Поиск

Найдено 104 документов.


On the objective analysis of the levels of vigilance

Luria A.R.. нет г, рукопись.

Статья представляет собой описание экспериментального метода проверки состояния тонуса мозговой коры, основанного на измерении рефлекторной реакции на словесные стимулы. В основе эксперимента лежит предпосылка, что при нормальном тонусе коры сильные раздражители вызывают сильные реакции, слабые раздражители - слабые реакции, а реакции тормозного типа блокируют мозговую активность ("закон силы" И.Павлова). При изменении уровня бодровтсовования либо при патологическом снижении тонуса коры эта связь между стимулом и мозговой реакцией нарушается. В эксперименте при помощи метода плетизмографии измерялась сила ориентировочного рефлекса при предъявлении ключевого слова, а также слов, семантически связанных, фонологически связанных и нейтральных слов. Согласно ожиданиям, у здоровых испытуемых семантически связанные слова вызывали ориентировочный рефлекс, в то время как реакции на фонологически связанные и нейтральные слова не возникало. В то же время, у испытуемых с патологически сниженным тонусом коры (детей с различной степенью умственной отсталости) фонологически связанные слова также вызывали ориентировочный рефлекс, а реакция на семантически связанные слова могла отсутствовать. Подобное изменение реакций также наблюдалось у одного и того же испытуемого в зависимости от уровня истощения. Таким образом, эксперимент показал, как снижение избирательности реакции на вербальные стимулы может служить индикатором состояния тонуса мозговой коры.


Об измерении уровней бодрствования

Лурия А.Р.. 1971 г, машинопись.

Статья представляет собой описание экспериментального метода проверки состояния тонуса мозговой коры, основанного на измерении рефлекторной реакции на словесные стимулы. В основе эксперимента лежит предпосылка, что при нормальном тонусе коры сильные раздражители вызывают сильные реакции, слабые раздражители - слабые реакции, а реакции тормозного типа блокируют мозговую активность ("закон силы" И.Павлова). При изменении уровня бодровтсовования либо при патологическом снижении тонуса коры эта связь между стимулом и мозговой реакцией нарушается. В эксперименте при помощи метода плетизмографии измерялась сила ориентировочного рефлекса при предъявлении ключевого слова, а также слов, семантически связанных, фонологически связанных и нейтральных слов. Согласно ожиданиям, у здоровых испытуемых семантически связанные слова вызывали ориентировочный рефлекс, в то время как реакции на фонологически связанные и нейтральные слова не возникало. В то же время, у испытуемых с патологически сниженным тонусом коры (детей с различной степенью умственной отсталости) фонологически связанные слова также вызывали ориентировочный рефлекс, а реакция на семантически связанные слова могла отсутствовать. Подобное изменение реакций также наблюдалось у одного и того же испытуемого в зависимости от уровня истощения. Таким образом, эксперимент показал, как снижение избирательности реакции на вербальные стимулы может служить индикатором состояния тонуса мозговой коры.


Об измерении уровней бодрствования

Лурия А.Р.. 1971 г, рукопись.

Статья представляет собой описание экспериментального метода проверки состояния тонуса мозговой коры, основанного на измерении рефлекторной реакции на словесные стимулы. В основе эксперимента лежит предпосылка, что при нормальном тонусе коры сильные раздражители вызывают сильные реакции, слабые раздражители - слабые реакции, а реакции тормозного типа блокируют мозговую активность ("закон силы" И.Павлова). При изменении уровня бодровтсовования либо при патологическом снижении тонуса коры эта связь между стимулом и мозговой реакцией нарушается. В эксперименте при помощи метода плетизмографии измерялась сила ориентировочного рефлекса при предъявлении ключевого слова, а также слов, семантически связанных, фонологически связанных и нейтральных слов. Согласно ожиданиям, у здоровых испытуемых семантически связанные слова вызывали ориентировочный рефлекс, в то время как реакции на фонологически связанные и нейтральные слова не возникало. В то же время, у испытуемых с патологически сниженным тонусом коры (детей с различной степенью умственной отсталости) фонологически связанные слова также вызывали ориентировочный рефлекс, а реакция на семантически связанные слова могла отсутствовать. Подобное изменение реакций также наблюдалось у одного и того же испытуемого в зависимости от уровня истощения. Таким образом, эксперимент показал, как снижение избирательности реакции на вербальные стимулы может служить индикатором состояния тонуса мозговой коры.


