Поиск

Найдено 30 документов.


Нарушение избирательности психических процессов при опухолях лобных долей мозга. Ранние симптомы и развитие синдрома. А.Р.

Лурия А.Р., Смирнов Н.А.. 1966 г, машинопись.

Статья посвящена анализу случая злокачественной внутримозговой опухоли с токсическим эффектом и бурным ростом (б-ной Бит.) Автор демонстрирует ранние симптомы нарушения избирательности психических процессов, которые выступали на фоне сохранной психики. Далее в статье приводится анализ развития синдрома, в течение которого явления, ранее выступавшие только в специальных экспериментах, стали проявляться во всем поведении больного, приводя к потере ориентации в месте, времени и окружающих и вызывая спутанность сознания. В заключение автор кратко обсуждает физиологическую природу данных нарушений.


Нарушение избирательности психических процессов при опухоли лобной доли

Кричли М., Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1964 г, рукопись.

Работа представляет собой описание нарушения селективности психических процессов у больного Вас. вследствие глубоко расположенной внутримозговой опухоли левой лобной доли. В сериях экспериментов автор изучает, как нарушение избирательности проявляется в сознании, мнестической деятельности, отдельных формах речевой деятельности, интеллектуальных процессах, при выполнении движений и действий. Наблюдения показали, что психические процессы больного остаются сохранными, лишь будучи однозначно определенными жесткой программой, и грубо нарушаются, как только они начинают требовать выбора из нескольких альтернатив.


Нарушение избирательности психических процессов при опухоли лобной доли

Кричли М., Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1964 г, машинопись.

Работа представляет собой описание нарушения селективности психических процессов у больного Вас. вследствие глубоко расположенной внутримозговой опухоли левой лобной доли. В сериях экспериментов автор изучает, как нарушение избирательности проявляется в сознании, мнестической деятельности, отдельных формах речевой деятельности, интеллектуальных процессах, при выполнении движений и действий. Наблюдения показали, что психические процессы больного остаются сохранными, лишь будучи однозначно определенными жесткой программой, и грубо нарушаются, как только они начинают требовать выбора из нескольких альтернатив.


Протокол обследования больной Чемодановой

1963 — 1964 г, рукопись.

Документ представляет собой протокол нейропсихологического обследования пациентки Чемодановой. Указано, что пациентка имеет 4 класса образования, является сапожником, перенесла удаление опухоли (астроцитомы) из задне-лобных отделов с прорастанием ее в глубинные структуры. Обследование проводится в динамике в течение нескольких недель после операции. На 4-й день после операции описана дезориентированность, инактивность, спутанность больной. Пациентке доступно выполнение прямой инструкции или задания по типу воспроизведения смысла рассказа через ответы на вопросы, но при попытке самостоятельно удержать и выполнить ту или иную программу действия это выполнение сразу замещается соскальзываниями, конфабуляциями или персеверациями. Через 3-4 недели после операции больная ориентирована в месте и времени, многоречива, жалуется на память. На этом этапе больной в первую очередь предъявляются задачи для решения. Больной доступно повторение задачи (с помощью вопросов экспериментатора), решение простых задач (хотя оно и осложняется персеверациями математических операций), но в более сложных задачах возникает персеверация старого способа решения или даже невозможность удержать саму схему решения. При этом пациентка может успешно принять помощь в виде внешних опор и схем, помогающих программированию действий.


К нейропсихологии резонерства

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Документ представляет собой краткий очерк о нейропсихологии резонерства - формально правильных, но многословных и оторванных от реальности рассуждений. Лурия приводит в пример двух пациентов: разбирает образцы их речи и устанавливает связь между нарушением и поражением глубоких отделов правого полушария.


