Поиск

Найдено 18 документов.


Language and Brain (Towards the Basic Problems of Neurolinguistics)

Luria A.R.. 1973 г, рукопись.

Обзор посвящен проблеме мозговой организации языка. Автор отмечает, что в основе эволюции языка и мозга лежат различные механизмы: в то время как мозг сформировался в результате биологической эволюции и оставался неизменным практически на протяжении всей истории homo sapiens, язык являлся продуктом социальной истории и значительно изменялся за короткие промежутки времени. В статье обозреваются различные подходы к решению проблемы соотношения языка и мозга: узкий локализационизм, теория эквипотенциальности, теория функциональных систем. Автор уделяет внимание психофизиологическому аспекту исследований мозговой организации языка: анализу нейродинамики, избирательности и пластичности речевой деятельности. В завершение статья говорится о том, как методология нейролингвистики может быть применена для уточнения и расширения лингвистических знаний.


Language and Brain (Towards the Basic Problems of Neurolinguistics)

Luria A.R.. 1973 г, машинопись.

Обзор посвящен проблеме мозговой организации языка. Автор отмечает, что в основе эволюции языка и мозга лежат различные механизмы: в то время как мозг сформировался в результате биологической эволюции и оставался неизменным практически на протяжении всей истории homo sapiens, язык являлся продуктом социальной истории и значительно изменялся за короткие промежутки времени. В статье обозреваются различные подходы к решению проблемы соотношения языка и мозга: узкий локализационизм, теория эквипотенциальности, теория функциональных систем. Автор уделяет внимание психофизиологическому аспекту исследований мозговой организации языка: анализу нейродинамики, избирательности и пластичности речевой деятельности. В завершение статья говорится о том, как методология нейролингвистики может быть применена для уточнения и расширения лингвистических знаний.


Язык и мозг (к основным проблемам нейролингвистики)

Лурия А.Р.. 1973 г, рукопись.

Обзор посвящен проблеме мозговой организации языка. Автор отмечает, что в основе эволюции языка и мозга лежат различные механизмы: в то время как мозг сформировался в результате биологической эволюции и оставался неизменным практически на протяжении всей истории homo sapiens, язык являлся продуктом социальной истории и значительно изменялся за короткие промежутки времени. В статье обозреваются различные подходы к решению проблемы соотношения языка и мозга: узкий локализационизм, теория эквипотенциальности, теория функциональных систем. Автор уделяет внимание психофизиологическому аспекту исследований мозговой организации языка: анализу нейродинамики, избирательности и пластичности речевой деятельности. В завершение статья говорится о том, как методология нейролингвистики может быть применена для уточнения и расширения лингвистических знаний. Вероятно, работа является русскоязычным черновиком или вариантом статьи Language and Brain (Towards the Basic Problems of Neurolinguistics).


Language and Brain (Towards the Basic Problems of Neurolinguistics)

Luria A.R.. 1973 г, машинопись.

Обзор посвящен проблеме мозговой организации языка. Автор отмечает, что в основе эволюции языка и мозга лежат различные механизмы: в то время как мозг сформировался в результате биологической эволюции и оставался неизменным практически на протяжении всей истории homo sapiens, язык являлся продуктом социальной истории и значительно изменялся за короткие промежутки времени. В статье обозреваются различные подходы к решению проблемы соотношения языка и мозга: узкий локализационизм, теория эквипотенциальности, теория функциональных систем. Автор уделяет внимание психофизиологическому аспекту исследований мозговой организации языка: анализу нейродинамики, избирательности и пластичности речевой деятельности. В завершение статья говорится о том, как методология нейролингвистики может быть применена для уточнения и расширения лингвистических знаний.


On the Prosodic Organization of the Fluent Speech in Amnestic Aphasia (A note to the problem of the relation of music and speech)

Luria A.R.. 1974 г, машинопись.

Заметка посвящена проблеме нейрональной диссоциации языковой и музыкальной способностей человека. Основным вопросом является возможность использовать сохранную музыкальную и просодическую способность для преодоления афазического дефицита. Вопрос рассмотрен на примере пациента Засецкого, многолетнего пациента Лурии и героя книги "Потерянный и возвращенный мир". Пациент с тяжелой семантической афазией испытывал значительные трудности с письмом. Тем не менее, сохранные ритмические и просодические способности позволили ему восполнить дефицит поиска слов и нахождения связей между ними за счет использования ритмической прозы. В заметке разобраны образцы такой прозы и ее лингвистические особенности.


