности (селективности). Обсуждается ограниченность господствующих в настоящее время электрофизиологических исследований динамики нервных процессов, чьи методы критикуются автором как косвенные (хотя ряд исследований в этом направлении, как работы Грея Уолтера по "волнам ожидания" как нейрофизиологическим индикаторам внимания оцениваются очень высоко). Подчеркивается важность анализа единиц реального поведения и лежащих за ними психофизиологических явлений (как в исследованиях последовательных образов Л.А. Орбели и фиксированной установки Д.Н. Узнадзе). На этом должен строиться второй, альтернативный путь изучения динамики нервных процессов. В качестве примеров собственных исследований в данной парадигме автор указывает изучение механизма повышенной чувствительности следов памяти к интерференции при модально-неспецифических мнестических нарушениях и подробно описывает изучение персевераций как динамического нарушения, возникающего на различных уровнях (элементарные и системные персеверации), с привлечением истории болезни больного Бел. (слесарь, 35 лет, опухоль префронтальных отделов коры, менингит как осложнение после операции). В заключении указывается на возможность анализа речевой деятельности, семантических полей и других "единиц человеческого поведения" для выявления психофизиологических механизмов, стоящих за их нарушениями при мозговых поражениях.


О двух путях изучения динамики нервных процессов при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В статье обсуждается возможность изучения нейродинамики (И.П. Павлов), или реальных физиологических механизмов, стоящих за теми или иными мозговыми нарушениями. Обсуждается важность анализа физиологических изменений в головном мозге при его повреждении, а не только наблюдаемых в нейропсихологической диагностике психологических симптомов. В качестве удачного примера такой работы приводятся исследования И.П. Павлова, показавшие на материале условных рефлексов нарушение действия "закона силы" раздражителя с распадом механизма избирательности (селективности). Обсуждается ограниченность господствующих в настоящее время электрофизиологических исследований динамики нервных процессов, чьи методы критикуются автором как косвенные (хотя ряд исследований в этом направлении, как работы Грея Уолтера по "волнам ожидания" как нейрофизиологическим индикаторам внимания оцениваются очень высоко). Подчеркивается важность анализа единиц реального поведения и лежащих за ними психофизиологических явлений (как в исследованиях последовательных образов Л.А. Орбели и фиксированной установки Д.Н. Узнадзе). На этом должен строиться второй, альтернативный путь изучения динамики нервных процессов. В качестве примеров собственных исследований в данной парадигме автор указывает изучение механизма повышенной чувствительности следов памяти к интерференции при модально-неспецифических мнестических нарушениях и подробно описывает изучение персевераций как динамического нарушения, возникающего на различных уровнях (элементарные и системные персеверации), с привлечением истории болезни больного Бел. (слесарь, 35 лет, опухоль префронтальных отделов коры, менингит как осложнение после операции). В заключении указывается на возможность анализа речевой деятельности, семантических полей и других "единиц человеческого поведения" для выявления психофизиологических механизмов, стоящих за их нарушениями при мозговых поражениях.


Нарушение программирования движений и действий при поражении лобных долей мозга (анализ одного случая опухоли левой лобной доли)

Лурия А.Р., Прибрам К., Хомская Е.Д.. 1963 г, машинопись.

В статье приводится анализ нарушений программирования движений и действий в результате опухоли левой лобной доли (б-ная Зав, и.б. 34358). В серии опытов на выполнение отдельных и серийно организованных движений выявляются множественные эхопраксии, неспособность к переключению с одного движения на другое и выполнение серийно построенной программы двигательных актов. Выполнение серии сменяющих друг друга движений по слуховой и речевой инструкции, а также формирование условных двигательных реакций по речевой инструкции оказываются недоступными. Обсуждается роль лобной ассоциативной коры в обеспечении программирования двигательных актов.


Нарушение программирования движений и действий при поражении лобных долей мозга (анализ одного случая опухоли левой лобной доли)

Лурия А.Р., Прибрам К., Хомская Е.Д.. 1963 г, машинопись.

В статье приводится анализ нарушений программирования движений и действий в результате опухоли левой лобной доли (б-ная Зав, и.б. 34358). В серии опытов на выполнение отдельных и серийно организованных движений выявляются множественные эхопраксии, неспособность к переключению с одного движения на другое и выполнение серийно построенной программы двигательных актов. Выполнение серии сменяющих друг друга движений по слуховой и речевой инструкции, а также формирование условных двигательных реакций по речевой инструкции оказываются недоступными. Обсуждается роль лобной ассоциативной коры в обеспечении программирования двигательных актов.


Материалистическая наука в изучении мозговых основ психической деятельности

Лурия А.Р.. 1963 г, машинопись.

Статья посвящена роли материализма в решении вопроса о мозговой организации психических процессов. А.Р. Лурия обозревает историю данной проблемы, демонстрируя несостоятельность локализационизма, теории эквипотенциальности, а также теорий о нематериальности психических процессов в ее решении. Напротив, эффективным оказался подход материалистической науки, рассматривающей психические процессы как сложные формы деятельности, общественные по своему происхождению, рефлекторные по своему строению и саморегулирующиеся по своим функциональным особенностям. В рамках данного подхода было пересмотрено понятие функции: отныне функция рассматривалась как целая функциональная система, опирающаяся на целый ряд мозговых зон, каждая из которых вносит свой специфический вклад в осуществление функции. Изучение роли отдельных мозговых зон в обеспечении психических функций стало предметом науки нейропсихологии. На примере функции письма автор демонстрирует, как нейропсихология подходит к решению вопроса о психологической структуре и мозговой организации функций. Далее автор останавливается на роли данной науки в восстановительном обучении больных с поражениями мозга: именно нейропсихология стала научной основой для разработки методик, позволяющих перестроить нарушенную функциональную систему, задействуя сохранный мозговой субстрат. В заключение подчеркивается, что нейропсихология играет важнейшую роль в определении структуры психических функций и соотношений между ними.