Brain research and speech development

Luria A.R.. 1970 г, машинопись.

Документ представляет собой заметку на тему "Исследования мозга и развитие речи" (возможно, комментарий к существующему печатному материалу). Лурия выделяет два ключевых аспекта онтонейролингвистики: связь развития мозга и речи и способы компенсации речевых нарушений после поражения мозга у детей. Далее он описывает конкретные исследовательские задачи, которые необходимо решить в рамках этих исследовательских направлений.


Психологическая диагностика причастности к преступлению (глава для руководства по судебной психологии)

Лурия А.Р.. 1969 г, рукопись.

В папке содержатся варианты главы для руководства по судебной психологии авторства А.Р. Лурии (1 рукописный и в соседней подпапке – 1 машинописный). В работе описывается применение сопряженной моторной методики (как расширенного варианта ассоциативного эксперимента) для объективного исследования аффективных следов преступления и диагностики причастности к преступлению, приводятся конкретные примеры проведения диагностики подозреваемых в совершении противоправных действий.


Психологическая диагностика причастности к преступлению (глава для руководства по судебной психологии)

Лурия А.Р.. 1969 г, машинопись.

В папке содержатся варианты главы для руководства по судебной психологии авторства А.Р. Лурии (1 рукописный и в соседней подпапке – 1 машинописный). В работе описывается применение сопряженной моторной методики (как расширенного варианта ассоциативного эксперимента) для объективного исследования аффективных следов преступления и диагностики причастности к преступлению, приводятся конкретные примеры проведения диагностики подозреваемых в совершении противоправных действий.


The origin and the cerebral organization of the man's conscious action. An evening Lecture to the ХIХ International congress of psychology

Luria A.R.. 1969 г, рукопись.

Название подпапки 1: The conscious action its origin and its brain organisation. Варианты названия внизу страницы: The origin and Brain organization of the man's conscious action; The origin and cerebral organization of the control of human behavior. В лекции дан обзор теории происхождения и организации сознательного действия, основанной на теории влияния социального окружения на формирование высших психических функций Выготского. Лурия представляет результаты многочисленных эмпирических исследований, посвященных сознательному действию и, в частности, роли лобных долей в различных аспектах этого процесса. Темы, которые освещаются в докладе, - реализация вербально ориентированных программ ребенком, развитие вребального контроля над действиями, функциональная организация мозга (первый, второй и третий блоки), общая регуляция сознательного действия, регуляция бодрствования и осуществление программируемого действия.


The Origin and the Cerebral Organization of the Man's Conscious Action

Luria A.R.. 1969 г, рукопись.

В лекции дан обзор теории происхождения и организации сознательного действия, основанной на теории влияния социального окружения на формирование высших психических функций Выготского. Лурия представляет результаты многочисленных эмпирических исследований, посвященных сознательному действию и, в частности, роли лобных долей в различных аспектах этого процесса. Темы, которые освещаются в докладе, - реализация вербально ориентированных программ ребенком, развитие вребального контроля над действиями, функциональная организация мозга (первый, второй и третий блоки), общая регуляция сознательного действия, регуляция бодрствования и осуществление программируемого действия.


The Origin and the Cerebral Organization of the Man's Conscious Action

Luria A.R.. 1969 г, машинопись.

В лекции дан обзор теории происхождения и организации сознательного действия, основанной на теории влияния социального окружения на формирование высших психических функций Выготского. Лурия представляет результаты многочисленных эмпирических исследований, посвященных сознательному действию и, в частности, роли лобных долей в различных аспектах этого процесса. Темы, которые освещаются в докладе, - реализация вербально ориентированных программ ребенком, развитие вребального контроля над действиями, функциональная организация мозга (первый, второй и третий блоки), общая регуляция сознательного действия, регуляция бодрствования и осуществление программируемого действия.


