Поиск

Найдено 81 документов.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, рукопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


Аффективные изменения при массивных поражениях правой лобно-височной доли (больной Толчинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Поражения правой лобно-височной области являются к моменту написания работы мало изученной в нейропсихологии темой. Данные нарушения описываются через случай больного Толчинского (28 лет, инженер), перенесшего несколько операций по удалению крупной опухоли (саркоматозной эндотелиомы) базальных отделов правой лобно-височной области с влиянием на ствол мозга. При первом поступлении больной был загружен, инактивен, амимичен, эмоционально безразличен, достаточно ориентирован в месте, но недостаточно - во времени. На первый план выходили гипертензионные явления в сочетании с инертностью в праксисе, скандированной речью. После операции больной активен, правильно ориентирован, в праксисе регуляторных нарушений уже не отмечается (но присутствуют пространственные ошибки). Речь, память больного сохранны, но отмечаются грубые нарушения в передаче смысла пословиц и сюжетных картин - резонерство, невозможность выделить аффективно-существенные элементы и соскальзывание на инертные стереотипы. Это сопровождается сохранностью формально-логических операций мышления, больше связанных с работой левого полушария.


Аффективные изменения при массивных поражениях правой лобно-височной доли (больной Толчинский)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Поражения правой лобно-височной области являются к моменту написания работы мало изученной в нейропсихологии темой. Данные нарушения описываются через случай больного Толчинского (28 лет, инженер), перенесшего несколько операций по удалению крупной опухоли (саркоматозной эндотелиомы) базальных отделов правой лобно-височной области с влиянием на ствол мозга. При первом поступлении больной был загружен, инактивен, амимичен, эмоционально безразличен, достаточно ориентирован в месте, но недостаточно - во времени. На первый план выходили гипертензионные явления в сочетании с инертностью в праксисе, скандированной речью. После операции больной активен, правильно ориентирован, в праксисе регуляторных нарушений уже не отмечается (но присутствуют пространственные ошибки). Речь, память больного сохранны, но отмечаются грубые нарушения в передаче смысла пословиц и сюжетных картин - резонерство, невозможность выделить аффективно-существенные элементы и соскальзывание на инертные стереотипы. Это сопровождается сохранностью формально-логических операций мышления, больше связанных с работой левого полушария.


Больной Карецкий Леонид Петрович. Подозрение на опухоль правой лобной доли. Опыт 16.06.1975

автор не указан. 1975 г, рукопись.

Больной обследуется в связи с подозрением на опухоль правой лобной доли. Пациент контактен, ориентирован, но слегка не критичен, в беседе склонен к резонерству. Отмечаются аффективные изменения в виде легкой эйфории. В праксисе и интеллектуальных процессах на первый план выступает импульсивность, в мышлении и мнестических процессах может наблюдаться нарушение избирательности. В движениях отмечается снижение силы и ошибки больше в левой руке. Делается предположение о локализации поражения в правой лобной или лобно-височной области.


Больной Карецкий Леонид Петрович. Подозрение на опухоль правой лобной доли. Опыт 16.06.1975

автор не указан. 1975 г, машинопись.

Больной обследуется в связи с подозрением на опухоль правой лобной доли. Пациент контактен, ориентирован, но слегка не критичен, в беседе склонен к резонерству. Отмечаются аффективные изменения в виде легкой эйфории. В праксисе и интеллектуальных процессах на первый план выступает импульсивность, в мышлении и мнестических процессах может наблюдаться нарушение избирательности. В движениях отмечается снижение силы и ошибки больше в левой руке. Делается предположение о локализации поражения в правой лобной или лобно-височной области.


Особенности нарушения мнестической деятельности при обширных опухолях гипофиза с вторичным "лобным синдромом". Больная Банаева.

Лурия А.Р.. 1972 г, рукопись.

