Поиск

Найдено 29 документов.


Работы по психологическому анализу мозговых поражений. Часть IV. Психологический анализ мозговых поражений. Лекции по функциональной патологии мозговых систем. Лекция 1. Психологический анализ патологии гностических систем.

Лурия А.Р.. 1940 г, машинопись.

Часть цикла лекций на тему функциональной патологии мозговых систем. Лекция посвящена гноситческим системам. Лурия начинает с подробного исторического обзора на тему организации мозговых функций, подводя к современной концепции системного строения мозговых функций и разделения коры на первичные (проекционные) и вторичные (ассоциативные) зоны. Далее Лурия подробно обсуждает нарушения зрительного и акустического восприятия при локальных поражениях мозга. Особенно подробно рассмотрены поражения левой височной доли и соответствующие нарушения акустического гнозиса, которые приводят к сенсорной афазии и прочим вторичным и сопутствующим нарушениям (словесная глухота, височная дисграфия и т.п.). Также рассматриваются нарушения смысловой стороны речи при теменных поражениях.


Восстановление функций мозга в процессе обучения

Лурия А.Р.. 1947 г, машинопись.

Книга посвящена принципам восстановления мозговых функций после органического поражения. Рассматриваются три основные принципа восстановления: расторможение угнетенных систем, перемещение на викарирующие (замещающие) зоны другого полушария и функциональная перестройка систем. Перестройка функций описана для двигательных, гностических, речевых дефектов и нарушений активного мышления. Также обсуждаются факторы успешности восстановления функций после мозгового поражения - характер ранения и преморбидное состояние мозга и особенности личности. В заключение Лурия излагает рекомендации по организации реабилитационного процесса.


Психология мозговых поражений. Очерк функциональной патологии мозговых систем. Часть II. Психологический анализ лобных систем. Глава IV.Патология движения и действия при поражении лобных систем.

Лурия А.Р.. 1940 г, машинопись.

Черновик четвертой главы книги "Психология мозговых поражений". Глава посвящена нарушениям, возникающим вследствие поражения лобных долей головного мозга. Лурия начинает с краткого исторического и научного обзора, резюмируя, что стертая симптоматика лобных поражений и нечуствительность к ней "классических" экспериментальных тестов представляют особые затруднения для исследователя. Тем не менее, отсутствие явной симптоматики сочетается при лобных поражениях с нарушениями личности (отсутствием инициативы, аффективными нарушениями), целенаправленной деятельности и интеллекта. Для более точной квалификации клинической картины лобных поражений, утверждает автор, необходим анализ анатомического строения лобных долей. Далее подробно рассматривается анатомическая и функциональная организация премоторных областей и их роль в обеспечении целенаправленного действия. В тексте разобрано несколько клинических случаев.


О нарушении высших корковых функций при опухолях базально-лобной области

1964 г, рукопись.

В документе разобран случай пациента с опухолью базальных отделов левой лобной доли и ее двукратной резекцией. Опухоль, на первый взгляд, не приводила к выраженным нарушениям высшей психической деятельности, однако тщательное нейропсихологическое обследование показало наличие у больного признаков лобного синдрома: патологическую инертность и нарушения избирательности при выполнении заданий (повторение серий слов, счет, решение задач). Эти симптомы предлагается использовать для диагностики стертых форм лобного синдрома. В рукописи есть иллюстрация расположения опухоли.


О нарушении высших корковых функций при опухолях базально-лобной области

1964 г, машинопись.

В документе разобран случай пациента с опухолью базальных отделов левой лобной доли и ее двукратной резекцией. Опухоль, на первый взгляд, не приводила к выраженным нарушениям высшей психической деятельности, однако тщательное нейропсихологическое обследование показало наличие у больного признаков лобного синдрома: патологическую инертность и нарушения избирательности при выполнении заданий (повторение серий слов, счет, решение задач). Эти симптомы предлагается использовать для диагностики стертых форм лобного синдрома. В рукописи есть иллюстрация расположения опухоли.


Факторы нарушения интеллектуальных операций при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1960 г, рукопись.

Статья на тему интеллектуальных нарушений при поражениях мозга различной локализации. Отдельно характеризуются последствия для интеллектуальных функций теменно-затылочных и премоторных поражений; основной текст статьи посвящен последним. Рассмотрено несколько клинических случаев. Статья содержит пометы внутри текста и на полях. В конце документа указан период - 1948-1962 годы.


Нарушение решения задач при развитии массивного "лобного синдрома"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

Автор анализирует длительную серию наблюдений, проведенных с больным Урб. (29302) в течение развития его заболевания. Медленно растущая внутримозговая опухоль правой лобной доли была удалена, а затем развилась повторно в левом полушарии и была удалена частично. Материалы обследований данного больного позволяют отследить, что именно вносит в развитие синдрома последовательный выход из строя отдельных систем лобных отделов. Центральное место в статье отводится анализу постепенного распада интеллектуальной деятельности больного, что имеет большую ценность для понимания логики нарастающего патологического процесса и роли различных систем лобных долей в обеспечении нормальной интеллектуальной деятельности.


