Поиск

Найдено 21 документов.


Очерки по теории травматических афазий

Лурия А.Р.. 1945 г, машинопись.

Вероятно, один из черновых вариантов книги Лурии "Травматическая афазия" (1947). В книге четыре главы, каждая из которых посвящена определенному аспекту проблемы травматической афазии. В первой главе травматическая афазия охарактеризована с точки зрения эпидемиологии: приведена статистика возникновения афазии после ранений головного мозга, описана динамика ее развития и проведено разделение между первичными афазиями и вторичными (реактивными, возникающими вследствие личностной реакции на первичную травму). Во второй главе обсуждается восстановление речевой функции после травматической афазии, в частности, его зависимость от этиологии и локализации поражения, а также от наличия у больного скрытого или семейного левшества. В третьей главе Лурия описывает общие нейропсихологические механизмы речевой функции, а также характеризует типы афазий в зависимости от топики поражения. Так, Лурия выделяет премоторные афазии (две формы, динамическую и эфферентную моторную), афферентную (апрактическую) афазию, акустические афазии (сенсорную и амнестическую), семантическую афазию. В последней, четвертой, главе приведены методы исследования речи (в том числе письменной), а также других психических функций (гнозиса, праксиса и счета). В книге подробно разобраны многочисленные клинические случаи. Текст содержит рукописные редакторские пометы и рисунки.


К вопросу о соотношении и мозговой организации речевого и музыкального слуха

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. машинопись.

В очерке на примере двух пациентов продемонстрирована диссоциация мозговой организации речи и музыкального слуха. У первого пациента, композитора В.Я. Шебалина, была сенсорная афазия, которая со временем разрешилась в акустико-мнестическую форму. Несмотря на нарушения фонематического слуха и слабость слухо-речевых следов, музыкальный слух композитора оставался сохранен, и он успешно продолжал творческую деятельность. Второй пациентке, музыкальному педагогу по профессии, был поставлен диагноз "эфферентная моторная афазия", которая сопровождалась динамической, оральной и частичной пространственной апраксией. Тем не менее, ее музыкальный слух также оставался сохранен, и после восстановления моторной и просодической стороны речи пациентка могла играть на фортепиано и пропевать мелодии. Описанные случаи свидетельствуют, что первично музыкальный слух не нарушается ни при поражении передних, ни при поражении задних речевых отделов.


The relation of verbal and musical processes and musical processes and their cerebral organization

Luria A.R., Tsvetkova L.S.. 1975 г, машинопись.

В очерке на примере двух пациентов продемонстрирована диссоциация мозговой организации речи и музыкального слуха. У первого пациента, композитора В.Я. Шебалина, была сенсорная афазия, которая со временем разрешилась в акустико-мнестическую форму. Несмотря на нарушения фонематического слуха и слабость слухо-речевых следов, музыкальный слух композитора оставался сохранен, и он успешно продолжал творческую деятельность. Второй пациентке, музыкальному педагогу по профессии, был поставлен диагноз "эфферентная моторная афазия", которая сопровождалась динамической, оральной и частичной пространственной апраксией. Тем не менее, ее музыкальный слух также оставался сохранен, и после восстановления моторной и просодической стороны речи пациентка могла играть на фортепиано и пропевать мелодии. Описанные случаи свидетельствуют, что первично музыкальный слух не нарушается ни при поражении передних, ни при поражении задних речевых отделов.


The relation of verbal and musical processes and musical processes and their cerebral organization

Luria A.R., Tsvetkova L.S.. 1975 г, рукопись.

