Поиск

Найдено 15 документов.


Мозговые механизмы и проблемы формирования умений и навыков. Доклад на Сессии Акад.Педаг.Наук РСФСР.

Лурия А.Р.. 1946 г, машинопись.

Доклад посвящен нейрональным основам процессов обучения. Лурия исходит из предпосылки, что умения и навыки являются сложными многокомпонентными системами, не локализованными в каком-то одном регионе мозга, а распределенными между разными частями мозговой коры. Особую роль играют здесь вторичные задние отделы больших полушарий, которые принимаю и интегрируют информацию из первичных проекционных корковых зон, а также лобные доли, которые отвечают за регуляцию целенаправленной деятельности. Чтобы понять мозговую организацию сложного навыка, нужно проанализировать те нарушения, которые следуют за поражением различных мозговых отделов и, соответственно, разных его компонентов. В настоящем докладе Лурия применяет этот метод для анализа функций письма. Отдельно разобраны нарушения, возникающие вследствие поражения затылочно-теменных, теменных, височных, премоторных отделов, а также лобных долей мозга. Также рассмотрен вопрос автоматизации навыка в процессе научения, и вкратце описаны нарушения счета у больных с поражением лобных долей. Текст содержит рукописные пометы.


Очерки по теории травматических афазий

Лурия А.Р.. 1945 г, машинопись.

Вероятно, один из черновых вариантов книги Лурии "Травматическая афазия" (1947). В книге четыре главы, каждая из которых посвящена определенному аспекту проблемы травматической афазии. В первой главе травматическая афазия охарактеризована с точки зрения эпидемиологии: приведена статистика возникновения афазии после ранений головного мозга, описана динамика ее развития и проведено разделение между первичными афазиями и вторичными (реактивными, возникающими вследствие личностной реакции на первичную травму). Во второй главе обсуждается восстановление речевой функции после травматической афазии, в частности, его зависимость от этиологии и локализации поражения, а также от наличия у больного скрытого или семейного левшества. В третьей главе Лурия описывает общие нейропсихологические механизмы речевой функции, а также характеризует типы афазий в зависимости от топики поражения. Так, Лурия выделяет премоторные афазии (две формы, динамическую и эфферентную моторную), афферентную (апрактическую) афазию, акустические афазии (сенсорную и амнестическую), семантическую афазию. В последней, четвертой, главе приведены методы исследования речи (в том числе письменной), а также других психических функций (гнозиса, праксиса и счета). В книге подробно разобраны многочисленные клинические случаи. Текст содержит рукописные редакторские пометы и рисунки.


Нарушение письма и счета при поражениях задне-лобных отделов левого полушария (к вопросу о персевераторной форме аграфии и акалькулии)

Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

В статье представлен разбор случаев динамической акалькулии и аграфии - поражений счета и письма, связанных с повреждениями задне-лобных отделов левого полушария. В отличие от аграфий и акалькулий, возникающих при поражении других областей (речевых центров, затылочно-теменных зон), в основе дефицита лежит инертность стереотипов. Инертность проявляется в зеркальности письма, эхопраксиях/эхолалиях и сложностях переключения с одного стереотипа на другой. В настоящей копии описан случай одного пациента; начало статьи с описанием другого пациента отсутствует.


Нарушение письма и счета при инертности высших нервных процессов (к вопросу о персевераторной форме аграфии и акалькулии) - часть 1

Лурия А.Р.. 1960 г, рукопись.

Статья посвящена нарушениям письма и счета у пациента с поражением задне-лобных отделов левой лобной доли (больная Бог., 27715). Автор отмечает, что протекание сложного психического процесса требует сохранности некоторых надмодальных функций, в частности, достаточной подвижности нервных процессов. Случай больной Бог. позволяет наблюдать, как распад данного условия приводит к своеобразной динамической форме аграфии и акалькулии, характеризующейся невозможностью затормозить раз возникшие стереотипы и, как следствие, персеверациями.