К проблеме понимания некоторых грамматических конструкций

Лурия А.Р.. 1973 г, рукопись.

Документ представляет собой статью А.Р. Лурии «К проблеме понимания некоторых грамматических конструкций». В статье описываются различные факторы, влияющие на степень трудности понимания конструкций с родительным, винительным и дательным падежом, предложных конструкций, конструкций с причинно-следственными связями и связями, описывающими последовательность событий, а также сравнительных конструкций. В качестве значимых для оценки трудности понимания конструкций факторов выделяются такие факторы, как грамматическая (структурная) обратимость, наличие грамматических (в первую очередь, флексий) или семантических (семантическая однозначность) различительных опор в понимании, а также сложность связей между словами в конструкции (связи по типу «коммуникации событий» или по более сложному типу – «коммуникации отношений»). Отмечается важность точного анализа сложности понимания таких конструкций для дифференцированной оценки нарушений импрессивной речи при семантической афазии.


К проблеме понимания некоторых грамматических конструкций

Лурия А.Р.. 1973 г, машинопись.

Документ представляет собой статью А.Р. Лурии «К проблеме понимания некоторых грамматических конструкций». В статье описываются различные факторы, влияющие на степень трудности понимания конструкций с родительным, винительным и дательным падежом, предложных конструкций, конструкций с причинно-следственными связями и связями, описывающими последовательность событий, а также сравнительных конструкций. В качестве значимых для оценки трудности понимания конструкций факторов выделяются такие факторы, как грамматическая (структурная) обратимость, наличие грамматических (в первую очередь, флексий) или семантических (семантическая однозначность) различительных опор в понимании, а также сложность связей между словами в конструкции (связи по типу «коммуникации событий» или по более сложному типу – «коммуникации отношений»). Отмечается важность точного анализа сложности понимания таких конструкций для дифференцированной оценки нарушений импрессивной речи при семантической афазии.


Правка статьи "К проблеме понимания некоторых грамматических конструкций"

Лурия А.Р., Мельчук И.А.. 1973 г, машинопись, рукопись.

Документ представляет собой правку статьи А.Р. Лурии «К проблеме понимания некоторых грамматических конструкций». В статье описываются различные факторы, влияющие на степень трудности понимания конструкций с родительным, винительным и дательным падежом, предложных конструкций, конструкций с причинно-следственными связями и связями, описывающими последовательность событий, а также сравнительных конструкций. В качестве значимых для оценки трудности понимания конструкций факторов выделяются такие факторы, как грамматическая (структурная) обратимость, наличие грамматических (в первую очередь, флексий) или семантических (семантическая однозначность) различительных опор в понимании, а также сложность связей между словами в конструкции (связи по типу «коммуникации событий» или по более сложному типу – «коммуникации отношений»). Отмечается важность точного анализа сложности понимания таких конструкций для дифференцированной оценки нарушений импрессивной речи при семантической афазии. Т.В. Ахутина предполагает, что правки сделаны лингвистом Мельчуком И.А., в настоящее время проживающим в Канаде.


The reeducation of brain damaged patients and its psychopedagogical application

Luria A.R., Tsvetkova L.S.. машинопись.

Статья посвящена тому, как психологический анализ нарушений и процесса восстановления функций после локальных поражений мозга помогает понять общие принципы работы этих функций и обучения им. Авторы формулируют два основных принципа реабилитации высших функций: предварительный (факторный) анализ природы нарушения и принцип продвижения от внешних, эксплицитных, осознанных процессов к внутренним, имплицитным, сокращенным. В качестве примера разобраны случаи восстановления двух функций: сложных зрительно-пространственных восприятий и логико-грамматических конструкций. Принципы советской педагогики, утверждают авторы, подчиняются тем же принципам постепенного освоения последовательности психологически обоснованных операций.


