Поиск

Найдено 26 документов.


Психологическая диагностика причастности к преступлению (глава для руководства по судебной психологии)

Лурия А.Р.. 1969 г, рукопись.

В папке содержатся варианты главы для руководства по судебной психологии авторства А.Р. Лурии (1 рукописный и в соседней подпапке – 1 машинописный). В работе описывается применение сопряженной моторной методики (как расширенного варианта ассоциативного эксперимента) для объективного исследования аффективных следов преступления и диагностики причастности к преступлению, приводятся конкретные примеры проведения диагностики подозреваемых в совершении противоправных действий.


Психологическая диагностика причастности к преступлению (глава для руководства по судебной психологии)

Лурия А.Р.. 1969 г, машинопись.

В папке содержатся варианты главы для руководства по судебной психологии авторства А.Р. Лурии (1 рукописный и в соседней подпапке – 1 машинописный). В работе описывается применение сопряженной моторной методики (как расширенного варианта ассоциативного эксперимента) для объективного исследования аффективных следов преступления и диагностики причастности к преступлению, приводятся конкретные примеры проведения диагностики подозреваемых в совершении противоправных действий.


"К парасагитт. опух. лобн."

автор не указан. нет г, машинопись, рукопись.

В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит рукописное описание и первая страница машинописного описания. Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


"К парасагитт. опух. лобн."

автор не указан. нет г, машинопись.

В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит полное машинописное описание пациента. По первой странице машинописи можно предположить, что описание пациента являлось частью статьи (описанию предшествует начинающийся на другой странице абзац). На ней красной ручкой сделана надпись «к парасагитт. опух. лобн.». Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


Пути раннего развития советской психологии 20-е годы. Доклад в Московском отделении общества психологов

Лурия А.Р.. 1974 г, машинопись.

В докладе А.Р. Лурия высказывает свой взгляд на развитие психологической науки в 20-е годы. Доклад во многом автобиографический: Лурия освещает данный период, опираясь не на печатные источники, а целиком на собственные воспоминания. В докладе приводятся персоналии и работы, которые сформировали профессиональные интересы автора. Лурия подробно останавливается на исследованиях аффективных реакций и, в частности, разработке сопряженной моторной методики, а также пишет об исследованиях в области ассоциативных процессов в детской популяции. Тем не менее, согласно Лурии, центральным этапом развития психологии в 20-е годы стало создание кружка Выготского. Лурия отмечает ключевую роль идеи Выготского о социально-историческом происхождении психологических процессов в преодолении кризиса, сложившегося в то время в мировой психологии (невозможность органичного объединения объективной, или физиологической, психологии и описательной психологии, или науке о духе); с этой идеи началась перестройка психологии. Автор останавливается на экспериментах в Средней Азии, проведенных для подтверждения идеи Выготского и изложенных в книге "Об историческом происхождении познавательных процессов".


Аффективные изменения при массивных поражениях правой лобно-височной доли (больной Толчинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Поражения правой лобно-височной области являются к моменту написания работы мало изученной в нейропсихологии темой. Данные нарушения описываются через случай больного Толчинского (28 лет, инженер), перенесшего несколько операций по удалению крупной опухоли (саркоматозной эндотелиомы) базальных отделов правой лобно-височной области с влиянием на ствол мозга. При первом поступлении больной был загружен, инактивен, амимичен, эмоционально безразличен, достаточно ориентирован в месте, но недостаточно - во времени. На первый план выходили гипертензионные явления в сочетании с инертностью в праксисе, скандированной речью. После операции больной активен, правильно ориентирован, в праксисе регуляторных нарушений уже не отмечается (но присутствуют пространственные ошибки). Речь, память больного сохранны, но отмечаются грубые нарушения в передаче смысла пословиц и сюжетных картин - резонерство, невозможность выделить аффективно-существенные элементы и соскальзывание на инертные стереотипы. Это сопровождается сохранностью формально-логических операций мышления, больше связанных с работой левого полушария.


Аффективные изменения при массивных поражениях правой лобно-височной доли (больной Толчинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Поражения правой лобно-височной области являются к моменту написания работы мало изученной в нейропсихологии темой. Данные нарушения описываются через случай больного Толчинского (28 лет, инженер), перенесшего несколько операций по удалению крупной опухоли (саркоматозной эндотелиомы) базальных отделов правой лобно-височной области с влиянием на ствол мозга. При первом поступлении больной был загружен, инактивен, амимичен, эмоционально безразличен, достаточно ориентирован в месте, но недостаточно - во времени. На первый план выходили гипертензионные явления в сочетании с инертностью в праксисе, скандированной речью. После операции больной активен, правильно ориентирован, в праксисе регуляторных нарушений уже не отмечается (но присутствуют пространственные ошибки). Речь, память больного сохранны, но отмечаются грубые нарушения в передаче смысла пословиц и сюжетных картин - резонерство, невозможность выделить аффективно-существенные элементы и соскальзывание на инертные стереотипы. Это сопровождается сохранностью формально-логических операций мышления, больше связанных с работой левого полушария.


