Поиск

Найдено 15 документов.


К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Тубылевич Б.. 1968 г, машинопись.

Материал представляет собой раннюю версию статьи "Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития". Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


не указано

рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


не указано

рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


Modification of the structure and cerebral organization of psychological processes with their functional development

Luria A.R., Simernitskaya E.G., B. Tubylevich. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Человек, который потерял свой мир

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Данный документ представляет собой черновой вариант знаменитой научно-популярной книги "Потерянный и возвращенный мир", посвященной анализу поражения теменно-височно-затылочных отделов у солдата Льва Засецкого. После получения военной травмы герой книги на долгие годы оказывается заложником своих зрительно-пространственных и квазипространственных нарушений - схемы тела, ориентировки во внешнем предметном пространстве, навыков счета, чтения, письма, о которых подробно пишет в своем дневнике. В книге дневниковые записи перемежаются анализом симптомов Засецкого А.Р. Лурией, комментариями относительно механизмов возникновения описываемых Засецким нарушений. От известной всем опубликованной версии данная отличается минимально - отдельными стилистическими правками в тех вставках, которые написаны А.Р. Лурией, и названием.


Засецкий Л.А. - пневмоэнцефалография, добавление к анамнезу, краткая выписка из истории болезни

Лурия А.Р.. нет г, машинопись, рукопись.

В документе представлены материалы по пациенту Льву Засецкому, получившему в 1943 г. травму теменно-височно-затылочных отделов с развернутой картиной зрительно-пространственных и квазипространственных нарушений - схемы тела, ориентировки во внешнем предметном пространстве, навыков счета, чтения, письма. Пациент подробно описан в знаменитой книге "Потерянный и возвращенный мир". В данном документе имеются данные пневмоэнцефалографии от 07.05.1948, выписки из истории болезни от 1948 и 1955 гг. и добавления к анамнезу и ходу течения болезни, а также отдельные неразборчивые черновики.


Пуля, которая раздробила мир. Повесть о жизни и борьба одного человека.

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

В документе представлены материалы по пациенту Льву Засецкому, получившему в 1943 г. травму теменно-височно-затылочных отделов с развернутой картиной зрительно-пространственных и квазипространственных нарушений - схемы тела, ориентировки во внешнем предметном пространстве, навыков счета, чтения, письма. Пациент подробно описан в знаменитой книге "Потерянный и возвращенный мир". В данном документе имеются отдельные страницы книги, варианты названия книги ("Пуля, которая раздробила мир", "Человек, мир которого был разрушен") и положительный отзыв на книгу д.м.н. И.М. Фейгенберга, в котором книга рекомендуется к изданию "массовым тиражом".


Отрывок о нейропсихологическом строении произвольных движений (на английском языке)

not specified. нет г, машинопись.

В отрывке с надписью "Добавлен для Scient. Amer.", начинающемся со с. 18, идет речь о мозговых механизмах обеспечения произвольных движений - кинестетическом восприятии, пространственном анализе и синтезе и серийной организации движений. Упоминается о роли подкорковых структур в обеспечении фоновых (позно-тонических) характеристик движений. Далее предполагается обсудить нейропсихологическое строение речи и письма. В конце прилагается список иллюстраций (вероятно, к статье, к которой написано данное дополнение), из которого следует, что в статье должны были быть представлены данные о трех структурно-функциональных блоках мозга, мозговой организации произвольных движений, речи, письма, образцы письма больных с различной локализацией поражения.


Протокол: больной Манвелов

автор не указан. 1974 г, машинопись.

Больной Манвелов (13 лет) обследуется после перевода его из общеобразовательной школы во вспомогательную в связи со стойкими трудностями на письме, в счете и решении задач. Ребенок родился с сосудистой опухолью в левой лобной области, перенес по ее поводу 2 операции. Нейропсихологическое обследование показывает, что центральным нарушением является дисфункция задне-лобных динамических систем (персеверации, инертность, эхопраксии в движениях и действиях) при отсутствии олигофрении и сохранной критичности больного.


Протокол: больная Дементьева

1975 г, рукопись.

В данном протоколе приводятся несколько обследований больной Дементьевой, проведенных в конце января 1975 г. Больной дается множество проб на исследование речи: беседа (в том числе на заданную тему - про север, пересказ романа "Евгений Онегин"), называние предметов (указывается, что номинативные процессы у больной относительно сохранны), многочисленные пробы на повторение (звуков, слов, фраз - одиночно, парами, тройками, с и без оральной опоры), пробы на понимание содержание рассказов, на понимание картин, задания спеть знакомую песню, задания на чтение и письмо, тесты на дифференцировку звуков. В середине документа есть разбор проведенных проб, в котором указано, что наиболее ярким симптомом больной является нарушение повторной речи, что роднит дефект пациентки с проводниковой афазией, однако нарушение отличается от данного синдрома тем, что парафазии больной носят либо персевераторный характер (особенно на фоне истощения) либо совершенно непонятны с семантической точки зрения (приходят из далеких участков семантического поля). У больной также отмечаются нарушения слухоречевой памяти и проблемы анализа звукобуквенного состава слова при письме.


Протокол: больная Дементьева

автор не указан. 1975 г, машинопись.

В данном протоколе приводятся несколько обследований больной Дементьевой, проведенных в конце января 1975 г. Больной дается множество проб на исследование речи: беседа (в том числе на заданную тему - про север, пересказ романа "Евгений Онегин"), называние предметов (указывается, что номинативные процессы у больной относительно сохранны), многочисленные пробы на повторение (звуков, слов, фраз - одиночно, парами, тройками, с и без оральной опоры), пробы на понимание содержание рассказов, на понимание картин, задания спеть знакомую песню, задания на чтение и письмо, тесты на дифференцировку звуков. В середине документа есть разбор проведенных проб, в котором указано, что наиболее ярким симптомом больной является нарушение повторной речи, что роднит дефект пациентки с проводниковой афазией, однако нарушение отличается от данного синдрома тем, что парафазии больной носят либо персевераторный характер (особенно на фоне истощения) либо совершенно непонятны с семантической точки зрения (приходят из далеких участков семантического поля). У больной также отмечаются нарушения слухоречевой памяти и проблемы анализа звукобуквенного состава слова при письме.


Протокол: больная Дементьева (узнавание рисунков, рисование, чтение, письмо)

автор не указан. 1974 — 1975 г, рукопись.

В протоколе представлены рисунки больной Дементьевой (копирование), письмо (по образцу), результаты узнавания изображений и проб на чтение слов и фраз. Также в конце имеется кусок с повторением звуков (неречевых, речевых).