Нарушение письма и счета при инертности высших нервных процессов (к вопросу о персевераторной форме аграфии и акалькулии) - часть 2

Лурия А.Р.. 1960 г, рукопись.

Продолжение материала о влиянии подвижности нервных процессов на процессы письма и счета. Разобран случай больного П.Б. (43216) с опухолью задних лобных отделов левого полушария. В заключение даются определения динамической аграфии и динамической акалькулии, которые характеризуются персеверациями и невозможностью преодолеть инертные стереотипы.


Психология мозговых поражений. Очерк функциональной патологии мозговых систем. Часть 1. Психологический анализ гностических систем.

Лурия А.Р.. 1941 г, машинопись.

Материал посвящен патологии гностических систем, возникающих при поражении различных зон головного мозга. Отдельно рассматриваются патологии оптического гнозиса при поражении затылочно-теменных зон (первичных и вторичных зрительных зон), патологии акустического гнозиса при поражении височных зон (в частности, нарушений фонематического слуха), а также патологии смысловой обработки при поражении теменных (третичных гностических) отделов. Подробно разобраны многочисленные клинические случаи. В каждом разделе также есть детальный исторический обзор.


Протокол: больной Геворкян

1973 г, машинопись.

В протоколе описан пациент с предполагаемым двусторонним лобным синдромом, с возможным влиянием на мозолистое тело. В центре синдрома - пассивность, распад сложных программ и некритичность к своему дефекту, которые проявляются в нарушении разных высших психических функций - праксиса, речи, помяти, гнозиса, счета и письма.


Первичное нарушение памяти при резидуальном поражении середанных структур мозга (больной Курочкин)

Лурия А.Р.. 1972 г, рукопись.

Статья посвящена разбору клинического случая больного Курочкина, у которого после разрыва аневризмы передней соединительной артерии и последующей нейрохирургической операции наблюдались грубейшие нарушения памяти . При сохранном гнозисе, праксисе и речи, а также при сохранности упроченных давних воспоминаний, больной оказывался неспособен запоминать текущие события или относить их к определенному времени. Исследование памяти с помощью методики отсроченного воспроизведения в условиях интерферирующей деятельности показало, что в основе мнестического дефицита лежит не угасание следов, но повышенная тормозимость следов памяти интерферирующей деятельностью. Нарушения проявлись как в вербальной, так и в невербальной сфере, что говорит о модально-неспецифическом характере нарушения.


без названия (статья с пропущенным титульным листом)

1972 г, машинопись.

Статья с несколькими первыми пропущенными страницами (вероятно, "Первичное нарушение памяти при резидуальном поражении срединных структур мозга"). Статья посвящена разбору клинического случая больного Курочкина, у которого после разрыва аневризмы передней соединительной артерии и последующей нейрохирургической операции наблюдались грубейшие нарушения памяти . При сохранном гнозисе, праксисе и речи, а также при сохранности упроченных давних воспоминаний, больной оказывался неспособен запоминать текущие события или относить их к определенному времени. Исследование памяти с помощью методики отсроченного воспроизведения в условиях интерферирующей деятельности показало, что в основе мнестического дефицита лежит не угасание следов, но повышенная тормозимость следов памяти интерферирующей деятельностью. Нарушения проявлись как в вербальной, так и в невербальной сфере, что говорит о модально-неспецифическом характере нарушения. Дата в конца материала (февраль 1972 года) зачеркнута ручкой.


Протокол: больной Карпюк

1975 г, машинопись.

Больной, военный по профессии, обследуется после операции по удалению опухоли (олигодендромы) левой теменно-затылочной области. В нейропсихологическом обследовании в пробах на праксис преобладают пространственные нарушения и персеверации при хорошем выполнении условных конфликтных реакций, отмечаются грубые нарушения счета по типу первичной акалькулии (также с персеверациями). Повторная речь первично сохранна, но возникают персевераторные нарушения, приводящие к контаминациям несмотря на осознание и попытки исправить ошибки. В речи отмечаются отчуждения смысла слова и проблемы удержания серий слов, а также номинативные трудности, несмотря на сохранность фонематического слуха.


