Поиск

Найдено 10 документов.


Особенности нарушения мнестической деятельности при обширных опухолях гипофиза с вторичным "лобным синдромом". Больная Банаева.

Лурия А.Р.. 1972 г, рукопись.

Статья входит в цикл исследований памяти, точнее - ее модально-неспецифических нарушений, связанных с работой подкорковых структур мозга и обусловленных повышенной тормозимостью следов памяти интерференцией. Обширные опухоли гипофиза представляют в изучении таких нарушений памяти особый интерес, поскольку затрагивают не только подкорковые, но и лобные отделы, воздействуя на них при выходе за пределы турецкого седла. Также опухоль воздействует при этом на медиальные височные отделы и ствол мозга. Данный вариант нарушений памяти анализируется на материале клинического случая больной Банаевой (медсестра, 46 лет). В наблюдении видна замедленность, оглушенность, личностные изменения пациентки - но при относительно сохранной критичности. В нейропсихологическом обследовании на первый план выходит инактивность и общая инертность больной - выполнение заданий заменяется эхопраксией или персеверацией. Эти явления отмечались в праксисе, в пробах по типу "реакций выбора", в речи (например, при назывании предметов - персеверации приводили к вторичному отчуждению смысла слова). Особенный интерес представляет собой механизм нарушения памяти у данной больной - интерферирующие воздействия замещали собой заученный материал и инертно воспроизводились на фоне легкой патологической тормозимости следов. Структурная и смысловая организация материала не смягчала, а только усиливала эти проявления. Показано, что этот механизм характерен не только для слухоречевой памяти, но и для запоминания любых движений и действий.


Особенности нарушения мнестической деятельности при обширных опухолях гипофиза с вторичным "лобным синдромом". Больная Банаева.

Лурия А.Р.. 1972 г, машинопись.

Статья входит в цикл исследований памяти, точнее - ее модально-неспецифических нарушений, связанных с работой подкорковых структур мозга и обусловленных повышенной тормозимостью следов памяти интерференцией. Обширные опухоли гипофиза представляют в изучении таких нарушений памяти особый интерес, поскольку затрагивают не только подкорковые, но и лобные отделы, воздействуя на них при выходе за пределы турецкого седла. Также опухоль воздействует при этом на медиальные височные отделы и ствол мозга. Данный вариант нарушений памяти анализируется на материале клинического случая больной Банаевой (медсестра, 46 лет). В наблюдении видна замедленность, оглушенность, личностные изменения пациентки - но при относительно сохранной критичности. В нейропсихологическом обследовании на первый план выходит инактивность и общая инертность больной - выполнение заданий заменяется эхопраксией или персеверацией. Эти явления отмечались в праксисе, в пробах по типу "реакций выбора", в речи (например, при назывании предметов - персеверации приводили к вторичному отчуждению смысла слова). Особенный интерес представляет собой механизм нарушения памяти у данной больной - интерферирующие воздействия замещали собой заученный материал и инертно воспроизводились на фоне легкой патологической тормозимости следов. Структурная и смысловая организация материала не смягчала, а только усиливала эти проявления. Показано, что этот механизм характерен не только для слухоречевой памяти, но и для запоминания любых движений и действий.


Протокол: больной Камалин (Каманин?)

машинопись.

Больной (каменотес по профессии, как отмечается в протоколе - с низким образовательным уровнем) обследуется в связи с подозрением на глубинную опухоль правой лобной области с влиянием на височную область. После беседы производится обследование различных сторон праксиса (нарушений не выявлено), проба "Ритмы" (при верной оценке ритмов - ошибки при воспроизведении), пробы на реакцию выбора (ошибки есть, но в целом выполнение и удержание программы доступно), счет (выраженные нарушения), автоматизированные ряды (перечисляет месяцы верно в прямом и обратном порядке), память (верно, без контаминаций заучивает 2 фразы), повторение звуков и слов, понимание слов, называние частей тела (без затруднений), понимание логико-грамматических конструкций (без затруднений), решение задач (импульсивность с самокоррекцией), понимание сюжетных картин, рассказов (без затруднений). Делается вывод о сохранности, критичности больного, очень хорошем состоянии большинства процессов, кроме условных реакций выбора, воспроизведения ритмов, счета - причем во всех этих пробах центральным дефектом является импульсивность, часто с возможностью самокоррекции.


Протокол: больной Автономов В.Г.

1973 г, машинопись.