К нейропсихологии резонерства

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Документ представляет собой краткий очерк о нейропсихологии резонерства - формально правильных, но многословных и оторванных от реальности рассуждений. Лурия приводит в пример двух пациентов: разбирает образцы их речи и устанавливает связь между нарушением и поражением глубоких отделов правого полушария.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, рукопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


О стойких явлениях деперсонализации после удаления краниофарингомы с резекцией полюса правой лобной доли (больной Дубинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Сообщение посвящено описанию нейропсихологического синдрома при поражении медиальных отделов полушарий и передних отделов лимбической области, при котором на первый план выступают стойкие нарушения ориентировки, спутанность, нарушения сознания. Особенную роль при этом играют правополушарные структуры Синдром описывается на примере больного Дубинского (39 лет, инженер), перенесшего удаление опухоли (краниофарингомы) глубинных отделов правого полушария с резекцией полюса правой лобной доли. До операции при полностью сохранной ориентировке, отсутствии нарушений в большинстве высших психических функций больной демонстрировал только легкое снижение памяти и незначительную импульсивность. После операции состояние пациента заметно ухудшилось: гнозис, праксис, речь оставались сохранными, но на первый план вышли грубые нарушения сознания со спутанностью и конфабуляциями, деперсонализацией, нарушения ориентировки и критики. Нарушения памяти при этом стали значительно грубее. После почти полного регресса большинства симптомов явления деперсонализации и конфабуляции достаточно стойко сохранялись даже после месяца с момента операции. Отчасти механизмы синдрома могут быть связаны со спазмом обеих передних мозговых артерий.


О стойких явлениях деперсонализации после удаления краниофарингомы с резекцией полюса правой лобной доли (больной Дубинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Сообщение посвящено описанию нейропсихологического синдрома при поражении медиальных отделов полушарий и передних отделов лимбической области, при котором на первый план выступают стойкие нарушения ориентировки, спутанность, нарушения сознания. Особенную роль при этом играют правополушарные структуры Синдром описывается на примере больного Дубинского (39 лет, инженер), перенесшего удаление опухоли (краниофарингомы) глубинных отделов правого полушария с резекцией полюса правой лобной доли. До операции при полностью сохранной ориентировке, отсутствии нарушений в большинстве высших психических функций больной демонстрировал только легкое снижение памяти и незначительную импульсивность. После операции состояние пациента заметно ухудшилось: гнозис, праксис, речь оставались сохранными, но на первый план вышли грубые нарушения сознания со спутанностью и конфабуляциями, деперсонализацией, нарушения ориентировки и критики. Нарушения памяти при этом стали значительно грубее. После почти полного регресса большинства симптомов явления деперсонализации и конфабуляции достаточно стойко сохранялись даже после месяца с момента операции. Отчасти механизмы синдрома могут быть связаны со спазмом обеих передних мозговых артерий.


Нарушения мнестических процессов при глубокой интрацеребральной опухоли левой лобной доли. Случай Шаб.

Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

В статье описан случай больного Шаб. с нарушениями памяти вследствие опухоли лобной доли левого полушария. Первое нейропсихологическое обследование показало сохранный праксис, легкие нарушения речи и интеллекта сводились к мнестическим дефектам. После операции у больного отмечался регресс симптомов, однако спустя год больной с рецидивом снова поступил в Институт Нейрохирургии. После повторной операции праксис и речь также оставались сохранными; на первый план выходило нарушение мнестических процессов. В первое время после операции больной демонстрировал нестойкость следов памяти; через два с половиной месяца этот симптом регрессировал, однако ретроактивное торможение раз возникших следов оставалось выраженным. Анализ интеллектуальной деятельности также показал, что в основе синдрома больного Шаб. лежит потеря избирательности психических процессов.


Нейропсихология памяти (Том II) Нарушение памяти при глубинных поражениях мозга (Клинические синдромы)

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

Второй том книги о нейропсихологии памяти. В томе методом синдромного анализа разобраны клинические нарушения памяти при различных локализациях мозгового поражения. Так, обсуждаются синдромы, возникающие при опухолях третьего желудочка, массивных поражениях глубоких отделов мозга и лобных долей, разрывах аневризмы передней соединительной артерии, поражениях диэнцефально-лобных областей. При обследовании больных используется методика, учитывающее непосредственное и отсроченное влияние интерферирующего материала на успешность запоминания. Во всех рассмотренных случаях повышенная тормозимость следов интерферирующим материалом оказалось основным механизмом нарушений памяти. Полученные данные позволяют понять, какой вклад различные мозговые системы вносят в функционирование памяти человека.


