Поиск

Найдено 44 документов.


Лобные доли мозга и организация психической деятельности

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

В обзоре описана функция лобных долей с точки зрения современной автору науки о мозге. После краткого исторического обзора автор обобщает результаты экспериментов с животными с экстрипированными лобными долями и данные пациентов с массивными поражениями лобных долей вследствие ранения или опухоли. Выполнение заданий с однозначным ответом не вызывает затруднений. Однако если необходимо выбрать из нескольких равновероятных альтернатив, реакции замещаются упроченными стереотипами или побочными ориентировочными реакциями. Затруднения также представляют нетипичные предметные действия и задания на перекодирование внешней информации, такие как условная двигательная реакция. Избирательная мобилизация организма в ответ на речевую инструкцию, выраженная непроизвольными электрофизиологическими, кожно-гальваническими и сосудистыми реакциями, также нарушается при поражении лобных долей. Таким образом, функция лобных долей - это создание сложных программ деятельности, перекодирование поступающей информации и регулирование дейтельности в соответствие с созданными программами.


О нарушении высших корковых функций при опухолях базально-лобной области

1964 г, рукопись.

В документе разобран случай пациента с опухолью базальных отделов левой лобной доли и ее двукратной резекцией. Опухоль, на первый взгляд, не приводила к выраженным нарушениям высшей психической деятельности, однако тщательное нейропсихологическое обследование показало наличие у больного признаков лобного синдрома: патологическую инертность и нарушения избирательности при выполнении заданий (повторение серий слов, счет, решение задач). Эти симптомы предлагается использовать для диагностики стертых форм лобного синдрома. В рукописи есть иллюстрация расположения опухоли.


О нарушении высших корковых функций при опухолях базально-лобной области

1964 г, машинопись.

В документе разобран случай пациента с опухолью базальных отделов левой лобной доли и ее двукратной резекцией. Опухоль, на первый взгляд, не приводила к выраженным нарушениям высшей психической деятельности, однако тщательное нейропсихологическое обследование показало наличие у больного признаков лобного синдрома: патологическую инертность и нарушения избирательности при выполнении заданий (повторение серий слов, счет, решение задач). Эти симптомы предлагается использовать для диагностики стертых форм лобного синдрома. В рукописи есть иллюстрация расположения опухоли.


"К парасагитт. опух. лобн."

машинопись, рукопись.

Описание пациента относится к 1963 г. В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит рукописное описание и первая страница машинописного описания. Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


"К парасагитт. опух. лобн."

машинопись.

Описание больного относится к 1963 г. В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит полное машинописное описание пациента. По первой странице машинописи можно предположить, что описание пациента являлось частью статьи (описанию предшествует начинающийся на другой странице абзац). На ней красной ручкой сделана надпись «к парасагитт. опух. лобн.». Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


О псевдо-лобных нарушениях психической деятельности при опухолях мозжечка

Куцемилова А.П., Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1964 г, машинопись.

Статья посвящена описанию псевдо-лобной симптоматики при опухоли мозжечка. поражение лобных отделов приводит к картине патологической инертности психических процессов, распаде программ действия, нарушениям планирования и контроля, нарушению регулирующей функции речи. При псевдо-лобной симптоматике, в том числе мозжечкового генеза, одним из важнейших механизмов является нарушение энергетического обеспечения работы коры, из-за чего на фоне колебаний ее тонуса при выраженной истощаемости могут наблюдаться чередования состояний почти нормального психического функционирования с грубыми нарушениями психических функций и сознания. В статье подробно анализируется случай больного Личмана (52 г.), приводятся данные наблюдений за ним, неврологического, психофизиологического и патолого-анатомического исследований. При относительно сохранной критичности у больного периодически наблюдались заметные нарушения сознания, из нейропсихологических дефицитов на первый план выходили нарушения памяти и решения задач при отсутствии явных нарушений в гнозисе и праксисе. Функции программирования и контроля характеризовались колебаниями в продуктивности протекания.