В очерке на примере двух пациентов продемонстрирована диссоциация мозговой организации речи и музыкального слуха. У первого пациента, композитора В.Я. Шебалина, была сенсорная афазия, которая со временем разрешилась в акустико-мнестическую форму. Несмотря на нарушения фонематического слуха и слабость слухо-речевых следов, музыкальный слух композитора оставался сохранен, и он успешно продолжал творческую деятельность. Второй пациентке, музыкальному педагогу по профессии, был поставлен диагноз "эфферентная моторная афазия", которая сопровождалась динамической, оральной и частичной пространственной апраксией. Тем не менее, ее музыкальный слух также оставался сохранен, и после восстановления моторной и просодической стороны речи пациентка могла играть на фортепиано и пропевать мелодии. Описанные случаи свидетельствуют, что первично музыкальный слух не нарушается ни при поражении передних, ни при поражении задних речевых отделов.


On the Prosodic Organization of the Fluent Speech in Amnestic Aphasia (A note to the problem of the relation of music and speech)

Luria A.R.. 1974 г, машинопись.

Заметка посвящена проблеме нейрональной диссоциации языковой и музыкальной способностей человека. Основным вопросом является возможность использовать сохранную музыкальную и просодическую способность для преодоления афазического дефицита. Вопрос рассмотрен на примере пациента Засецкого, многолетнего пациента Лурии и героя книги "Потерянный и возвращенный мир". Пациент с тяжелой семантической афазией испытывал значительные трудности с письмом. Тем не менее, сохранные ритмические и просодические способности позволили ему восполнить дефицит поиска слов и нахождения связей между ними за счет использования ритмической прозы. В заметке разобраны образцы такой прозы и ее лингвистические особенности.


К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Тубылевич Б.. 1968 г, машинопись.

Материал представляет собой раннюю версию статьи "Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития". Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


не указано

рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


не указано

рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


Modification of the structure and cerebral organization of psychological processes with their functional development

Luria A.R., Simernitskaya E.G., B. Tubylevich. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Нарушение произвольных движений при локальных поражениях мозга (к психофизиологическому анализу произвольных движений человека)

Лурия А.Р.. 1968 г, машинопись.

В статье кратко описываются основные положения нейропсихологического подхода к исследованию произвольных движений и их мозговой организации. Произвольные движения определяются как движения, включенные в сознательную деятельность, подчиненные определенной цели, разбитые на определенные двигательные задачи, регулярно корригируемые человеком за счет механизмов обратной связи. Выделяются основные характеристики произвольных движений: 1) их уровневая организация (протекание на уровне филогенетически упроченных синергий или результат прижизненного обучения, а также промежуточный вариант - прижизненно освоенные, но автоматизированные до уровня синергий движения); 2) различная структура на разных этапах формирования деятельности (от максимально развернутой на этапе освоения до свернутой на этапе автоматизации с различными типами коррекции движений для каждого этапа); 3) нейропсихологические факторы, обеспечивающие реализацию движений. Далее эти факторы - позно-тоническая организация, схема тела (кинестетическое восприятие), пространственное восприятие, процессы переключения (серийной организации) и произвольной регуляции (за счет поставленной двигательной задачи) сначала кратко перечисляются, а затем подробно анализируются с описанием связанных с ними мозговых областей и тех расстройств движений, которые возникают при их поражениях (то есть с выделением основных форм апраксий).


Протокол: больная Патрина

Киященко Н.К.. 1976 г, машинопись.

Протокол обследования пациентки с опухолевым поражением левого полушария. Сенсомоторный дефицит и судороги правых конечностей сопровождаются признаками поражения субдоминантного полушария: анозогнозией и нарушением схемы тела. Такая совокупность симптомов объясняется либо вовлечением в патологический процесс правого полушария, либо скрытым левшеством пациентки.


Мозг человека и психические процессы (Главы из планированной книги Лурия и Поляков "Мозг и психические процессы"). Глава 6. Движение и действие и их мозговая организация.

Лурия А.Р.. 1948 г, машинопись.