К нейропсихологии резонерства

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Документ представляет собой краткий очерк о нейропсихологии резонерства - формально правильных, но многословных и оторванных от реальности рассуждений. Лурия приводит в пример двух пациентов: разбирает образцы их речи и устанавливает связь между нарушением и поражением глубоких отделов правого полушария.


Протокол: больной Иванов Эдуард

1966 г, рукопись.

В документе представлен многостраничный протокол диагностических обследований пациента Эдуарда Иванова (проживающего в Москве). С больным проводится беседа (из которой следует, что у больного нарушена критичность и регуляция поведения), исследование движений, речи, памяти - слухоречевой, зрительной (указано наличие ретроактивного торможения), опосредствованное запоминание, передача рассказов (где отмечаются контаминации и конфабуляции), пробы на реакцию выбора, интеллектуальные операции (счет, задачи, серии картинок). Анализа результатов обследования в протоколе не производится.


Протокол: больной Бубнов

1975 г, рукопись.

Больной обследуется на 8 день после тяжелой черепно-мозговой травмы обеих лобных областей. У больного отмечается недостаточная ориентировка, конфабуляции. Подробно, неоднократно исследуется выполнение больным инструкций различной сложности, счет, решение задач, анализ сюжетных картин, запоминание рассказов. Периодически выявляются умеренные, в разных заданиях проявляющиеся в разной степени нарушения программирования и контроля (потеря программы, соскальзывание на стереотип). Эти симптомы нарастают на фоне истощения, которое также приводит к появлению контаминаций (например, при запоминании рассказов). В течение недели отмечается тенденция к постепенному регрессу симптоматики.


Протокол: больной Бубнов

1975 г, машинопись.

Больной обследуется на 8 день после тяжелой черепно-мозговой травмы обеих лобных областей. У больного отмечается недостаточная ориентировка, конфабуляции. Подробно, неоднократно исследуется выполнение больным инструкций различной сложности, счет, решение задач, анализ сюжетных картин, запоминание рассказов. Периодически выявляются умеренные, в разных заданиях проявляющиеся в разной степени нарушения программирования и контроля (потеря программы, соскальзывание на стереотип). Эти симптомы нарастают на фоне истощения, которое также приводит к появлению контаминаций (например, при запоминании рассказов). В течение недели отмечается тенденция к постепенному регрессу симптоматики.


Протокол: больной Бубнов

1975 г, рукопись.

Больной проходит катамнестическое исследование спустя 5 недель после ЧМТ лобных отделов (двусторонне). При сохранной ориентировке обсуждение событий до ранения вызывает у пациента конфабуляции. Праксис сохранен. простые интеллектуальные операции больному доступны, но в более сложных возникают нарушения планирования и контроля. Мышление исследуется на материале решения задач, счета, понимания сюжетных картин.


Протокол: больной Бубнов

1975 г, машинопись.

Больной проходит катамнестическое исследование спустя 5 недель после ЧМТ лобных отделов (двусторонне). При сохранной ориентировке обсуждение событий до ранения вызывает у пациента конфабуляции. Праксис сохранен. простые интеллектуальные операции больному доступны, но в более сложных возникают нарушения планирования и контроля. Мышление исследуется на материале решения задач, счета, понимания сюжетных картин.


Протокол: больная Садовская

1975 г, рукопись.

Больная обследуется в связи с опухолью (менингиомой) ольфакторной ямки (двусторонней, больше слева). Больная демонстрирует инертность, ригидность, конфабуляции, нарушения ориентировки. В выполнении заданий демонстрирует вялость, угасание при выполнении конфликтных проб, персеверации, а в более сложных заданиях - потерю программы на фоне общей инактивности. Отмечается, что состояние больной ухудшается на фоне предыдущих обследований.


Протокол: больная Садовская

1975 г, машинопись.

Больная обследуется в связи с опухолью (менингиомой) ольфакторной ямки (двусторонней, больше слева). Больная демонстрирует инертность, ригидность, конфабуляции, нарушения ориентировки. В выполнении заданий демонстрирует вялость, угасание при выполнении конфликтных проб, персеверации, а в более сложных заданиях - потерю программы на фоне общей инактивности. Отмечается, что состояние больной ухудшается на фоне предыдущих обследований.