Лобные доли и регуляция поведения. Доклад на XVIII международном психологическом конгрессе

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

В тезисах изложены основные аспекты функции лобных долей мозга. В целом, она описана как формирование сложных программ поведения, торможение реакций на побочные сигналы и сличение результатов действия с исходными намерениями. Особое внимание уделено сигнальной регулирующей функции речи. Ее развитие описано в отногенезе, а затем проанализированы ее нарушения при поражении лобных долей. Также описаны особенности лобного синдрома при поражении различных областей лобной доли - задних, медиальных и базальных. Стертая симтоматика при рано возникающих и медленно протекающих поражениях объясняется низкой дифференциацией лобных долей.


Лобные доли и организация психической деятельности

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

В обзоре описана функция лобных долей с точки зрения современной автору науки о мозге. После краткого исторического обзора автор обобщает результаты экспериментов с животными с экстрипированными лобными долями и данные пациентов с массивными поражениями лобных долей вследствие ранения или опухоли. Выполнение заданий с однозначным ответом не вызывает затруднений. Однако если необходимо выбрать из нескольких равновероятных альтернатив, реакции замещаются упроченными стереотипами или побочными ориентировочными реакциями. Затруднения также представляют нетипичные предметные действия и задания на перекодирование внешней информации, такие как условная двигательная реакция. Избирательная мобилизация организма в ответ на речевую инструкцию, выраженная непроизвольными электрофизиологическими, кожно-гальваническими и сосудистыми реакциями, также нарушается при поражении лобных долей. Таким образом, функция лобных долей - это создание сложных программ деятельности, перекодирование поступающей информации и регулирование дейтельности в соответствие с созданными программами.


Факторы нарушения интеллектуальных операций при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1960 г, рукопись.

Статья на тему интеллектуальных нарушений при поражениях мозга различной локализации. Отдельно характеризуются последствия для интеллектуальных функций теменно-затылочных и премоторных поражений; основной текст статьи посвящен последним. Рассмотрено несколько клинических случаев. Статья содержит пометы внутри текста и на полях. В конце документа указан период - 1948-1962 годы.


Нарушение решения задач при поражениях лобных долей мозга

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

Совместная работа А.Р. Лурии и Л.С. Цветковой посвящена проблеме решения задач при поражении лобных отделов мозга. Вероятно, она представлена в архиве несколькими документами (см. ниже). Данный фрагмент этой работы является вводным. В нем описаны основные этапы решения задачи (соответствующие строению любой целенаправленной человеческой деятельности) - ориентировка в условии на основе выделенной цели или вопроса, построение схемы / плана действия и его реализация в последовательности операций, носящих избирательный характер, сличение полученных результатов с исходными данными задачи. Обсуждается специфика нарушения решения задач при поражении лобных отделов - если при поражениях задних отделов наблюдаются трудности выполнения отдельных операций (симультанных синтезов, запоминания материала, использования речи и т.п.), то при передних повреждениях нарушается целенаправленность и произвольная регуляция интеллектуальной деятельности. Целью данной работы, которая также формулируется в данном фрагменте изучение специфики нарушения решения задач при различных вариантах лобных поражений - задне-лобном, лобно-базальном и префронтальном (в отрывке есть краткий обзор нарушений, традиционно связыаемых с каждой из выделенных областей). Далее обосновывается метод решения арифметических задач как удачная модель исследования мышления и интеллектуального акта, протекающая по описанным выше этапам. Обсуждаются варианты задач - простые, требующие только уяснения условия, конфликтные (например, где порядок действий расходится с порядком предъявления данных в условии), составные (требующие реализации сложной последовательности действий), задачи, требующие составления систем уравнений, задачи с операциями, включающими в себя инвертированный (обратный) ход действия, и т.п. Авторы подробно останавливаются на важности детальной фиксации каждого этапа решения задачи испытуемыми - повторения условия, выделения вопроса, формирования ориентировочной основы действия, составления плана решения и его реализации, контроля своей работы с коррекцией ошибок. В конце обсуждается важность активного участия экспериментатора в работе испытуемого через введение помощи и даже целенаправленного обучения больного. В этом контексте кратко освещаются основные принципы программированного восстановительного обучения как метода восстановления мышления, позволяющего также исследовать его структуру. Возможно, помимо очевидной связи со своими обозначенными в данном тексте подразделами, работа связана также и с близкими по содержанию исследованиями нарушения задач при поражении лобных отделов (см. ниже).


