Поиск

Найдено 12 документов.


Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ

Лурия А.Р.. 1966 г, рукопись.

Статья «Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ» написана в 1966 г. по материалам диагностики знаменитого пациента А.Р. Лурии – физика, нобелевского лауреата Л.Д. Ландау (1908-1968). 7.01.1962 г. Л.Д. Ландау получил тяжелую черепно-мозговую травму в автокатастрофе, 59 дней находился в коме, после прихода в сознание многократно обследовался А.Р. Лурией на этапе восстановления после травмы в апреле-июне 1962 г. После постепенного исчезновения грубых симптомов нарушения сознания и аспонтанности, связанных с повреждением подкорковых структур, нарушением корково-подкоркового взаимодействия и поддержания нормального тонуса коры больших полушарий, на первый план в ситуации обследования Л.Д. Ландау стали выходить разнообразные тяжелые нарушения памяти. Они протекали сначала на фоне общей инактивности и были близки к картине корсаковского синдрома: при сохранении многих старых знаний (о своей семье, своем прошлом, знаний ранее изученных иностранных языков, даже фундаментальных научных профессиональных знаний из области физики) у него была нарушена ориентировка в месте и времени и память на текущие события и предъявляемый в обследовании материал. Нарушения памяти подробно изучаются в экспериментальном нейропсихологическом исследовании, материал и результаты которого детально описаны в статье. Исследование показывает, что механизм нарушения памяти в данном случае связан с патологической тормозимостью (в первую очередь ретроградной) одних следов памяти другими, что часто приводит к контаминации двух изолированных смысловых фрагментов (серий слов, рассказов и даже смысловых содержаний из прошлого опыта больного – ранее нарушение воспроизведения содержания прошлого опыта при таких нарушениях памяти считалось интактным). Вторым механизмом нарушения памяти у пациента могло являться нарушение избирательности отдельных следов памяти. В конце статьи описывается нарушение решения больным математических задач, но его обсуждение, как подчеркивает автор, выходит за рамки настоящей работы.


Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ

Лурия А.Р.. 1966 г, машинопись.

Статья «Нарушения памяти после массивной травмы мозга. Нейропсихологический анализ» написана в 1966 г. по материалам диагностики знаменитого пациента А.Р. Лурии – физика, нобелевского лауреата Л.Д. Ландау (1908-1968). 7.01.1962 г. Л.Д. Ландау получил тяжелую черепно-мозговую травму в автокатастрофе, 59 дней находился в коме, после прихода в сознание многократно обследовался А.Р. Лурией на этапе восстановления после травмы в апреле-июне 1962 г. После постепенного исчезновения грубых симптомов нарушения сознания и аспонтанности, связанных с повреждением подкорковых структур, нарушением корково-подкоркового взаимодействия и поддержания нормального тонуса коры больших полушарий, на первый план в ситуации обследования Л.Д. Ландау стали выходить разнообразные тяжелые нарушения памяти. Они протекали сначала на фоне общей инактивности и были близки к картине корсаковского синдрома: при сохранении многих старых знаний (о своей семье, своем прошлом, знаний ранее изученных иностранных языков, даже фундаментальных научных профессиональных знаний из области физики) у него была нарушена ориентировка в месте и времени и память на текущие события и предъявляемый в обследовании материал. Нарушения памяти подробно изучаются в экспериментальном нейропсихологическом исследовании, материал и результаты которого детально описаны в статье. Исследование показывает, что механизм нарушения памяти в данном случае связан с патологической тормозимостью (в первую очередь ретроградной) одних следов памяти другими, что часто приводит к контаминации двух изолированных смысловых фрагментов (серий слов, рассказов и даже смысловых содержаний из прошлого опыта больного – ранее нарушение воспроизведения содержания прошлого опыта при таких нарушениях памяти считалось интактным). Вторым механизмом нарушения памяти у пациента могло являться нарушение избирательности отдельных следов памяти. В конце статьи описывается нарушение решения больным математических задач, но его обсуждение, как подчеркивает автор, выходит за рамки настоящей работы.


без названия, протоколы обследования Ландау Л.Д.

автор не указан. 1962 г, рукопись.

В папке хранятся результаты нейропсихологического обследования знаменитого физика, нобелевского лауреата Льва Давидовича Ландау (1908-1968). 7.01.1962 года Л.Д. Ландау в результате автокатастрофы получил множественные травмы и находился в коме 59 дней. За его жизнь боролись лучшие врачи мира, в результате чего весной 1962 года пациент пришел в сознание, но далее остро встала проблема его нейропсихологической реабилитации. Л.Д. Ландау многократно обследовался лично А.Р. Лурией и его ближайшими коллегами и учениками. В папке присутствуют материалы диагностики пациента в апреле-июне 1962 г., которые в черновом виде представлены в папке с ID 32, но в данной версии выглядят более структурированными и систематизированными по отдельным психическим процессам (память, речь, движения) и симптомам (персеверации, тормозимость следов памяти…). В ней также есть сообщенное (как указано в бумагах) В.Л. Найдиным (врачом, коллегой А.Р. Лурии и его неоднократным соавтором) описание состояния Л.Д. Ландау, записанное А.Р. Лурией 30.01.1963 г. Часть бумаг в папке представляет собой анализ результатов обследования, попытку А.Р. Лурии систематизировать и структурировать результаты диагностики и составить план анализа данного клинического случая.