Глава посвящена мозговым механизмам произвольных движений и действий. В первом разделе движение описывается как приспособительный акт, представляющий собой функциональную систему, подчиненную определенной задаче. Построение таких функциональных систем показано сначала на уровне самых простых движений, реализующихся спинным мозгом (реакция на боль), стволом головного мозга (дыхание), на примере элементарных приспособительных движений, которые имеются у новорожденных (сосание, у ряда животных - ходьба); обсуждается стереотипность и комплексность таких функциональных систем. Описываются эволюционно более сложные двигательные навыки, реализующиеся в изменчивых ситуациях, и двухфазные (с этапом ориентировки) двигательные акты; анализируется специфика человеческих движений - отделенность многих задач от конечной цели, предметный характер, потребность соединять движения в сложные "кинетические мелодии". Это требует возможности вычленения отдельных тонких избирательных движений и их подбора по определенную задачу с оттормаживанием нерелевантных движений, что может быть реализовано только корковыми отделами мозга. Во втором разделе описывается строение двигательной области коры головного мозга и ее эволюционное развитие. Рассматривается первичная двигательная кора и начинающиеся в ней двигательные пути - пирамидный и экстрапирамидный, области внутри первичной коры, активирующие и тормозные влияния, регулирующие ее работу, проекционное строение первичной коры, параличи и парезы, возникающие при ее разрушении, а также пути частичного восстановления движений за счет восстановления синаптической проводимости в поврежденной зоне. В третьем разделе обсуждается роль кинестетических афферентаций в построении сложных движений, анализируются симптомы и механизмы нарушений движений при нарушениях афферентного синтеза - атаксии, дизметрии при поражении первичных чувствительных зон постцентральной области, а также синдромы кинестетической и оральной апраксии, связанные с повреждением вторичной теменной коры.Затем освещается роль пространственной афферентации в построении движений - определении направления движения, пространственного расположения частей тела и орудий, топологических характеристик в сложных, символических двигательных актах. Обсуждается роль зрения, вестибюлярного аппарата и кинестетической афферентации в пространственной организации движений. Анализируются нарушения пространственной организации движений и пространственных представлений при синдроме конструктивной апраксии. Наконец, четвертый раздел посвящен эфферентной организации движений и действий - серийной организации изолированных движений в кинетические мелодии (благодаря функциям премоторной коры); описываются нарушения серийной организации (плавности переключения), приводящие к дезавтоматизации движений и невозможности реализации или формирования даже простых двигательных навыков. Обсуждаются нарушения при поражении премоторной зоны - фазические нарушения плавности собственной речи, нарушения внутренней речи. Показывается влияние премоторных поражений на протекание прежде автоматизированных интеллектуальных операций. Также обсуждаются связи премоторной коры с подкорковыми структурами, при разрушении которых возникают явления патологической инертности (персеверации). В выводах кратко еще раз перечисляются основные корковые механизмы обеспечения произвольных движений.


Восстановление функций при военных травмах нервов и мозга

Лурия А.Р.. 1943 г, машинопись.

Русскоязычная статья на тему восстановления функций нервной системы после военной травмы на основе данных, полученных в Нейрохирургической реабилитационной клинике госпиталя всесоюзного института экспериментальной медицины и восстановления (возможно, русскоязычный черновик статьи "Recovery of nerve and brain functions in war trauma"). Лурия пишет о двух типах восстановления: регенерации самой поврежденной ткани и функциональной реорганизации выпавшего навыка. Реабилитация поражений нервной системы практически полностью полагается на второй тип. В статье подробно изложены принципы функциональной реабилитации пораженных периферических нервов и головного мозга. Функциональной реабилитации периферических нервов можно достичь с помощью помощью трудотерапии; обсуждаются преимущества осмысленных операций над объектами перед изолированными механическими упражнениями и возможные механизмы функционального восстановления. Реорганизация мозговых функций после травматических поражений обсуждается на примерах движений и речи.


Recovery of nerve and brain functions in war trauma

Luria A.R.. 1945 г, машинопись.

