Поиск

Найдено 17 документов.


Варианты лобного синдрома. Сообщение… Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли

1964 г, рукопись.

Данный документ, как следует из его титульного листа, представляет собой сообщение из цикла «Варианты лобного синдрома» под названием «Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли». Он является незаконченным описанием клинического случая больного Теплинского (студент, 22 года) с интрацеребральной опухолью (протоплазматической астроцитомой) в глубине правой лобной доли вблизи переднего рога бокового желудочка с прорастанием и в передний рог левого бокового желудочка, а также в подкорковые узлы. Описано постепенное ухудшение состояния больного через месяц после первой операции: от легкой неустойчивости внимания при первичной диагностике – до сильной истощаемости, пассивности, загруженности, отвлекаемости при повторном обследовании, но в обоих случаях – с сохранением большинства компонентов праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций.


Варианты лобного синдрома. Сообщение… Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли

1964 г, машинопись.

Данный документ, как следует из его титульного листа, представляет собой сообщение из цикла «Варианты лобного синдрома» под названием «Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли». Он является незаконченным описанием клинического случая больного Теплинского (студент, 22 года) с интрацеребральной опухолью (протоплазматической астроцитомой) в глубине правой лобной доли вблизи переднего рога бокового желудочка с прорастанием и в передний рог левого бокового желудочка, а также в подкорковые узлы. Описано постепенное ухудшение состояния больного через месяц после первой операции: от легкой неустойчивости внимания при первичной диагностике – до сильной истощаемости, пассивности, загруженности, отвлекаемости при повторном обследовании, но в обоих случаях – с сохранением большинства компонентов праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций. В конце данной машинописной версии статьи находится лист из другой статьи по нефрологии, по всей видимости, не авторства А.Р. Лурии и не имеющей содержательного отношения к тексту.


О стертом "лобном синдроме" при экстрацеребральной опухоли (арахноид-эндотелиоме) правой лобной области

рукопись.

А.Р. Лурия описывает случай больного (Дурн., 37604) с массивной костной опухолью передних отделов правой стороны черепа. Опухоль вызывает заметные нарушения ликворо- и гемодинамики, а также гипертензионные явления, что проявляется в отчетливом синдроме нарушения высших корковых функций. Так, больной обнаруживает нестойкость внимания, импульсивность, дефекты устойчивой интеллектуальной деятельности, нарушение контроля и оживление побочных связей.


О стертом "лобном синдроме" при экстрацеребральной опухоли (арахноид-эндотелиоме) правой лобной области

машинопись.

А.Р. Лурия описывает случай больного (Дурн., 37604) с массивной костной опухолью передних отделов правой стороны черепа. Опухоль вызывает заметные нарушения ликворо- и гемодинамики, а также гипертензионные явления, что проявляется в отчетливом синдроме нарушения высших корковых функций. Так, больной обнаруживает нестойкость внимания, импульсивность, дефекты устойчивой интеллектуальной деятельности, нарушение контроля и оживление побочных связей.


О нарушении высших корковых функций при массивных опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1966 г, рукопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


О нарушении высших корковых функций при массивных опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1966 г, машинопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


О нарушении высших корковых функций при опухолях левой лобной доли у левшей

Куцемилова А.П., Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

Статья посвящена особенностям лобного синдрома при опухолях левой лобной доли у левшей. Разобраны три случая пациентов с явным или стертым левшеством, у которых массивные опухоли левой лобной доли протекали практически без нарушений высших психических функций, в том числе без речевых нарушений. Случаи иллюстрируют явление латерализации функции лобных долей головного мозга.


Протокол обследования больной Калаговой

1962 г, рукопись.

Протокол диагностики больной Калаговой преимущественно посвящен решению задач. Сведений о возрасте/профессии больной, этиологии/локализации поражения в протоколе нет, резюме выявленных нарушений также отсутствует. В числе основных симптомов упоминаются контаминации, соскальзывание на побочные связи, импульсивность, отвлекаемость. Помимо задач больной даются следующие пробы: простая условная реакция, реакция выбора, пробы на праксис, пробы на выполнение и оценку ритмов, пробы на счет (простой, серийный), пересказ содержания знакомого текста с опорой на долговременную память ("Евгений Онегин").


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


Протокол: больной Мирзоян

1976 г, рукопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Мирзоян

1976 г, машинопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Коркин

Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Протокол: больной Коркин

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Стойкое нарушение памяти и сознания при артерированной аневризме глубоких отделов левого полушария

Лурия А.Р., Подгорная А.Я., Фам Мин Хак. 1970 г, рукопись.

В черновике к статье описан случай пациента Игошина (50228) с разрывом аневризмы в глубоких отделах левого полушария; статья содержит выписки и вырезки из протоколов обследования


Протокол: больной Свистунов

рукопись.

Больной Свистунов обследуется в связи с подозрением на опухоль глубинных диэнцефальных отделов мозга с вовлечением базальных отделов левой лобной доли. Больной отличается инактивностью, колеблется между просоночным состоянием и бодрствованием. В обследовании демонстрирует недостаточную критичность и ориентировку, грубые нарушения внимания, памяти (нестойкость следов, контаминации, конфабуляции) и выполнения конфликтных реакций (нарушения торможения), а также протекания процессов мышления (по причине нарушений его планирования) при полной сохранности речи (в том числе письма и чтения), праксиса, гнозиса, пространственных представлений. Делается вывод о представленности у пациента диэнцефально-базально-лобного синдрома преимущественно левого полушария.