Материалистическая наука в изучении мозговых основ психической деятельности

Лурия А.Р.. 1963 г, машинопись.

Статья посвящена роли материализма в решении вопроса о мозговой организации психических процессов. А.Р. Лурия обозревает историю данной проблемы, демонстрируя несостоятельность локализационизма, теории эквипотенциальности, а также теорий о нематериальности психических процессов в ее решении. Напротив, эффективным оказался подход материалистической науки, рассматривающей психические процессы как сложные формы деятельности, общественные по своему происхождению, рефлекторные по своему строению и саморегулирующиеся по своим функциональным особенностям. В рамках данного подхода было пересмотрено понятие функции: отныне функция рассматривалась как целая функциональная система, опирающаяся на целый ряд мозговых зон, каждая из которых вносит свой специфический вклад в осуществление функции. Изучение роли отдельных мозговых зон в обеспечении психических функций стало предметом науки нейропсихологии. На примере функции письма автор демонстрирует, как нейропсихология подходит к решению вопроса о психологической структуре и мозговой организации функций. Далее автор останавливается на роли данной науки в восстановительном обучении больных с поражениями мозга: именно нейропсихология стала научной основой для разработки методик, позволяющих перестроить нарушенную функциональную систему, задействуя сохранный мозговой субстрат. В заключение подчеркивается, что нейропсихология играет важнейшую роль в определении структуры психических функций и соотношений между ними.


Материалистическая психология и мозговые основы психических процессов

Лурия А.Р.. 1964 г, рукопись.

В статье автор рассматривает некоторые стороны развития материалистической психологии и ее применения к медицинской практике. Описывается процесс перехода от идеалистической психологии к материалистической и последующее смещение фокуса исследований на мозговые основы психической деятельности. В результате данных исследований были получены новые знания о функционировании мозга, в частности, о его вертикальной организации, а также о системной, динамической локализации психических функций. Автор отмечает особую важность полученных знаний о мозговой организации психических процессов для топической диагностики, применяемой в области нейрохирургии, а также для разработки методик восстановительного обучения больных с локальными поражениями мозга.


О некоторых нейродинамических механизмах памяти

Климовский М., Лурия А.Р., Соколов Е.Н.. 1965 г, машинопись, рукопись.

В статье описаны нарушения слухо-речевой памяти при поражении височно-теменных отделов левого полушария. В серии экспериментальных исследований с двумя пациентами с акустико-мнестической афазией было выявлено два различных механизма нарушения, обусловленных патологическим торможением новых связей и выравниванием возбуждения новых и старых связей.


без названия (разрозненные материалы)

машинопись, рукопись.

Материалы к статье "О некоторых нейродинамических механизмах памяти"


О некоторых механизмах слухо - речевой памяти

Климовский М., Лурия А.Р., Соколов Е.Н.. 1964 г, рукопись.

В статье описаны нарушения слухо-речевой памяти при поражении височно-теменных отделов левого полушария. В серии экспериментальных исследований с двумя пациентами с акустико-мнестической афазией было выявлено два различных механизма нарушения, обусловленных патологическим торможением новых связей и выравниванием возбуждения новых и старых связей.


К механизмам нарушения слухо - речевой памяти

Климовский М., Лурия А.Р., Соколов Е.Н.. 1964 — 1965 г, машинопись.

В статье описаны нарушения слухо-речевой памяти при поражении височно-теменных отделов левого полушария. В серии экспериментальных исследований с двумя пациентами с акустико-мнестической афазией было выявлено два различных механизма нарушения, обусловленных патологическим торможением новых связей и выравниванием возбуждения новых и старых связей. Статья содержит протоколы обследования больных.


О некоторых нейродинамических механизмах памяти

Климовский М., Лурия А.Р., Соколов Е.Н.. машинопись.

В статье описаны нарушения слухо-речевой памяти при поражении височно-теменных отделов левого полушария. В серии экспериментальных исследований с двумя пациентами с акустико-мнестической афазией было выявлено два различных механизма нарушения, обусловленных патологическим торможением новых связей и выравниванием возбуждения новых и старых связей.


Нейродинамические механизмы памяти

Климовский М., Лурия А.Р., Соколов Е.Н.. машинопись.

В статье описаны нарушения слухо-речевой памяти при поражении височно-теменных отделов левого полушария. В серии экспериментальных исследований с двумя пациентами с акустико-мнестической афазией было выявлено два различных механизма нарушения, обусловленных патологическим торможением новых связей и выравниванием возбуждения новых и старых связей.


Towards a neurodynamic analysis of memory disturbances with lesions of the left temporal lobe

Климовский М., Luria A.R., Соколов Е.Н.. 1966 г, машинопись.

В статье описаны нарушения слухо-речевой памяти при поражении височно-теменных отделов левого полушария. В серии экспериментальных исследований с двумя пациентами с акустико-мнестической афазией было выявлено два различных механизма нарушения, обусловленных патологическим торможением новых связей и выравниванием возбуждения новых и старых связей.