Нарушение решения задач при развитии массивного "лобного синдрома"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

А.Р. Лурия анализирует нарушения, возникающие в решении задач б-ным Бред. (и.б. 21178). Фон данных нарушений составляет импульсивность, невозможность подавить всплывающие связи и подчинить интеллектуальную деятельность заданной программе, снижение критичности. Больному было доступно решение простых задач, условие которых однозначно определяет алгоритм решения, однако при решении более сложно построенных задач выявляются грубые дефекты всей интеллектуальной деятельности. В сериях экспериментов автор анализирует компоненты данных нарушений.


Нарушение решения задач у больных со стертым "лобным синдромом"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

В статье анализируется нарушения, возникающие при практически бессимптомно протекающих поражениях лобных отделов. Картина нарушений данных больных характеризуется импульсивностью, стабильно проявляющейся в самых разнообразных нейропсихологических пробах, невозможностью затормозить возникающие фрагментарные реакции. С особой отчетливостью данные нарушения раскрываются при решении задач: больные неспособны провести аналитико-синтетическую работу над условием задачи и заменяют ее подлинное решение фрагментарными операциями, всплывающими независимо от ее смысловой структуры.


Нарушение решения задач при развитии массивного "лобного синдрома"

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

По-видимому, документ представляет собой завершение объемного исследования нарушений интеллектуальных процессов у пациентов с поражениями лобных долей мозга. В данном материале автор обобщает исследования решения задач данными больными и формулирует ключевые факторы, нарушения которых приводят к различным формам распада интеллектуальной деятельности, а также их нейроанатомические корреляты.


Программирование наглядной интеллектуальной деятельности при поражении лобных долей мозга

Лурия А.Р.. рукопись.

Тезисный план статьи либо главы на тему мышления у больных с поражениями лобных долей.


Динамика мышления и ее мозговая организация. Карандашом указано название: Нарушение динамики мышления при патологии внутренней речи. В оглавлении название: Нарушение динамики мышления при мозговых поражениях (случай Г.)

Бубнова В.К., Лурия А.Р.. 1949 г, машинопись.

В статье, написанной в соавторстве с В.К.Бубновой, подробно описан клинический случай больного Г. с ранением в левой лобно-височной области, приведшим к задне-лобному мозговому поражению. Статья начинается с обсуждения нейропсихологической организации мышления. Мышление, пишут авторы, - это сложный процесс, состоящий как минимум из двух компонентов: гностического и динамического. Соответственно, нарушения мышления, возникающие из-за локальных поражений мозга, делятся на нарушения гностического характера (поражения задних отделов головного мозга, в том числе третичных отделов гностических зон) и нарушения динамического характера (поражения передних отделов головного мозга). Различные типы нарушений при поражениях разной локализации и их психологическая природа подробно описаны во введении. Остальная статья вся посвящена собственно нейропсихологическому анализу случая больного Г. По результатам первичного осмотра, на фоне общей значительной сохранности у больного резко выделялся специфический дефект мышления, а именно, нарушения плавного течения мысли. Серия нейропсихологических обследований, которые продолжались на протяжение четырех лет и после выписки больного, подробно раскрывает механизмы его дефицита. Дефицит мышления больного демонстрируется в сериях опытов (например, в заданиях на конструктивную деятельность, воспроизведение рассказов и стихотворений, порождение ассоциативных рядов, составление предложений, последовательное изложение и обобщение рассказов, оценку грамматических аспектов речи и др.). В заключение описаны методы восстановления, которые применялись в работе с больным, направленные на восстановление плавности мысли, восстановление обобщений и развитие темы. Текст содержит многочисленные рукописные пометы и правки, а также критические комментарии. Большие отрывки текста (иногда и целые страницы) зачеркнуты.


Об основных формах нарушения памяти при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. машинопись.

Тезисы посвящены проблеме нейрональной организации процессов памяти. Нейропсихологические наблюдения позволяют выделить три основные формы нарушения памяти у больных с локальными поражениями головного мозга: вследствие поражений глубоких, задних (височных, теменных, затылочных) и передних (лобных) отделов головного мозга. Так, при поражении глубоких отделов (в частности, лимбической области и ретикулярной формации) снижается общий тонус коры, что приводит к нарушению прочности любых следов и быстрому их угасанию. Такие нарушения модально-неспецифические и в крайних случаях принимают форму корсиковского синдрома. При поражении задних отделов, обрабатывающих и хранящих зрительную, слуховую и тактильную информацию, возникают нарушения записи, хранения и воспроизведения следов, специфичные для пораженного анализатора. Так, при поражении височных отделов возникает нарушение слухо-речевой памяти, а очаг в затылочно-теменных и затылочно-височных отделах не позволяет хранить и воспроизводить зрительную и зрительно-пространственную информацию. Нарушения памяти при поражении лобных долей проявляются в том, что упроченные в прошлом опыте следы становятся патологически инертными, больной не может их затормозить и воспроизводить новые следы, что приводит к контаминации нового материала. Такие нарушения также являются модально-неспецифичными, однако наиболее сильно проявляются в двигательной сфере, а также приводят к нарушениям интеллектуальной деятельности.