Протокол: больной Меерсон

автор не указан. 1972 г, машинопись.

Больной Меерсон (50 лет, художник) обследуется после удаления опухоли (олигодендроглиомы) медиальных отделов правой лобной области. В протоколе приведены данные предыдущего нейропсихологического обследования (Э.Г. Симерницкая, 1969), свидетельствующие о нарушениях памяти и эмоций без нарушений личности, сохранном праксисе и гнозисе. В 1972 году при повторной госпитализации отмечаются уже не только аффективные нарушения, но и нарушения личности, ориентировки, снижение критики. В нейропсихологическом обследовании центральные симптомы также лежат в памяти - на первый план выходит инертность, контаминации, отвлекаемость. Эти же симптомы отмечаются в праксисе и интеллектуальных операциях.


Протокол: больная Столяр

автор не указан. нет г, машинопись.

Больная обследуется по поводу опухоли правой лобной доли, медиальных отделов через 2 недели после проведенной операции. В обследовании на первый план выходят аффективные нарушения (эйфория), нарушения критичности и ориентировки, нарушения контакта и поведения (многоречивость), а также регуляторные дисфункции (импульсивность, фрагментарность, поверхностность) без грубой потери программ действия. Грубых нарушений памяти, восприятия не обнаруживается, в счете и решении задач указанные регуляторные симптомы присутствуют, но поддаются коррекции.


Протокол: больной Меерсон

автор не указан. 1972 г, машинопись.

Больной Меерсон (50 лет, художник) обследуется после удаления опухоли (олигодендроглиомы) медиальных отделов правой лобной области. В протоколе приведены данные предыдущего нейропсихологического обследования (Э.Г. Симерницкая, 1969), свидетельствующие о нарушениях памяти и эмоций без нарушений личности, сохранном праксисе и гнозисе. В 1972 году при повторной госпитализации отмечаются уже не только аффективные нарушения, но и нарушения личности, ориентировки, снижение критики. В нейропсихологическом обследовании центральные симптомы также лежат в памяти - на первый план выходит инертность, контаминации, отвлекаемость. Эти же симптомы отмечаются в праксисе и интеллектуальных операциях.


Протокол: больной Меерсон

автор не указан. 1972 г, рукопись.

Больной Меерсон (50 лет, художник) обследуется после удаления опухоли (олигодендроглиомы) медиальных отделов правой лобной области. В протоколе приведены данные предыдущего нейропсихологического обследования (Э.Г. Симерницкая, 1969), свидетельствующие о нарушениях памяти и эмоций без нарушений личности, сохранном праксисе и гнозисе. В 1972 году при повторной госпитализации отмечаются уже не только аффективные нарушения, но и нарушения личности, ориентировки, снижение критики. В нейропсихологическом обследовании центральные симптомы также лежат в памяти - на первый план выходит инертность, контаминации, отвлекаемость. Эти же симптомы отмечаются в праксисе и интеллектуальных операциях.


Протокол: больной Братищев

автор не указан. 1971 г, машинопись.

У больного исследуется память (запоминание слов, серий слов, фраз, рассказа) и серийный счет. Ранее отмечались нарушения ориентировки при сильных головных болях и личностные изменения (уплощенность). В резюме отмечается сохранность гнозиса, праксиса, многих интеллектуальных операций (хотя они затруднены импульсивностью); на первый план выступают аффективные изменения (болезненное отношение к ошибкам, негативизм), нарушения памяти (повышенная тормозимость следов интерференцией), стертые амнестико-афатические явления. Делается предположение о заинтересованности медиобазальных отделов височной области.


Протокол: больная Столяр

автор не указан. нет г, рукопись.

Больная обследуется по поводу опухоли правой лобной доли, медиальных отделов через 2 недели после проведенной операции. В обследовании на первый план выходят аффективные нарушения (эйфория), нарушения критичности и ориентировки, нарушения контакта и поведения (многоречивость), а также регуляторные дисфункции (импульсивность, фрагментарность, поверхностность) без грубой потери программ действия. Грубых нарушений памяти, восприятия не обнаруживается, в счете и решении задач указанные регуляторные симптомы присутствуют, но поддаются коррекции.