Больной (36 лет, профессия - следователь, потом техник) перенес кровоизлияние в мозг, до которого некоторое время страдал аффективными изменениями (тревога с вегетативными реакциями), а после него начал переживать галлюцинации (обонятельные, зрительные) без снижения критичности и интеллектуальных нарушений. Больной также предъявлял жалобы на память и явления, близкие к явлениям импульсивности в интеллектуальной работе. Эти нарушения выявляются и в нейропсихологическом обследовании. Нарушения памяти связаны в первую очередь с усвоением последовательности стимулов без явной чувствительности к интерференции. Гнозис, праксис (исключая легкие трудности серийной организации движений), речь (в том числе письмо и чтение) у больного сохранны. Обобщая результаты, можно предположить локализацию поражения в медиальных отделах височной области с вовлечением в патологический процесс базальных отделов лобных и височных долей.


Протокол: больной Братищев

1971 г, машинопись.

У больного исследуется память (запоминание слов, серий слов, фраз, рассказа) и серийный счет. Ранее отмечались нарушения ориентировки при сильных головных болях и личностные изменения (уплощенность). В резюме отмечается сохранность гнозиса, праксиса, многих интеллектуальных операций (хотя они затруднены импульсивностью); на первый план выступают аффективные изменения (болезненное отношение к ошибкам, негативизм), нарушения памяти (повышенная тормозимость следов интерференцией), стертые амнестико-афатические явления. Делается предположение о заинтересованности медиобазальных отделов височной области.


Протокол: больной Камалин (Каманин?)

рукопись.

Больной (каменотес по профессии, как отмечается в протоколе - с низким образовательным уровнем) обследуется в связи с подозрением на глубинную опухоль правой лобной области с влиянием на височную область. После беседы производится обследование различных сторон праксиса (нарушений не выявлено), проба "Ритмы" (при верной оценке ритмов - ошибки при воспроизведении), пробы на реакцию выбора (ошибки есть, но в целом выполнение и удержание программы доступно), счет (выраженные нарушения), автоматизированные ряды (перечисляет месяцы верно в прямом и обратном порядке), память (верно, без контаминаций заучивает 2 фразы), повторение звуков и слов, понимание слов, называние частей тела (без затруднений), понимание логико-грамматических конструкций (без затруднений), решение задач (импульсивность с самокоррекцией), понимание сюжетных картин, рассказов (без затруднений). Делается вывод о сохранности, критичности больного, очень хорошем состоянии большинства процессов, кроме условных реакций выбора, воспроизведения ритмов, счета - причем во всех этих пробах центральным дефектом является импульсивность, часто с возможностью самокоррекции.


Больная Вострукова

1976 г, рукопись.

Больная исследуется спустя 2 месяца после удаления крупной интрацеребральной опухоли в левых височных базальных отделах. Исследуется праксис (сохранен, отмечаются единичные признаки импульсивности с самокоррекцией), речь (повторение звуков, слогов, слов, фраз), память (запоминание серий слов, фраз, рассказов). Делается вывод о нарушениях уже не модально-неспецифической памяти (как это было в более ранних обследованиях), а модально-специфического слухоречевого запоминания в картине акустико-мнестической афазии.


Больная Вострукова

1976 г, машинопись.

Больная исследуется спустя 2 месяца после удаления крупной интрацеребральной опухоли в левых височных базальных отделах. Исследуется праксис (сохранен, отмечаются единичные признаки импульсивности с самокоррекцией), речь (повторение звуков, слогов, слов, фраз), память (запоминание серий слов, фраз, рассказов). Делается вывод о нарушениях уже не модально-неспецифической памяти (как это было в более ранних обследованиях), а модально-специфического слухоречевого запоминания в картине акустико-мнестической афазии.


Протокол: больная Самойленкова

рукопись.

На первой странице протокола помимо фамилии пациента указано: "п/о глиома лев. медиобаз. вис. зад. обл., сохранн.". Больной 18 лет, обследуется после удаления опухоли из указанных отделов височно-затылочной области. После беседы пациентке предъявляются пробы на автоматизированные ряды, счет, серийный счет, запоминание серий слов, фраз, решение задач. В конце делается краткий вывод о сохранности ориентировки в месте и времени, памяти, но грубом нарушении счетных операций, которое больная осознает и пробует корригировать.


Протокол: больная Самойленкова

машинопись.

На первой странице протокола помимо фамилии пациента указано: "п/о глиома лев. медиобаз. вис. зад. обл., сохранн.". Больной 18 лет, обследуется после удаления опухоли из указанных отделов височно-затылочной области. После беседы пациентке предъявляются пробы на автоматизированные ряды, счет, серийный счет, запоминание серий слов, фраз, решение задач. В конце делается краткий вывод о сохранности ориентировки в месте и времени, памяти, но грубом нарушении счетных операций, которое больная осознает и пробует корригировать.