Исследования по нейропсихологии памяти Расстройства памяти при поражении медиальных отделов лобных долей мозга сосудистого происхождения

Коновалов А.Н., Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1968 г, машинопись.

Первая часть серии исследований, посвященных нейропсихологическому анализу дефектов памяти при различных локализациях поражения мозга. Том посвящен нарушениям памяти при поражении медиальных отделов лобных долей в результате нарушений кровообращения в системе передне-соединительной и передних мозговых артерий. При обсуждении нейропсихологических механизмов амнезии в подобных случаях выдвигаются две гипотезы: о слабости фиксации следов памяти, либо их воспроизведения. На основании подробного нейропсихологического анализа группы больных авторы приходят к выводу о том, что к нарушениям памяти приводит не столько слабость фиксации следов (хотя и она имеет место), сколько их легкая тормозимость интерферирующими воздействиями и дефекты торможения побочных связей. Серия целенаправленных экспериментов с больными позволила подтвердить выводы, сделанные на основе нейропсихологического обследования.


Расстройства памяти в клинике. Аневризм первой соединительной артерии

Коновалов А.Н., Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1968 г, машинопись.

Первая часть серии исследований, посвященных нейропсихологическому анализу дефектов памяти при различных локализациях поражения мозга. Том посвящен нарушениям памяти при поражении медиальных отделов лобных долей в результате нарушений кровообращения в системе передне-соединительной и передних мозговых артерий. При обсуждении нейропсихологических механизмов амнезии в подобных случаях выдвигаются две гипотезы: о слабости фиксации следов памяти, либо их воспроизведения. На основании подробного нейропсихологического анализа группы больных авторы приходят к выводу о том, что к нарушениям памяти приводит не столько слабость фиксации следов (хотя и она имеет место), сколько их легкая тормозимость интерферирующими воздействиями и дефекты торможения побочных связей. Серия целенаправленных экспериментов с больными позволила подтвердить выводы, сделанные на основе нейропсихологического обследования. Машинописный текст содержит рукописные пометы и вставки.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, рукопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


Протокол: больная Лоран

автор не указан. 1975 — 1976 г, машинопись.

Больная Мишель Лоран поступила в клинику в декабре 1975 г. по поводу повторной болонизации в связи с аневризмой правой височной области. При первой болонизации у пациентки наблюдалась временная амнезия на музыкальные мотивы при сохранении памяти о текстах песен, мелодии которых больная вспомнить не могла. Повторная болонизация вначале привела к явлениям спутанности и коме, после которой отмечались нарушения ориентировки в пространстве и времени с контаминациями припоминаемых событий. Эти явления имели обратное развитие, и через некоторое время больная уже могла критично отнестись к ним.


Протокол: больная Лоран

автор не указан. 1975 — 1976 г, рукопись.

Больная Мишель Лоран поступила в клинику в декабре 1975 г. по поводу повторной болонизации в связи с аневризмой правой височной области. При первой болонизации у пациентки наблюдалась временная амнезия на музыкальные мотивы при сохранении памяти о текстах песен, мелодии которых больная вспомнить не могла. Повторная болонизация вначале привела к явлениям спутанности и коме, после которой отмечались нарушения ориентировки в пространстве и времени с контаминациями припоминаемых событий. Эти явления имели обратное развитие, и через некоторое время больная уже могла критично отнестись к ним.


Протокол: больной Шафранский

автор не указан. 1973 г, машинопись.

В документе приведено заключение по анамнезу больного Шафранского (34 года, ассистент кафедры технического ВУЗа), в 1963 году перенесшего травму черепа, а в 1972 госпитализированного с нарушениями сознания и ориентировки и амнезией. В нейропсихологическом обследовании при сохранном гнозисе, праксисе, речи, чтении, письме и мышлении отмечаются нарушения непроизвольного запоминания и "дефект аффективных обобщений". Обсуждается вопрос о связи этих дефектов с глубинной или с правополушарной локализацией поражения (на обложке текста есть пометка от руки о возможной лобной локализации правополушарного поражения).


Больной Яковлев

1975 г, рукопись.

Продолжение нейропсихологического обследования больного Яковлева. В заключении указано, что у больного динамическая афазия вследствие поражения задне-лобных отделов левого полушария.


Больной Яковлев

1975 г, машинопись.

Продолжение нейропсихологического обследования больного Яковлева. В заключении указано, что у больного динамическая афазия вследствие поражения задне-лобных отделов левого полушария.