Поиск

Найдено 9 документов.


Клинико-психологическая симптоматика экстрацеребральных опухолей лобной области

Лурия А.Р., Руденко З.Я.. нет г, рукопись.

Статья посвящена нейропсихологической симптоматике эстрацеребральных опухолей лобных отделов головного мозга, а конкретнее - условиям, при которых возникает локальная и общемозговая симптоматика. В рукописи подробно разбираются симптомы, возникающие при конвекситальных и базальных поражениях лобных долей, а также случаи декомпенсированного поражения. Материал содержит многочисленные примеры клинических случаев.


Post-mortem findings

not specified. машинопись.

Посмертное анатомическое и гистологическое заключение относительно опухоли (олигодендроглиобластомы) лобных отделов левого полушария.


Нарушение мнестических процессов после удаления артерио-венозной аневризмы левой лобной доли у левши. Случай Луб.

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1966 г, рукопись.

В статье описан случай нарушений памяти вследствие аневризмы полюса левой лобной доли, сопровождающейся медио-базальным кровоизлиянием, у левши (больной Луб.). Сразу после операции у больного развилось грубое нарушение памяти, напоминающее корсаковский синдром, которое в дальнейшем подверглось обратному развитию. Спустя три недели после операции по удалению аневризмы и гематомы и клипированию полярной ветви передней мозговой артерии проводилось подробное нейропсихологическое обследование больного. При сохранном праксисе, гнозис и речи у больного проявлялись аффективные и легкие интеллектуальные нарушения. Однако центральным синдромом оставались выраженные нарушения памяти. По результатам серии опытов авторы делают выводы о механизме нарушения - патологическом ретроактивном торможении следов. Интеллектуальные поражения носят вторичный характер и обусловлены мнестическими дефектами. Отсутствие грубых нарушений интеллектуальной деятельности, характерных для лобного синдрома, авторы объясняют локализацией поражения (медио-базальные отделы), а также тем фактом, что больной был левшой, а следовательно, левое полушарие у него было субдоминантным.


Нарушение мнестических процессов после удаления артерио-венозной аневризмы левой лобной доли у левши. Случай Луб.

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1966 г, машинопись.

В статье описан случай нарушений памяти вследствие аневризмы полюса левой лобной доли, сопровождающейся медио-базальным кровоизлиянием, у левши (больной Луб.). Сразу после операции у больного развилось грубое нарушение памяти, напоминающее корсаковский синдром, которое в дальнейшем подверглось обратному развитию. Спустя три недели после операции по удалению аневризмы и гематомы и клипированию полярной ветви передней мозговой артерии проводилось подробное нейропсихологическое обследование больного. При сохранном праксисе, гнозис и речи у больного проявлялись аффективные и легкие интеллектуальные нарушения. Однако центральным синдромом оставались выраженные нарушения памяти. По результатам серии опытов авторы делают выводы о механизме нарушения - патологическом ретроактивном торможении следов. Интеллектуальные поражения носят вторичный характер и обусловлены мнестическими дефектами. Отсутствие грубых нарушений интеллектуальной деятельности, характерных для лобного синдрома, авторы объясняют локализацией поражения (медио-базальные отделы), а также тем фактом, что больной был левшой, а следовательно, левое полушарие у него было субдоминантным.


Материалы к вопросу о синдроме поражения правой лобной доли и ее полюсно-медиальных отделов

1975 г, машинопись.

Материалы к тексту "Вопросы о синдроме поражения правой лобной доли и ее полюсно-медиальных отделов". Содержит протоколы обследований больных Коренкова (66300) и Каманина (66052).


Протокол: больной Коркин

автор не указан, Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Протокол: больной Коркин

автор не указан, Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Протокол: больной Павлов

1965 г, рукопись.

Послеоперационное нейропсихологическое обследование больного Павлова (39904) с опухолью полюса левой лобной доли


О стойких явлениях деперсонализации после удалению краниофарингемы с резекцией полюса правой лобной доли

Лурия А.Р.. 1960 г, машинопись.

Настоящая заметка - разбор случая пациента после резекции правого лобного полюса в связи с опухолью. До операции пациент не проявлял выраженной нейропсихологической симптоматики. После операции, при сохранном гнозисе, речи, праксисе и элементарных интеллектуальных операциях, у пациента наблюдалась стойкая деперсонализация с конфабуляциями, которая диссоциировала с сохранной памятью на предшествующие операции события. Представленный случай представляет интерес для исследования расстройств сознания.