The Origin and the Cerebral Organization of the Man's Conscious Action

Luria A.R.. 1969 г, машинопись.

В лекции дан обзор теории происхождения и организации сознательного действия, основанной на теории влияния социального окружения на формирование высших психических функций Выготского. Лурия представляет результаты многочисленных эмпирических исследований, посвященных сознательному действию и, в частности, роли лобных долей в различных аспектах этого процесса. Темы, которые освещаются в докладе, - реализация вербально ориентированных программ ребенком, развитие вребального контроля над действиями, функциональная организация мозга (первый, второй и третий блоки), общая регуляция сознательного действия, регуляция бодрствования и осуществление программируемого действия. Текст содержит многочисленные пометы авторучкой.


Медицинская психология и дефектология в СССР

Лурия А.Р.. нет г, машинопись.

Краткий очерк посвящен истории медицинской психологии в России и СССР. Автор начинает с описания первых психологических исследований в неврологических и психиатрических клиниках в 1880-х гг., целью которых было перейти от чисто психометрического к качественному анализу структуры психологических нарушений при тех или иных заболеваниях ЦНС и психики, подчеркивает роль Л.С. Выготского в развитии медицинской психологии в 1920-1930-х гг. Говоря о современном состоянии медицинской психологии, А.Р. Лурия выделяет ее основные отрасли – нейропсихологию, патопсихологию и специальную психологию и дефектологию (в настоящее время дефектология считается не психологической, а педагогической дисциплиной, но исторически тесно связана с медицинской психологией). При описании каждой из отраслей автор обозначает ее предмет, кратко останавливается на ее истории и перечисляет основные лаборатории Советского союза, в которых работают специалисты в данной области, с указанием основных направлений работы каждой лаборатории.


Объективные исследования смысловых связей

Лурия А.Р.. нет г, рукопись.

Вероятно, материал представляет собой план статьи О.С. Виноградовой и А.Р. Лурии "Объективное исследование смысловых связей нормального и умственно-отсталого ребенка"


Disorders of Ocular Movement in a Case of Simultanagnosia

Luria A.R., Pravdina-Vinarskaya E.N., Yarbuss A.L.. 1963 г, машинопись.

Материал представляет собой репринт статьи в журнале Brain. Статья посвящена оптической атаксии при симультанагнозии. При помощи эксперимента с применением методики отслеживания движений глаз авторы пытаются понять, является ли оптическая атаксия при симультанагнозии прямым ее следствием или отдельным расстройством. К репринту прилагаются рукописные иллюстрации экспериментального материала.


Регулирующая функция речи в ее развитии и распаде. Зачеркнуто: 1. Развитие регулирующей функции речи в раннем детстве

Лурия А.Р.. нет г, машинопись, рукопись.

Статья посвящена проблеме регулирующей функции речи. Сначала в ней рассматривается вопрос развития регулирующей (сигнальной) функции речи в раннем детстве (от 1.5 лет) с привлечением экспериментальных исследований влияния речевой инструкции на действия ребенка. Затем обсуждается важность изучения регулирующей функции речи как специфически человеческого механизма нарушения работы ЦНС с опорой на представления И.П. Павлова о двух сигнальных системах - в частности, делается предположение о том, что нейродинамика (нарушение баланса возбуждения и торможения в ЦНС) как основной физиологический механизм нарушения работы мозга может быть нарушена не в обоих, а только в одной из этих сигнальных систем. Для подтверждения этого приводятся данные об экспериментальном исследовании детей-олигофренов и детей с церебрастеническим синдромом без интеллектуального дефицита. При олигофрении регулирующая функция речи была грубо нарушена, тогда как нейродинамические процессы в звене поддержания общего тонуса и бодрствования и реализации непосредственной психической активности, не требующей речевой регуляции, оставалась интактной. Напротив, дети с церебрастеническим синдромом демонстрировали тяжелые дефициты общей нейродинамики, но сохранность регулирующей роли речи и связанных с этой сигнальной системой нейродинамических механизмов позволяли им компенсировать дефициты на более непосредственном уровне функционирования. Далее приводятся совместные с Л.С. Выготским исследования А.Р. Лурией нарушения регулирующей функции речи при паркинсонизме. В финале обсуждается особо важная роль лобных долей в реализации регулирующей функции речи, причем ее обсуждение идет в контексте их возможности модулировать и регулировать поступающие от ретикулярной формации активирующие влияния.