Протокол: больная Столяр

автор не указан. нет г, машинопись.

Больная обследуется по поводу опухоли правой лобной доли, медиальных отделов через 2 недели после проведенной операции. В обследовании на первый план выходят аффективные нарушения (эйфория), нарушения критичности и ориентировки, нарушения контакта и поведения (многоречивость), а также регуляторные дисфункции (импульсивность, фрагментарность, поверхностность) без грубой потери программ действия. Грубых нарушений памяти, восприятия не обнаруживается, в счете и решении задач указанные регуляторные симптомы присутствуют, но поддаются коррекции.


Протокол: больной Аванесов

автор не указан. 1976 г, рукопись.

У больного (36 лет, образование среднее, сварщик) отмечается стертый лобный синдром при менингиоме передних отделов мозолистого тела, парасагиттальной области. Больной является амбидекстром с признаками стертого левшества. В обследовании больной ориентирован, контактен, активен, аффективно нестабилен (взрывчат), к состоянию при этом недостаточно критичен. В праксисе отмечается легкая импульсивность и затруднения в двуручных пробах и пробах с переносом (говорящие обычно о дефиците межполушарного взаимодействия). В гнозисе, речи, простых мнестических задачах нарушений нет. В то же время в более сложных интеллектуальных заданиях или конфликтных пробах отмечаются явления импульсивности и инертности. Отмечается специфика легких форм лобного синдрома по сравнению с тяжелыми.


Протокол: больной Аванесов

автор не указан. 1976 г, машинопись.

У больного (36 лет, образование среднее, сварщик) отмечается стертый лобный синдром при менингиоме передних отделов мозолистого тела, парасагиттальной области. Больной является амбидекстром с признаками стертого левшества. В обследовании больной ориентирован, контактен, активен, аффективно нестабилен (взрывчат), к состоянию при этом недостаточно критичен. В праксисе отмечается легкая импульсивность и затруднения в двуручных пробах и пробах с переносом (говорящие обычно о дефиците межполушарного взаимодействия). В гнозисе, речи, простых мнестических задачах нарушений нет. В то же время в более сложных интеллектуальных заданиях или конфликтных пробах отмечаются явления импульсивности и инертности. Отмечается специфика легких форм лобного синдрома по сравнению с тяжелыми.


Протокол: больная Ермолаева

1970 г, машинопись.

Больная Ермолаева (46 лет) проходит обследование в связи с подозрением на опухоль правой теменно-височно-затылочной области. С больной проводится подробная беседа, где она рассказывает про разнообразные галлюцинации и иллюзии восприятия с нарушением ориентировки в месте и времени. Затем даются задания на анализ содержания сюжетных картин, пересказ рассказа, решение задач (в основном со всеми пробами больная справляется хорошо, хотя отмечается фрагментарность в восприятии сюжетных картин).


Протокол - больной Тюринов

автор не указан. 1974 г, машинопись.

Больной обследуется в связи с нарушением активности речевых процессов с элементами лобной дезинтеграции на фоне слабо выраженных нарушений медиальных отделов лобных долей. Диагноз больного - глубокая опухоль (астроцитома) левой лобной доли до левого бокового желудочка. Приведены данные неврологической и ангиографической диагностики. В нейропсихологической симптоматике по данным наблюдения за больным отмечаются нарушения ориентировки с конфабуляциями, нарушения критичности, эмоций, речевая аспонтанность и инактивность с эхолалиями. После операции симптомы нарушения ориентировки и загруженности исчезают. Объективно подробно исследуется праксис, слуховое и зрительное восприятие, память, речь (автоматизированные ряды, называние, понимание), счет, решение задач. Делаются выводы о нарушениях серийной организации в движении, речи, восприятии, интеллектуальных операциях и нарушении функций левых лобных (задне-лобных) и височных систем.


Работы по психологическому анализу мозговых поражений. Часть IV. Психологический анализ мозговых поражений. Лекции по функциональной патологии мозговых систем. Лекция 2. Психологический анализ патологии лобных систем.

Лурия А.Р.. 1940 г, машинопись.