Статья входит в цикл исследований памяти, точнее - ее модально-неспецифических нарушений, связанных с работой подкорковых структур мозга и обусловленных повышенной тормозимостью следов памяти интерференцией. Обширные опухоли гипофиза представляют в изучении таких нарушений памяти особый интерес, поскольку затрагивают не только подкорковые, но и лобные отделы, воздействуя на них при выходе за пределы турецкого седла. Также опухоль воздействует при этом на медиальные височные отделы и ствол мозга. Данный вариант нарушений памяти анализируется на материале клинического случая больной Банаевой (медсестра, 46 лет). В наблюдении видна замедленность, оглушенность, личностные изменения пациентки - но при относительно сохранной критичности. В нейропсихологическом обследовании на первый план выходит инактивность и общая инертность больной - выполнение заданий заменяется эхопраксией или персеверацией. Эти явления отмечались в праксисе, в пробах по типу "реакций выбора", в речи (например, при назывании предметов - персеверации приводили к вторичному отчуждению смысла слова). Особенный интерес представляет собой механизм нарушения памяти у данной больной - интерферирующие воздействия замещали собой заученный материал и инертно воспроизводились на фоне легкой патологической тормозимости следов. Структурная и смысловая организация материала не смягчала, а только усиливала эти проявления. Показано, что этот механизм характерен не только для слухоречевой памяти, но и для запоминания любых движений и действий.


Особенности нарушения мнестической деятельности при обширных опухолях гипофиза с вторичным "лобным синдромом". Больная Банаева.

Лурия А.Р.. 1972 г, машинопись.

Статья входит в цикл исследований памяти, точнее - ее модально-неспецифических нарушений, связанных с работой подкорковых структур мозга и обусловленных повышенной тормозимостью следов памяти интерференцией. Обширные опухоли гипофиза представляют в изучении таких нарушений памяти особый интерес, поскольку затрагивают не только подкорковые, но и лобные отделы, воздействуя на них при выходе за пределы турецкого седла. Также опухоль воздействует при этом на медиальные височные отделы и ствол мозга. Данный вариант нарушений памяти анализируется на материале клинического случая больной Банаевой (медсестра, 46 лет). В наблюдении видна замедленность, оглушенность, личностные изменения пациентки - но при относительно сохранной критичности. В нейропсихологическом обследовании на первый план выходит инактивность и общая инертность больной - выполнение заданий заменяется эхопраксией или персеверацией. Эти явления отмечались в праксисе, в пробах по типу "реакций выбора", в речи (например, при назывании предметов - персеверации приводили к вторичному отчуждению смысла слова). Особенный интерес представляет собой механизм нарушения памяти у данной больной - интерферирующие воздействия замещали собой заученный материал и инертно воспроизводились на фоне легкой патологической тормозимости следов. Структурная и смысловая организация материала не смягчала, а только усиливала эти проявления. Показано, что этот механизм характерен не только для слухоречевой памяти, но и для запоминания любых движений и действий.


Протокол: больной Васин

автор не указан. 1975 г, машинопись.

Больной Васин (58 лет, зам. начальника главка) госпитализирован в связи с подозрением на опухоль лобных долей или нарушение кровообращения в районе передне-мозговых артерий. В первой части протокола (11.05.1975) приводятся данные обследования: беседа с больным, исследование памяти (на слова, фразы, рассказ), счета (серийный счет). Делается вывод о грубых нарушениях ориентировки, критичности, памяти, эмоций (эйфория) при относительной сохранности ряда элементарных операций, что может указывать на заинтересованность передних отделов лимбической области, больше справа. Второе исследование (12.05.1975, проведено Филиппычевой) начинается с описания анамнестических данных и неврологического статуса. Далее вновь описываются нарушения ориентировки и критики больного и имеющиеся нейропсихологические нарушения - в них отмечаются персевераторные тенденции и нарушения выполнения программ и инструкций (конфликтные реакции дает с уподоблением) при сохранности основных компонентов гнозиса, праксиса, речи, интеллектуальных операций (но в них постоянно происходит соскальзывание либо на случайные связи, либо на стереотипы), а также нарушения памяти по амнестическому типу. Делается вывод о сочетании у пациента амнестического и лобного синдромов. На протоколе есть карандашом отметки о резонерстве.