Регулирующая функция речи в ее развитии и распаде. (набор несвязанных между собой листов)

автор не указан. нет г, машинопись.

В документе представлены отдельные страницы из статьи "Регулирующая функция речи в ее развитии и распаде" - из библиографии и из начала статьи.


The regulative function of speech in its development and dissolution

Luria A.R.. нет г, машинопись.

Статья посвящена проблеме регулирующей функции речи. Сначала в ней рассматривается вопрос развития регулирующей (сигнальной) функции речи в раннем детстве (от 1.5 лет) с привлечением экспериментальных исследований влияния речевой инструкции на действия ребенка. Затем обсуждается важность изучения регулирующей функции речи как специфически человеческого механизма нарушения работы ЦНС с опорой на представления И.П. Павлова о двух сигнальных системах - в частности, делается предположение о том, что нейродинамика (нарушение баланса возбуждения и торможения в ЦНС) как основной физиологический механизм нарушения работы мозга может быть нарушена не в обоих, а только в одной из этих сигнальных систем. Для подтверждения этого приводятся данные об экспериментальном исследовании детей-олигофренов и детей с церебрастеническим синдромом без интеллектуального дефицита. При олигофрении регулирующая функция речи была грубо нарушена, тогда как нейродинамические процессы в звене поддержания общего тонуса и бодрствования и реализации непосредственной психической активности, не требующей речевой регуляции, оставалась интактной. Напротив, дети с церебрастеническим синдромом демонстрировали тяжелые дефициты общей нейродинамики, но сохранность регулирующей роли речи и связанных с этой сигнальной системой нейродинамических механизмов позволяли им компенсировать дефициты на более непосредственном уровне функционирования. Далее приводятся совместные с Л.С. Выготским исследования А.Р. Лурией нарушения регулирующей функции речи при паркинсонизме. В финале обсуждается особо важная роль лобных долей в реализации регулирующей функции речи, причем ее обсуждение идет в контексте их возможности модулировать и регулировать поступающие от ретикулярной формации активирующие влияния. Материал статьи немного сокращен по сравнению с русскоязычным аналогом, но содержит те же основные смысловые части.


The regulative function of speech in its development and dissolution

Luria A.R.. нет г, машинопись.

Статья посвящена проблеме регулирующей функции речи. Сначала в ней рассматривается вопрос развития регулирующей (сигнальной) функции речи в раннем детстве (от 1.5 лет) с привлечением экспериментальных исследований влияния речевой инструкции на действия ребенка. Затем обсуждается важность изучения регулирующей функции речи как специфически человеческого механизма нарушения работы ЦНС с опорой на представления И.П. Павлова о двух сигнальных системах - в частности, делается предположение о том, что нейродинамика (нарушение баланса возбуждения и торможения в ЦНС) как основной физиологический механизм нарушения работы мозга может быть нарушена не в обоих, а только в одной из этих сигнальных систем. Для подтверждения этого приводятся данные об экспериментальном исследовании детей-олигофренов и детей с церебрастеническим синдромом без интеллектуального дефицита. При олигофрении регулирующая функция речи была грубо нарушена, тогда как нейродинамические процессы в звене поддержания общего тонуса и бодрствования и реализации непосредственной психической активности, не требующей речевой регуляции, оставалась интактной. Напротив, дети с церебрастеническим синдромом демонстрировали тяжелые дефициты общей нейродинамики, но сохранность регулирующей роли речи и связанных с этой сигнальной системой нейродинамических механизмов позволяли им компенсировать дефициты на более непосредственном уровне функционирования. Далее приводятся совместные с Л.С. Выготским исследования А.Р. Лурией нарушения регулирующей функции речи при паркинсонизме. В финале обсуждается особо важная роль лобных долей в реализации регулирующей функции речи, причем ее обсуждение идет в контексте их возможности модулировать и регулировать поступающие от ретикулярной формации активирующие влияния. Материал статьи немного сокращен по сравнению с русскоязычным аналогом, но содержит те же основные смысловые части.