Восстановительное обучение и его значение для общей психологии и педагогики

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

Восстановительное обучение после поражений головного мозга имеет не только практическое значение для реабилитации больных: оно помогает раскрыть общие психофизиологические механизмы обучения. Советская педагогическая наука рассматривает обучение как программированное усвоение знаний и навыков за счет строгой последовательности операций и ряда психологически обоснованных приемов. Нейропсихологический анализ определенного дефекта при мозговом поражении может показать, какие факторы обеспечивают успешное протекание процесса, а также какие сохранные функции можно использовать для восстановления навыка. Это позволяет раскрыть механизмы психических функций, недоступные для изучения в обычных условиях, и разработать научные основы для программируемого обучения. В качестве примеров Лурия описывает программы восстановления сложных пространственных умений и понимания логико-грамматических структур.


Нарушение познавательных процессов при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. машинопись.

В сообщении описана диссоциация между процессами пересказа и составления (плана) рассказа у пациентов с поражениями лобных и теменно-затылочных областей. При поражении лобных долей нарушается ориентировочная основа интеллектуальной деятельности, а формальная сторона речи остается сохранной. Поэтому пересказ текста при лобных поражениях возможен, а составление плана рассказа (в том числе как часть составления собственного рассказа) оказывается затруднено. С другой стороны, при поражении теменно-затылочных областей логико-грамматическая структура речи оказывается нарушена (семантическая афазия), а ориентировочная основа инетеллектуальной деятельности - нет. Поэтому из-за трудностей речевой формулировки пересказ у таких пациентов затруднен, в то время как план рассказа (в том числе собственного) доступен. В сообщении содержатся многочисленные примеры пересказов и составления планов рассказов пациентов.


К нейропсихологическому анализу декодирования сообщения

Лурия А.Р.. 1971 г, машинопись.

В статье обсуждается психологическая структура процесса декодирования сообщения (понимания обращенной речи). Выделяются 3 этапа этого процесса: понимание лексического значения слов, входящих в высказывание, анализ синтаксического строения фразы и на ее основе - понимание значения всего высказывания в целом, и, наконец, понимание общей мысли, мотивов и смысла, заложенных в высказывание, то есть подтекста, стоящего за сообщением. Эти этапы разбираются на примере понимания рассказа-басни "Галка и голуби" Л.Н. Толстого. Обсуждаются условия (или задачи) декодирования сообщения: 1) анализ контекста (поскольку только с его помощью из ряда значений и семантических связей, присущих слову, выбираются те, которые релевантны для данного высказывания), 2) после выбора нужных смыслов для того или иного слова - их сохранение и "вливание" (Л.С. Выготский) в последующие слова для верного понимания их смысла, 3) возможность уложить последовательно (сукцессивно) воспринимаемые элементы сообщения в целостную, одновременно (симультанно) схватываемую логико-грамматическую систему, 4) анализ подтекста и внутреннего смысла высказывания с выходом за пределы содержащихся в нем внешних значений. Подчеркивается, что анализ подтекста и внутреннего смысла не является чисто вне-языковым процессом и тесно связан с языковым содержанием сообщения. Далее обсуждается проблема выделения компонентов процесса декодирования сообщения и сложность построения таких моделей декодирования (например, создаваемых в структурной лингвистике). На примере опытов по анализу семантических полей с применением психофизиологических методов регистрации сосудистых или кожно-гальванических компонентов ориентировочного рефлекса (А.Р. Лурия, О.С. Виноградова, Н.А. Эйслер) показано, как по-разному выглядят связи слов у взрослых испытуемых группы условной нормы, умственно отсталых испытуемых, детей, как эти связи зависят от функционального состояния испытуемых. В этой связи критикуются модели понимания речи, не учитывающие эту психологическую специфику построения семантических связей у человека. Упоминается метод регистрации движений глаз как важное психологическое средство изучения процесса понимания текста в зависимости от его сложности и многозначности. Значительная часть статьи посвящена описанию возможностей клинической нейропсихологии и анализа локальных поражений мозга для изучения психологической структуры декодирования сообщения. А.Р. Лурия кратко освещает основные принципы теории системной динамической локализации ВПФ (многокомпонентное строение ВПФ, связь каждого компонента с определенной зоной мозга, понятие нейропсихологического фактора, принцип двойной диссоциации функций при повреждении той или иной зоны), показывая, как такое понимание мозговых механизмов речи позволяет из анализа ее нарушений при локальных поражениях мозга сделать важные для психолингвистики выводы. Приводятся примеры нарушений понимания речи, возникающих при височных (нарушения фонематического слуха и нестойкость лексических единиц) и нижнетеменных (теменно-височно-затылочных) поражениях (нарушения процессов симультанных синтезов при анализе логико-грамматической структуры высказывания), поражениях медиальных отделов височной области (сужение объема оперативной памяти и повышенная тормозимость следов интерференцией) и передних (лобных) отделов коры (патологическая инертность, а при заинтересованности префронтальных областей - инактивность и/или импульсивность с потерей контроля над стереотипами и непроизвольным уровнем функционирования). Обсуждается также роль глубинных структур в обеспечении процессов избирательности (селективности) психических процессов и поддержания общего психического тонуса. Подчеркивается, что при правополушарных поражениях понимание речи также нарушается - зачастую как раз в звене избирательности, что выглядит как плохо контролируемое резонерство при внешне полностью сохранной речи. Подробно обсуждаются различные степени нарушения селективности, наиболее сильно проявляющейся в случаях, когда сочетается общемозговая симптоматика и повреждение подкорковых структур с нарушением (первичным или вторичным от указанной) работы лобных долей: 1) повышенная тормозимость следов интерферирующими воздействиями, 2) контаминация следов, 3) инертность последней из воспринятых смысловых систем, 4) подмена воспроизведения бесконтрольно всплывающими побочными ассоциациями. В заключение делается вывод о важности нейролингвистики и знания о нарушениях речи при локальных поражениях мозга для расширения научного знания о процессах декодирования речевого высказывания, которое ранее считалось прерогативой только лингвистики, а теперь нуждается в данных от смежных наук для обогащения понимания механизмов сложных речевых процессов.