Психология мозговых поражений. Очерк функциональной патологии мозговых систем. Часть II. Психологический анализ лобных систем. Глава V.Патология деятельности при поражении лобных систем.

Лурия А.Р.. 1940 г, машинопись.

Работа посвящена роли префронтальных отделов лобных долей в организации человеческой деятельности. 1) В первом разделе на материале опытов на животных показывается, что, в отличие от поражения премоторных отделов, префронтальная (третичная) локализация приводит не к нарушениям движений, а к распаду всей структуры деятельности (поведения) в тех случаях, когда она направляется не внешним стимулом и непосредственно воспринимаемым полем, а поставленной задачей, на основании которой часть компонентов воспринимаемого поля анализируются как релевантные ей, а часть - как нерелевантные. В этом случае действия теряют связь с внутренними мотивами и намерениями, которые их направляют; нарушение связи действия и мотива выделяется как ключевая единица, страдающая при лобных поражениях. 2) Во втором разделе описываются клинические наблюдения за пациентами с префронтальной локализацией, характеризующиеся именно такой дезинтеграцией системы мотивов, определяющей поведение (в том числе - пациенты Мер. и Св-ий с изначально премоторной сиптоматикой, где префронтальные симптомы возникали в картине болезни постепенно). Мотив при этом замещается либо требованиями поля, либо мотивом предыдущего, ранее завершенного действия; при этом действие, которое больной не выполняет по инструкции, может быть впоследствии выполнено как персеверация. 3) В следующем разделе (в работе стоит под номером 5, хотя идет после раздела 2) обсуждаются психологические особенности протекания специфически человеческой деятельности: если у животного поведение направляется естественными потребностями и протекает всегда в рамках конкретной ситуации, то у человека при переходе к орудийной деятельности и разделению труда мотивы приобретают общественный характер. Еще больше деятельность усложняется с появлением речи. Подробно с привлечением данных возрастной физиологии и возрастной психологии анализируется онтогенез (от эмбриогенеза до подросткового возраста) тех мозговых механизмов и связанных с ними психологических новообразований, которые интегрируют отдельные двигательные акты в сложные поведенческие комплексы, а также позволяют опираться, не на внешнее, а на внутреннее поле при организации активности и действовать целенаправленно с учетом социальной ситуации. 4) Далее описываются нарушения поведения при онтогенетически ранних поражениях лобных систем с подробным анализом клинического случая Геры Д. (внутриутробная травма левой лобной доли), у которого наблюдалось явное нарушение в появлении описанных в предыдущем разделе новообразований, касающихся организации целенаправленной деятельности, поведения и развития личности с ее иерархией мотивов. Анализируется отличие ранних префронтальных поражений в результате травм или перенесенных инфекций (энцефалитов) от олигофрении - при этом страдают не знания и навыки, а деятельность и личность. 5) Наконец, анализ снова переключается на взрослых больных и касается нарушения структуры осмысленных действий при лобных поражениях: а) распада навыка анализа психологической ситуации, в которой реализуется действие, с переходом к полевому поведению, б) распада динамической структуры действия - на материале опытов Зейгарник Б.В. с прерванным действием (без формирования нормальной в этой ситуации квазипотребности к его завершению), формированием намерения (недоступного для лобных больных), продолженным действием (где на фоне монотонии у больного не возникало эффектов пресыщения) и формированием уровня притязаний (без возможности объективной оценки своих возможностей и результатов у данной группы пациентов). 6) Следующий раздел описывает нарушения интеллектуальных процессов при лобных поражениях, также связанных с распадом активного характера, целенаправленности и мотивационной организации интеллектуальных операций, зачастую - с сохранностью самой возможности обобщенного отражения действительности, операциональной стороны интеллектуальных процессов. Называются основные дефекты интеллектуальных процессов у лобных больных - а) нарушение перехода от пассивного восприятия к активным действиям с созданием внутреннего плана протекания интеллектуальных операций, что показано в опытах на изучение восприятия, памяти, внимания, и б) нарушение организации операций в целенаправленную деятельность с единой задачей и смысловым строением выполняемых актов. 7) Предпоследний раздел (под номером 9 в работе) посвящен нарушению аффективных переживаний при лобных поражениях, которые объясняются через распад переживания как обобщенного, социального по генезу отношения к происходящему с выделением событий и поступков. Здесь особо обсуждается связь поражений базальных лобных отделов с аффективными нарушениями. 8) В финале работы кратко обобщаются перечисленные выше результаты: лобные поражения характеризуются не выпадением частных систем, а общей дезинтеграцией деятельности. Отдельно оговаривается связь лобных и общемозговых поражений, трудность компенсации лобных нарушений. Разделы работы отчасти совпадают с разделами, выделенными в связанном файле (см. ниже), но тексты двух работ отличаются, хотя содержательно частично пересекаются.