The regulative function of speech in its development and dissolution

Luria A.R.. нет г, машинопись.

Статья посвящена проблеме регулирующей функции речи. Сначала в ней рассматривается вопрос развития регулирующей (сигнальной) функции речи в раннем детстве (от 1.5 лет) с привлечением экспериментальных исследований влияния речевой инструкции на действия ребенка. Затем обсуждается важность изучения регулирующей функции речи как специфически человеческого механизма нарушения работы ЦНС с опорой на представления И.П. Павлова о двух сигнальных системах - в частности, делается предположение о том, что нейродинамика (нарушение баланса возбуждения и торможения в ЦНС) как основной физиологический механизм нарушения работы мозга может быть нарушена не в обоих, а только в одной из этих сигнальных систем. Для подтверждения этого приводятся данные об экспериментальном исследовании детей-олигофренов и детей с церебрастеническим синдромом без интеллектуального дефицита. При олигофрении регулирующая функция речи была грубо нарушена, тогда как нейродинамические процессы в звене поддержания общего тонуса и бодрствования и реализации непосредственной психической активности, не требующей речевой регуляции, оставалась интактной. Напротив, дети с церебрастеническим синдромом демонстрировали тяжелые дефициты общей нейродинамики, но сохранность регулирующей роли речи и связанных с этой сигнальной системой нейродинамических механизмов позволяли им компенсировать дефициты на более непосредственном уровне функционирования. Далее приводятся совместные с Л.С. Выготским исследования А.Р. лурией нарушения регулирующей функции речи при паркинсонизме. В финале обсуждается особо важная роль лобных долей в реализации регулирующей функции речи, причем ее обсуждение идет в контексте их возможности модулировать и регулировать поступающие от ретикулярной формации активирующие влияния. Материал статьи немного сокращен по сравнению с русскоязычным аналогом, но содержит те же основные смысловые части.


Регулирующая функция речи в ее развитии и распаде

Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1967 г, машинопись.

В статье речь рассматривается как средство регуляции поведения, поднимающая непроизвольные реакции до уровня произвольных действий. Статья представляет собой обзор экспериментальных исследований с детьми (онтогенетический аспект) и при поражениях головного мозга (нейропсихологический аспект), проведенных Лурией и его коллегами.


Нарушение процесса решения задач у больных с поражением лобных долей мозга

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1967 г, машинопись.

Статья посвящена анализу процесса решения арифметических задач при поражении лобных долей головного мозга. Арифметическая задача рассматривается как структурированный интеллектуальный акт: она формулирует основной вопрос, затем субъект должен ориентироваться в условии, сформулировать общую схему решения, которая должна привести к нахождению программы действий; субъект ее реализует посредством совершения операций, а затем наконец должен сличить полученные результаты с изначальными условиями. Для успешного решения задачи требуется, с одной стороны, сохранность описанной выше интеллектуальной деятельности, а с другой - сохранность входящих в ее состав математических кодов. Локальные поражения головного мозга и вызванные ими дефициты позволяют продемонстрировать влияние обоих этих условий. Так, поражение теменно-затылочных регионов левого полушария приводит к нарушению симультанного синтеза и, соответственно, обработки математических кодов, в то время как поражение лобных долей оставляет математические коды сохранными, но нарушает ту последовательность действий, которая требуется для решения задачи. Разница между этими двумя типами поражения демонстрируется посредством разбора случаев пациентов с локальными поражениями головного мозга.