К нейропсихологическому анализу декодирования сообщения

Лурия А.Р.. 1971 г, рукопись.

В статье обсуждается психологическая структура процесса декодирования сообщения (понимания обращенной речи). Выделяются 3 этапа этого процесса: понимание лексического значения слов, входящих в высказывание, анализ синтаксического строения фразы и на ее основе - понимание значения всего высказывания в целом, и, наконец, понимание общей мысли, мотивов и смысла, заложенных в высказывание, то есть подтекста, стоящего за сообщением. Эти этапы разбираются на примере понимания рассказа-басни "Галка и голуби" Л.Н. Толстого. Обсуждаются условия (или задачи) декодирования сообщения: 1) анализ контекста (поскольку только с его помощью из ряда значений и семантических связей, присущих слову, выбираются те, которые релевантны для данного высказывания), 2) после выбора нужных смыслов для того или иного слова - их сохранение и "вливание" (Л.С. Выготский) в последующие слова для верного понимания их смысла, 3) возможность уложить последовательно (сукцессивно) воспринимаемые элементы сообщения в целостную, одновременно (симультанно) схватываемую логико-грамматическую систему, 4) анализ подтекста и внутреннего смысла высказывания с выходом за пределы содержащихся в нем внешних значений. Подчеркивается, что анализ подтекста и внутреннего смысла не является чисто вне-языковым процессом и тесно связан с языковым содержанием сообщения. Далее обсуждается проблема выделения компонентов процесса декодирования сообщения и сложность построения таких моделей декодирования (например, создаваемых в структурной лингвистике). На примере опытов по анализу семантических полей с применением психофизиологических методов регистрации сосудистых или кожно-гальванических компонентов ориентировочного рефлекса (А.Р. Лурия, О.С. Виноградова, Н.А. Эйслер) показано, как по-разному выглядят связи слов у взрослых испытуемых группы условной нормы, умственно отсталых испытуемых, детей, как эти связи зависят от функционального состояния испытуемых. В этой связи критикуются модели понимания речи, не учитывающие эту психологическую специфику построения семантических связей у человека. Упоминается метод регистрации движений глаз как важное психологическое средство изучения процесса понимания текста в зависимости от его сложности и многозначности. Значительная часть статьи посвящена описанию возможностей клинической нейропсихологии и анализа локальных поражений мозга для изучения психологической структуры декодирования сообщения. А.Р. Лурия кратко освещает основные принципы теории системной динамической локализации ВПФ (многокомпонентное строение ВПФ, связь каждого компонента с определенной зоной мозга, понятие нейропсихологического фактора, принцип двойной диссоциации функций при повреждении той или иной зоны), показывая, как такое понимание мозговых механизмов речи позволяет из анализа ее нарушений при локальных поражениях мозга сделать важные для психолингвистики выводы. Приводятся примеры нарушений понимания речи, возникающих при височных (нарушения фонематического слуха и нестойкость лексических единиц) и нижнетеменных (теменно-височно-затылочных) поражениях (нарушения процессов симультанных синтезов при анализе логико-грамматической структуры высказывания), поражениях медиальных отделов височной области (сужение объема оперативной памяти и повышенная тормозимость следов интерференцией) и передних (лобных) отделов коры (патологическая инертность, а при заинтересованности префронтальных областей - инактивность и/или импульсивность с потерей контроля над стереотипами и непроизвольным уровнем функционирования). Обсуждается также роль глубинных структур в обеспечении процессов избирательности (селективности) психических процессов и поддержания общего психического тонуса. Подчеркивается, что при правополушарных поражениях понимание речи также нарушается - зачастую как раз в звене избирательности, что выглядит как плохо контролируемое резонерство при внешне полностью сохранной речи. Подробно обсуждаются различные степени нарушения селективности, наиболее сильно проявляющейся в случаях, когда сочетается общемозговая симптоматика и повреждение подкорковых структур с нарушением (первичным или вторичным от указанной) работы лобных долей: 1) повышенная тормозимость следов интерферирующими воздействиями, 2) контаминация следов, 3) инертность последней из воспринятых смысловых систем, 4) подмена воспроизведения бесконтрольно всплывающими побочными ассоциациями. В заключение делается вывод о важности нейролингвистики и знания о нарушениях речи при локальных поражениях мозга для расширения научного знания о процессах декодирования речевого высказывания, которое ранее считалось прерогативой только лингвистики, а теперь нуждается в данных от смежных наук для обогащения понимания механизмов сложных речевых процессов.