Текст посвящен нарушениям психической деятельности при поражении лобных отделов и является частью более крупной работы по локальным поражениям различных отделов мозга (как следует из названия, жанр работы - тексты лекций). В содержании главы выделено 10 параграфов. Обсуждается история изучения функций лобных долей - невозможность выделить в результате анализа случаев их повреждения их узко специфическую функцию, как это было возможно для задних гностических корковых зон, но при этом - накопление данных о серьезных нарушениях поведения и личности при лобных поражениях. Обсуждается уровневое строение лобных отделов, которое позволяет им обеспечивать не просто двигательную активность, но целенаправленные, скоординированные и организованные во времени человеческие действия. Симультанная организация отдельных ритмических раздражений в целостные комплексы (динамические схемы, кинетические мелодии) и обеспечение единого, длящегося во времени движения связывается с работой премоторной коры; обсуждаются нарушения праксиса и речи при ее поражении. Описывается связь префронтальных отделов с поддержанием активного, целенаправленного, осмысленного поведения, подчиненного не полю, а внутреннему плану. Генезис таких форм поведения и связанное с ними развитие префронтальных отделов обсуждаются на материале детского развития (в том числе - с подробным анализом клинического случая удаления полюса левой лобной доли в детском возрасте). Распад активности и волевого поведения трактуется как дефект, возникший в результате нарушения структуры сложных предметных целенаправленных действий - невозможности сформировать намерение, оторванное от непосредственно данного предметного поля, а на его основе - мотив, и подчинить ему свои действия. Поведение в этой ситуации заменяется шаблонами, которые запускаются непосредственно данной ситуацией, в том числе - с персеверациями этих шаблонов. Анализируется влияние этих нарушений на процессы мышления. Для описания нарушений всей личности больного с лобными поражениями привлекается понятие переживания как обобщенного аффекта, в случае того или иного действия - соотносящего достигнутый результат с ожидаемым (здесь привлечены данные исследования уровня притязания у лобных больных). В заключении особенно подчеркивается трудность компенсации перечисленных нарушений.


Работы по психологическому анализу мозговых поражений. Часть IV. Психологический анализ мозговых поражений. Лекции по функциональной патологии мозговых систем. Лекция 3. Патология мозговых систем в свете теории развития.

Лурия А.Р.. 1940 г, машинопись.

Текст посвящен развитию мозговых систем, обеспечивающих психическую деятельность, и является частью более крупной работы по локальным поражениям различных отделов мозга (как следует из названия, жанр работы - тексты лекций). В начале изложения описывается ранее изложенный материал - указывается на то, что локальное поражение мозга вызывает системное нарушение психической деятельности, а не изолированное выпадение одного из ее компонентов, причем разные мозговые зоны имеют при этом разное системное значение. Обсуждается, что одно и то же по локализации мозговое поражение на разных стадиях онтогенеза может иметь различное значение для психической деятельности. На материале возрастной нейрофизиологии показывается, как в течение онтогенеза отдельные функции мозга организуются в сложные функциональные системы, подчиненные единой задаче. Обсуждается закон прогрессивной кортикализации функций, сложная взаимосвязь между подкорковыми и корковыми уровнями обеспечения психических процессов - в частности, показывается, что поражение нижележащих уровней в детском возрасте оказывает деструктивное влияние и на работу вышележащих уровней на последующих этапах их формирования (такого восходящего эффекта во взрослом возрасте нет). Развитие психических процессов на примере памяти описывается как изменение межфункциональных связей. С привлечением данных близнецовых исследований обсуждается изменение вклада наследственности и среды в протекание психических процессов в ходе онтогенеза. Вводится понятие ведущей (для каждого этапа онтогенеза) психической функции. Следующие разделы подробно описывают влияние такого процесса, как восприятие, на психическое развитие. При описании зрительного восприятия привлекаются случаи эйдетизма и синестезий как примеры его избыточного развития (подробно описан случай мнемониста Шерешевского) и ранней оптической агнозии с сопутствующим (и во многом возникшим вторично от оптических нарушений) тяжелым отставанием в развитии - как пример дефицитарности. В этом же контексте обсуждаются нарушения акустического гнозиса у близнецов, приводящие в детском возрасте к системному отставанию в речевом и познавательном развитии в отличие от поражения этих систем у взрослого. Указывается, что данный принцип системного влияния мозгового поражения не только на нижележащие (как у взрослых), но и на более сложные, вышележащие мозговые системы и связанные с ними психические процессы в детском возрасте верен не только для корковых, но и для подкорковых поражений. Это обсуждается на материале энцефалитных поражений третьего желудочка и базальных ганглиев, у детей приводящих к грубым нарушениям личности в варианте "анэтического синдрома" (как при поражении базальных лобных отделов). Делается вывод о том, что оценка патологического эффекта поражения того или иного очага должна производиться с учетом того места, которая занимает связанная с ним функция в системном развитии психических процессов, и времени в онтогенезе, в котором возникло поражение.