Протокол: больной Камалин (Каманин?)

автор не указан. нет г, машинопись.

Больной (каменотес по профессии, как отмечается в протоколе - с низким образовательным уровнем) обследуется в связи с подозрением на глубинную опухоль правой лобной области с влиянием на височную область. После беседы производится обследование различных сторон праксиса (нарушений не выявлено), проба "Ритмы" (при верной оценке ритмов - ошибки при воспроизведении), пробы на реакцию выбора (ошибки есть, но в целом выполнение и удержание программы доступно), счет (выраженные нарушения), автоматизированные ряды (перечисляет месяцы верно в прямом и обратном порядке), память (верно, без контаминаций заучивает 2 фразы), повторение звуков и слов, понимание слов, называние частей тела (без затруднений), понимание логико-грамматических конструкций (без затруднений), решение задач (импульсивность с самокоррекцией), понимание сюжетных картин, рассказов (без затруднений). Делается вывод о сохранности, критичности больного, очень хорошем состоянии большинства процессов, кроме условных реакций выбора, воспроизведения ритмов, счета - причем во всех этих пробах центральным дефектом является импульсивность, часто с возможностью самокоррекции.


Протокол: больной Куликов

автор не указан. 1975 г, машинопись.

Больной (31 год, инженер, директор завода) обследуется в связи с подозрением на глубокую опухоль правой задней лобной области с влиянием на сосуды височной области, возможно, прорастающую в левый боковой желудочек. Нейропсихологическое обследование выявляет эмоциональные изменения (легкость по отношению к болезни и операции), снижение памяти, в праксисе - нарушение реципрокной координации и переноса позы, в мышлении - нарушения планирования и контроля при сохранности операциональной стороны. Далее, видимо, описывается исследование, проведенное на другой день, где все виды праксиса обозначаются как сохранные, в том числе выполнение реакций выбора; исследуется память (с нарушениями), серийный счет (сохранен), решение задач (с затруднениями), дается описание самооценки больного.


Протокол: больная Столяр

автор не указан. нет г, машинопись.

Больная обследуется по поводу опухоли правой лобной доли, медиальных отделов через 2 недели после проведенной операции. В обследовании на первый план выходят аффективные нарушения (эйфория), нарушения критичности и ориентировки, нарушения контакта и поведения (многоречивость), а также регуляторные дисфункции (импульсивность, фрагментарность, поверхностность) без грубой потери программ действия. Грубых нарушений памяти, восприятия не обнаруживается, в счете и решении задач указанные регуляторные симптомы присутствуют, но поддаются коррекции.


Протокол: больной Коркин

автор не указан, Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Протокол: больной Коркин

автор не указан, Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В протоколе указано, что пациент проходит "проверку через 6 лет" (получил тяжелую двустороннюю травму лобных отделов, вероятно, с почти полным повреждение полюса лобных долей и базальных отделов). Обследование проводится в течение нескольких дней. При сохранности праксиса и гнозиса у пациента отмечаются колебания внимания при выполнении программ в счетной деятельности, легкие мнестические трудности также по регуляторному типу (без явных отклонений от нормы) и по типу легких трудностей самостоятельной опоры на вспомогательные смысловые связи. Наиболее яркие нарушения возникают при необходимости понимания скрытого смысла (эмоционального подтекста) сюжетных картин - восприятие больного становится фрагментарным, инертным, инактивным. Пассивность, общее снижение активности отмечается и в личностной позиции больного (что подтверждается проведением опыта с прерванным действием). В мышлении отмечается стереотипия, застревание на деталях.


Протокол: больной Куликов

автор не указан. 1975 г, машинопись.