Больной Карпюк

1975 г, рукопись.

Больной, военный по профессии, обследуется после операции по удалению опухоли (олигодендромы) левой теменно-затылочной области. В нейропсихологическом обследовании в пробах на праксис преобладают пространственные нарушения и персеверации при хорошем выполнении условных конфликтных реакций, отмечаются грубые нарушения счета по типу первичной акалькулии (также с персеверациями). Повторная речь первично сохранна, но возникают персевераторные нарушения, приводящие к контаминациям несмотря на осознание и попытки исправить ошибки. В речи отмечаются отчуждения смысла слова и проблемы удержания серий слов, а также номинативные трудности, несмотря на сохранность фонематического слуха.


Больной Карпюк

1975 г, машинопись.

Больной, военный по профессии, обследуется после операции по удалению опухоли (олигодендромы) левой теменно-затылочной области. В нейропсихологическом обследовании в пробах на праксис преобладают пространственные нарушения и персеверации при хорошем выполнении условных конфликтных реакций, отмечаются грубые нарушения счета по типу первичной акалькулии (также с персеверациями). Повторная речь первично сохранна, но возникают персевераторные нарушения, приводящие к контаминациям несмотря на осознание и попытки исправить ошибки. В речи отмечаются отчуждения смысла слова и проблемы удержания серий слов, а также номинативные трудности, несмотря на сохранность фонематического слуха.


Больной Наумов

1975 г, рукопись.

На первой странице фамилия больного, дата, этиология не указаны, но при анализе архива протокол был отнесен к истории болезни больного Наумова. После протокола (беседа, исследование зрительного гнозиса, передача содержания рассказа, запоминание фраз, счет) идет краткое заключение. В нем отмечается, что до операции больной не проходил исследования, но жаловался на нарушение зрительного восприятия. После операции больной демонстрирует отчетливый синдром теменно-височной афазии при сохранности плавной речи. На первый план выходят нарушения праксиса позы и пространственного праксиса, а также речевые дефекты - отчуждение смысла слов, нарушение слухоречевой памяти, номинативные нарушения, трудности понимания логико-грамматических конструкций. Нарушения также отмечаются в письме и счете.


Больной Наумов

1975 г, машинопись.

На первой странице фамилия больного, дата, этиология не указаны, но при анализе архива протокол был отнесен к истории болезни больного Наумова. После протокола (беседа, исследование зрительного гнозиса, передача содержания рассказа, запоминание фраз, счет) идет краткое заключение. В нем отмечается, что до операции больной не проходил исследования, но жаловался на нарушение зрительного восприятия. После операции больной демонстрирует отчетливый синдром теменно-височной афазии при сохранности плавной речи. На первый план выходят нарушения праксиса позы и пространственного праксиса, а также речевые дефекты - отчуждение смысла слов, нарушение слухоречевой памяти, номинативные нарушения, трудности понимания логико-грамматических конструкций. Нарушения также отмечаются в письме и счете.


Восстановительная терапия мозговых поражений, связанных с дефектами речи. 1. Принципы восстановительной терапии афазий.

Лурия А.Р.. 1943 г, машинопись.

В статье Лурия рассказывает о принципах подбора восстановительной терапии после мозговых ранений, которые приводят к нарушениям речи. Восстановление функций после повреждений мозга - сложный процесс, который не сводится к простой регенерации, предполагает перестройку всей функциональной системы и требует вмешательства, основанного на знаниях о ее псхологической и мозговой организации. Лурия вкратце хараткеризует разные типы афазии (височную/акустическую, теменную/семантическую, афферентную моторную, собственно моторную) и для каждой показывает, каким образом можно способствовать компенсации выпавшего функционального компонента за счет других, сохранных. Успешную реабилитацию, таким образом, стоит рассматривать не как прямое восстановление утраченной функции, а как создание новой функциональной системы доступными средствами.