Психология мозговых поражений. Очерк функциональной патологии мозговых систем. Часть 1. Психологический анализ гностических систем.

Лурия А.Р.. 1941 г, машинопись.

Материал посвящен патологии гностических систем, возникающих при поражении различных зон головного мозга. Отдельно рассматриваются патологии оптического гнозиса при поражении затылочно-теменных зон (первичных и вторичных зрительных зон), патологии акустического гнозиса при поражении височных зон (в частности, нарушений фонематического слуха), а также патологии смысловой обработки при поражении теменных (третичных гностических) отделов. Подробно разобраны многочисленные клинические случаи. В каждом разделе также есть детальный исторический обзор.


Протокол: больная Лисина

1977 г, рукопись.

Нейропсихологическое заключение больной Лисиной (30369) с двукратным кровоизлиянием артериовенозной аневризмы левой теменной области.


Протокол: больная Лисина

1977 г, машинопись.

Нейропсихологическое заключение больной Лисиной (30369) с двукратным кровоизлиянием артериовенозной аневризмы левой теменной области.


Мозговая деятельность и проблемы языка (Материалы по нарушению языка при мозговых поражениях). Сборник в честь академика И.И. Мещанинова

Лурия А.Р.. 1945 г, машинопись.

Статья посвящена мозговым механизмам речевой функции, а конкретнее - тому, как данные речевых нарушений вследствие локальных поражений помогают проанализировать психологическое строение языка как функции. Подробно рассматриваются номинативная функция речи и ее распад при височных поражениях и смысловая структура речи и ее распад при теменных поражениях. Статья содержит рукописные пометы.


О двух видах синтезов в работе коры человеческого мозга.

Лурия А.Р.. 1949 г, машинопись.

В статье (монографии) Лурия пишет о двух видах синтеза в коре головного мозга - симультанном и сукцессивном. Симультанный (пространственный) синтез объединяет разные раздражители в одновременные группы и обеспечивается затылочно-теменными отделами коры; сукцессивный (временной) объединяет отдельные возбуждения в последовательные ряды и обеспечивается премоторными и лобно-височными отделами коры. Лурия описывает методики для исследования обоих видов синтеза, на клинических примерах подробно разбирает нарушения, возникающие при поражении каждой из этих систем, и показывает наличие двойной диссоциации между ними.