Нарушение решения задач при развитии массивного "лобного синдрома"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

Автор анализирует длительную серию наблюдений, проведенных с больным Урб. (29302) в течение развития его заболевания. Медленно растущая внутримозговая опухоль правой лобной доли была удалена, а затем развилась повторно в левом полушарии и была удалена частично. Материалы обследований данного больного позволяют отследить, что именно вносит в развитие синдрома последовательный выход из строя отдельных систем лобных отделов. Центральное место в статье отводится анализу постепенного распада интеллектуальной деятельности больного, что имеет большую ценность для понимания логики нарастающего патологического процесса и роли различных систем лобных долей в обеспечении нормальной интеллектуальной деятельности.


Нарушение решения задач при развитии массивного "лобного синдрома"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

А.Р. Лурия анализирует нарушения, возникающие в решении задач б-ным Бред. (и.б. 21178). Фон данных нарушений составляет импульсивность, невозможность подавить всплывающие связи и подчинить интеллектуальную деятельность заданной программе, снижение критичности. Больному было доступно решение простых задач, условие которых однозначно определяет алгоритм решения, однако при решении более сложно построенных задач выявляются грубые дефекты всей интеллектуальной деятельности. В сериях экспериментов автор анализирует компоненты данных нарушений.


Нарушение решения задач у больных со стертым "лобным синдромом"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

В статье анализируется нарушения, возникающие при практически бессимптомно протекающих поражениях лобных отделов. Картина нарушений данных больных характеризуется импульсивностью, стабильно проявляющейся в самых разнообразных нейропсихологических пробах, невозможностью затормозить возникающие фрагментарные реакции. С особой отчетливостью данные нарушения раскрываются при решении задач: больные неспособны провести аналитико-синтетическую работу над условием задачи и заменяют ее подлинное решение фрагментарными операциями, всплывающими независимо от ее смысловой структуры.


Нарушение решения задач при развитии массивного "лобного синдрома"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

По-видимому, документ представляет собой завершение объемного исследования нарушений интеллектуальных процессов у пациентов с поражениями лобных долей мозга. В данном материале автор обобщает исследования решения задач данными больными и формулирует ключевые факторы, нарушения которых приводят к различным формам распада интеллектуальной деятельности, а также их нейроанатомические корреляты.


Нарушение процесса решения задач у больных с поражением лобных долей мозга

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1967 г, машинопись.

Статья посвящена анализу процесса решения арифметических задач при поражении лобных долей головного мозга. Арифметическая задача рассматривается как структурированный интеллектуальный акт: она формулирует основной вопрос, затем субъект должен ориентироваться в условии, сформулировать общую схему решения, которая должна привести к нахождению программы действий; субъект ее реализует посредством совершения операций, а затем наконец должен сличить полученные результаты с изначальными условиями. Для успешного решения задачи требуется, с одной стороны, сохранность описанной выше интеллектуальной деятельности, а с другой - сохранность входящих в ее состав математических кодов. Локальные поражения головного мозга и вызванные ими дефициты позволяют продемонстрировать влияние обоих этих условий. Так, поражение теменно-затылочных регионов левого полушария приводит к нарушению симультанного синтеза и, соответственно, обработки математических кодов, в то время как поражение лобных долей оставляет математические коды сохранными, но нарушает ту последовательность действий, которая требуется для решения задачи. Разница между этими двумя типами поражения демонстрируется посредством разбора случаев пациентов с локальными поражениями головного мозга.


Протокол обследования больной Борониной

1963 г, рукопись.

Документ представляет собой протокол нейропсихологического обследования пациентки Борониной (возраст, локализация, этиология поражения неизвестны), проведенного 19, 22 и 24.02.1963 г. Все обследование полностью посвящено изучению способности больной решать математические задачи. Записи хода обследования предваряются и перемежаются комментариями относительно структуры дефекта пациентки, из которых следует, что "принципиально интеллектуальный акт решения задачи сохранен, но он протекает на фоне расторможенности, препятствующей ориентировочно-исследовательской деятельности". Многократно подчеркивается нарушение у пациентки процессов планирования, программирования и контроля над выполнением математических и логических операций.


Протокол обследования больной Чемодановой

1963 — 1964 г, рукопись.