Англоязычная статья на тему восстановления функций нервной системы после военной травмы на основе данных, полученных в Нейрохирургической реабилитационной клинике госпиталя всесоюзного института экспериментальной медицины и восстановления (возможно, перевод статьи "Восстановление функций при военных травмах нервов и мозга"). Лурия пишет о двух типах восстановления: регенерации самой поврежденной ткани и функциональной реорганизации выпавшего навыка. Реабилитация поражений нервной системы практически полностью полагается на второй тип. В статье подробно изложены принципы функциональной реабилитации пораженных периферических нервов и головного мозга. Функциональной реабилитации периферических нервов можно достичь с помощью помощью трудотерапии; обсуждаются преимущества осмысленных операций над объектами перед изолированными механическими упражнениями и возможные механизмы функционального восстановления. Реорганизация мозговых функций после травматических поражений обсуждается на примерах движений и речи.


Нарушение структуры действия при мозговых поражениях. (к пересмотру учения об апраксии). Москва

Лурия А.Р.. 1948 г, машинопись.

Статья посвящена нейрональным основам апраксий различного типа. Прежде всего, Лурия подробно расписывает функциональную организацию целенаправленного действия: его мотивационную, эфферентную, афферентную, пространственную, временную, симультанно-организационную составляющую. Далее описаны методы исследования движения. Отдельно подробно рассматриваются апраксии вследствие поражений различных мозговых отделов: гностических затылочно-теменных систем (пространственная апраксия), ретроцентральных отделов (апраксия позы и нарушения орального праксиса), премоторных отделов (динамическая апраксия), лобных долей (нарушения мотивационно-целевой составляющей действия). В статье разобраны многочисленные клинические случаи.


О двух видах синтезов в работе коры человеческого мозга.

Лурия А.Р.. 1949 г, машинопись.

В статье (монографии) Лурия пишет о двух видах синтеза в коре головного мозга - симультанном и сукцессивном. Симультанный (пространственный) синтез объединяет разные раздражители в одновременные группы и обеспечивается затылочно-теменными отделами коры; сукцессивный (временной) объединяет отдельные возбуждения в последовательные ряды и обеспечивается премоторными и лобно-височными отделами коры. Лурия описывает методики для исследования обоих видов синтеза, на клинических примерах подробно разбирает нарушения, возникающие при поражении каждой из этих систем, и показывает наличие двойной диссоциации между ними.


Учение И.П.Павлова о корковых анализаторах и проблема построения движений (карандашом зачеркнуто слово "построения" и написано: "патологии"

Лурия А.Р.. 1949 г, машинопись.

В статье Лурия разбирает концепцию И.Павлова о наличии в коре головного мозга наряду с системами элементарного, низшего анализа информации ("ядро" коркового анализатора) систем высшего порядка, отвечающих за дальнейший анализ и синтез полученной рецепторной информации ("периферия" коркового анализатора, или вторичные зоны). При поражении вторичных зон первичная обработка информации не страдает, но элементы этой информации перестают восприниматься как смысловое целое. Такие эффекты наблюдаются, например, при поражении вторичных отделов височных областей, которое ведет к утрате слуховой организации речи, и вторичных отделов затылочных областей, которое приводит к нарушениям осмысленного зрительного восприятия. При этом, утверждает Лурия, подобная модель организации двигательной функции остается малоизученной. После краткого исторического обзора Лурия приводит идею Павлова о том, что двигательная кора головного мозга является не эффекторным, а афферентным аппаратом, и что двигательные зоны головного мозга, помимо прецентральной извилины, распространяются и кзади. Таким образом, скоординированное движение возможно только при афферентной обратной связи. Лурия подтверждает эту теорию данными эволюционной анатомии и физиологии, а также разбором случаев поражения двигательных анализаторов у человека: первичных и вторичных афферентных (кинестетичесиких) зон. Механизмы двигательных нарушений также демонстрируются в опытах с использованием метода электромиограмм. Отдельно обсуждается роль пространственного анализатора (вторичные затылочно-теменные зоны) и премоторных отделов в организации движения. Статья содержит рукописные пометы и вставки.