Динамика обратного развития синдрома нарушения избирательности интеллектуальных процессов после операции перевязки передней соединительной артерии. Случай Лоб.

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1966 — 1967 г, рукопись.

В статье в динамике описан случай временного нарушения избирательности психических процессов вследствие перевязки передней соединительной артерии (больная Лоб.). Авторы приводят результаты опытов, которые проводились до операции и несколько раз на протяжении послеоперационного периода (на второй, третьей, четвертой неделе). Обследование до операции показало высокую сохранность психических процессов, в том числе праксиса и речи; нарушений избирательности психических процессов не отмечалось. После операции состояние больной ухудшилось. В частности, на седьмой день при выполнении сложных программ действий были выражены признаки инактивности и инертности стереотипов. При обследовании памяти выявлялись признаки утраты избирательности следов и контаминации. Интеллект был нарушен за счет патологической инертности стереотипов. В дальнейшем синдром подвергся обратному развитию. На последнем этапе обследования (четвертая неделя) оставались явно выражены лишь интеллектуальные нарушения за счет утраты избирательности следов.


Динамика обратного развития синдрома нарушения избирательности интеллектуальных процессов после операции перевязки передней соединительной артерии. Случай Лоб.

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1966 — 1967 г, машинопись.

В статье в динамике описан случай временного нарушения избирательности психических процессов вследствие перевязки передней соединительной артерии (больная Лоб.). Авторы приводят результаты опытов, которые проводились до операции и несколько раз на протяжении послеоперационного периода (на второй, третьей, четвертой неделе). Обследование до операции показало высокую сохранность психических процессов, в том числе праксиса и речи; нарушений избирательности психических процессов не отмечалось. После операции состояние больной ухудшилось. В частности, на седьмой день при выполнении сложных программ действий были выражены признаки инактивности и инертности стереотипов. При обследовании памяти выявлялись признаки утраты избирательности следов и контаминации. Интеллект был нарушен за счет патологической инертности стереотипов. В дальнейшем синдром подвергся обратному развитию. На последнем этапе обследования (четвертая неделя) оставались явно выражены лишь интеллектуальные нарушения за счет утраты избирательности следов.


Нарушения мнестических процессов при глубокой интрацеребральной опухоли левой лобной доли. Случай Шаб.

Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

В статье описан случай больного Шаб. с нарушениями памяти вследствие опухоли лобной доли левого полушария. Первое нейропсихологическое обследование показало сохранный праксис, легкие нарушения речи и интеллекта сводились к мнестическим дефектам. После операции у больного отмечался регресс симптомов, однако спустя год больной с рецидивом снова поступил в Институт Нейрохирургии. После повторной операции праксис и речь также оставались сохранными; на первый план выходило нарушение мнестических процессов. В первое время после операции больной демонстрировал нестойкость следов памяти; через два с половиной месяца этот симптом регрессировал, однако ретроактивное торможение раз возникших следов оставалось выраженным. Анализ интеллектуальной деятельности также показал, что в основе синдрома больного Шаб. лежит потеря избирательности психических процессов.


Нейропсихология памяти (Том II) Нарушение памяти при глубинных поражениях мозга (Клинические синдромы)

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

Второй том книги о нейропсихологии памяти. В томе методом синдромного анализа разобраны клинические нарушения памяти при различных локализациях мозгового поражения. Так, обсуждаются синдромы, возникающие при опухолях третьего желудочка, массивных поражениях глубоких отделов мозга и лобных долей, разрывах аневризмы передней соединительной артерии, поражениях диэнцефально-лобных областей. При обследовании больных используется методика, учитывающее непосредственное и отсроченное влияние интерферирующего материала на успешность запоминания. Во всех рассмотренных случаях повышенная тормозимость следов интерферирующим материалом оказалось основным механизмом нарушений памяти. Полученные данные позволяют понять, какой вклад различные мозговые системы вносят в функционирование памяти человека.


Протокол: больной Мейер Л.К.

рукопись.

Нейропсихологическое заключение больного Мейера с лобным синдромом опухолевого генеза.


Протокол: больной Мейер Л.К.

1976 г, машинопись.

Нейропсихологическое заключение больного Мейера с лобным синдромом травматического генеза.


Первичное нарушение памяти при резидуальном поражении середанных структур мозга (больной Курочкин)

Лурия А.Р.. 1972 г, рукопись.

Статья посвящена разбору клинического случая больного Курочкина, у которого после разрыва аневризмы передней соединительной артерии и последующей нейрохирургической операции наблюдались грубейшие нарушения памяти . При сохранном гнозисе, праксисе и речи, а также при сохранности упроченных давних воспоминаний, больной оказывался неспособен запоминать текущие события или относить их к определенному времени. Исследование памяти с помощью методики отсроченного воспроизведения в условиях интерферирующей деятельности показало, что в основе мнестического дефицита лежит не угасание следов, но повышенная тормозимость следов памяти интерферирующей деятельностью. Нарушения проявлись как в вербальной, так и в невербальной сфере, что говорит о модально-неспецифическом характере нарушения.