Документ представляет собой протокол нейропсихологического обследования пациентки Чемодановой. Указано, что пациентка имеет 4 класса образования, является сапожником, перенесла удаление опухоли (астроцитомы) из задне-лобных отделов с прорастанием ее в глубинные структуры. Обследование проводится в динамике в течение нескольких недель после операции. На 4-й день после операции описана дезориентированность, инактивность, спутанность больной. Пациентке доступно выполнение прямой инструкции или задания по типу воспроизведения смысла рассказа через ответы на вопросы, но при попытке самостоятельно удержать и выполнить ту или иную программу действия это выполнение сразу замещается соскальзываниями, конфабуляциями или персеверациями. Через 3-4 недели после операции больная ориентирована в месте и времени, многоречива, жалуется на память. На этом этапе больной в первую очередь предъявляются задачи для решения. Больной доступно повторение задачи (с помощью вопросов экспериментатора), решение простых задач (хотя оно и осложняется персеверациями математических операций), но в более сложных задачах возникает персеверация старого способа решения или даже невозможность удержать саму схему решения. При этом пациентка может успешно принять помощь в виде внешних опор и схем, помогающих программированию действий.


Протоколы исследования Автономова

Лурия А.Р.. 1929 — 1934 г, машинопись, рукопись.

Папка представляет собой материал по одному из пациентов А.Р Лурии – М.А. Автономову, исследовавшемуся с 1929 по 1934 гг. до смерти больного 15.11.1934. Пациент страдал мозговым сифилисом и на фоне данной патологии демонстрировал заметные нарушения речи, мышления, в ряде случаев - общую инактивность, недостаточную ориентировку в ситуации, снижение критики. В истории болезни также отмечаются личностные изменения по типу легкой уплощенности. За 1929 год в папке присутствует большое количество медицинских документов (анамнез, история болезни, результаты анализов и диагностических обследований, данные врачебных наблюдений в период госпитализации), а также результаты психологической диагностики (исследование зрительного восприятия, пробы на повторение слогов и слов, на называние изображений, предметов и действий, на воспроизведение автоматизированных рядов, на понимание смысла прочитанного текста, исследование зрительной и слухоречевой памяти, оценка счетных навыков, задания на понимание пословиц и решение задач и ряд других). За 1933-1934 гг. в папке присутствует большое количество протоколов нейропсихологического обследования. В них очень подробно исследуется речь и мышление больного, по всей видимости, с элементами формирующего эксперимента – многие пробы разбираются крайне подробно, некоторые повторяются. Большое внимание уделяется таким заданиям, как понимание пословиц, силлогизмов, поиск логических несоответствий, определение понятий, определение грамматических категорий у заданных слов (часть речи, род, число, падеж), понимание логико-грамматических конструкций, самостоятельное составление предложений и текстов. В некоторых протоколах присутствуют комментарии А.Р. Лурии на полях или в конце протокола, кратко резюмирующие наблюдаемые им нарушения. Вероятно, по данным нейропсихологического обследования можно говорить о сочетании пространственных (квазипространственных) и регуляторных нарушений у больного. Также в папке лежат 3 карточки маленького формата – вероятно, конспекты какой-то книги, где часть текста написана по-русски, часть – по-французски; в них присутствуют и комментарии А.Р. Лурии по поводу прочитанного.


Протокол: больной Мирзоян

1976 г, рукопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.


Протокол: больной Мирзоян

1976 г, машинопись.

Больной Мирзоян (53 г., профессор, астрофизик) обследуется в связи с колеблющимся псевдо-лобным синдромом при поражении задней черепной ямки. В неврологическом статусе также присутствует мозжечковая симптоматика. В первом нейропсихологическом обследовании (выполнено Московичуте Л.И.), проведенном вечером, отмечается некритичность к дефекту, отвлекаемость, растерянность, заметные нарушения произвольной регуляции, особенно проявляющиеся в мышлении, дефицит зрительного и зрительно-пространственного восприятия, персевераторные явления в пракисе. Такая картина могла бы говорить о лобном синдроме, но отличается от него практически полным отсутствием клинической симптоматики и явлений загруженности. Второе обследование, утром, после резко выраженной дегидратации, уже демонстрирует совершенно иную картину - из симптомов остаются только легкая некритичность и импульсивность, нарушений праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций уже нет. Делается вывод о том, что нарушения носят псевдо-лобный характер и обусловлены повышенным давлением, симптомы которого снимаются дегидратацией.