Больной (31 год, инженер, директор завода) обследуется в связи с подозрением на глубокую опухоль правой задней лобной области с влиянием на сосуды височной области, возможно, прорастающую в левый боковой желудочек. Нейропсихологическое обследование выявляет эмоциональные изменения (легкость по отношению к болезни и операции), снижение памяти, в праксисе - нарушение реципрокной координации и переноса позы, в мышлении - нарушения планирования и контроля при сохранности операциональной стороны. Далее, видимо, описывается исследование, проведенное на другой день, где все виды праксиса обозначаются как сохранные, в том числе выполнение реакций выбора; исследуется память (с нарушениями), серийный счет (сохранен), решение задач (с затруднениями), дается описание самооценки больного.


Протокол: больной Васин

автор не указан. 1975 г, рукопись.

Больной Васин (58 лет, зам. начальника главка) госпитализирован в связи с подозрением на опухоль лобных долей или нарушение кровообращения в районе передне-мозговых артерий. В первой части протокола (11.05.1975) приводятся данные обследования: беседа с больным, исследование памяти (на слова, фразы, рассказ), счета (серийный счет). Делается вывод о грубых нарушениях ориентировки, критичности, памяти, эмоций (эйфория) при относительной сохранности ряда элементарных операций, что может указывать на заинтересованность передних отделов лимбической области, больше справа. Второе исследование (12.05.1975, проведено Филиппычевой) начинается с описания анамнестических данных и неврологического статуса. Далее вновь описываются нарушения ориентировки и критики больного и имеющиеся нейропсихологические нарушения - в них отмечаются персевераторные тенденции и нарушения выполнения программ и инструкций (конфликтные реакции дает с уподоблением) при сохранности основных компонентов гнозиса, праксиса, речи, интеллектуальных операций (но в них постоянно происходит соскальзывание либо на случайные связи, либо на стереотипы), а также нарушения памяти по амнестическому типу. Делается вывод о сочетании у пациента амнестического и лобного синдромов.


Протокол: больной Васин

автор не указан. 1975 г, машинопись.

Больной Васин (58 лет, зам. начальника главка) госпитализирован в связи с подозрением на опухоль лобных долей или нарушение кровообращения в районе передне-мозговых артерий. В первой части протокола (11.05.1975) приводятся данные обследования: беседа с больным, исследование памяти (на слова, фразы, рассказ), счета (серийный счет). Делается вывод о грубых нарушениях ориентировки, критичности, памяти, эмоций (эйфория) при относительной сохранности ряда элементарных операций, что может указывать на заинтересованность передних отделов лимбической области, больше справа. Второе исследование (12.05.1975, проведено Филиппычевой) начинается с описания анамнестических данных и неврологического статуса. Далее вновь описываются нарушения ориентировки и критики больного и имеющиеся нейропсихологические нарушения - в них отмечаются персевераторные тенденции и нарушения выполнения программ и инструкций (конфликтные реакции дает с уподоблением) при сохранности основных компонентов гнозиса, праксиса, речи, интеллектуальных операций (но в них постоянно происходит соскальзывание либо на случайные связи, либо на стереотипы), а также нарушения памяти по амнестическому типу. Делается вывод о сочетании у пациента амнестического и лобного синдромов. На протоколе есть карандашом отметки о резонерстве.


Протокол: больной Иванов Эдуард

1966 г, рукопись.

В документе представлен многостраничный протокол диагностических обследований пациента Эдуарда Иванова (проживающего в Москве). С больным проводится беседа (из которой следует, что у больного нарушена критичность и регуляция поведения), исследование движений, речи, памяти - слухоречевой, зрительной (указано наличие ретроактивного торможения), опосредствованное запоминание, передача рассказов (где отмечаются контаминации и конфабуляции), пробы на реакцию выбора, интеллектуальные операции (счет, задачи, серии картинок). Анализа результатов обследования в протоколе не производится.