Поиск

Найдено 10 документов.


Протоколы военного времени, посвященные вопросу связи речи и доминантности полушарий

Лурия А.Р.. нет г, рукопись.

Данные протоколы, перемежающиеся комментариями А.Р. Лурии, объединены, по всей видимости, одной исследовательской задачей – изучением влияния межполушарной асимметрии на степень выраженности речевых расстройств при поражении левого полушария. Все пациенты, представленные в данной папке, имеют поражение т.н. «широкой речевой зоны» левого полушария (височных, теменно-височных, височно-затылочных, лобно-теменных отделов) в результате пулевого либо осколочного ранения, полученного в военное время (преимущественно 1942-1943 гг.), но разную степень выраженности речевых нарушений, которую А.Р. Лурия пробует связать с фактором левшества или амбидекстрии, подробно исследуя латеральные предпочтения у своих пациентов и даже детально прослеживая их родословную с целью выявить накопление атипичных латеральных предпочтений в семье пациента. Видимо, этот материал частично вошел в работу А.Р. Лурии «Травматическая афазия», где в разделе 4 части 1 обсуждается влияние доминантности левого полушария, скрытого или семейного левшества или амбидекстрии на выраженность афатических расстройств.


Нейро-психология в топической диагностике мозговых поражений

Лурия А.Р.. 1963 г, машинопись.

Статья посвящена возможностям топической диагностики локальных поражений мозга с применением нейропсихологического подхода. Работа начинается с краткого экскурса в историю представлений о локализации высших психических функций и различием во взглядах на проблему локализации - от узкого локализационизма (П. Брока, К. Вернике) до указаний на возможность не топического, а уровневого анализа мозговой организации психических процессов (Х. Джексон) и анализа участия целого мозга в обеспечении психических процессов (К. Монаков, К. Гольдштейн) вплоть до антилокализационизма. Преодоление этого описывается через пересмотр понятия функции (которая рассматривается как сложная функциональная система из многих звеньев, каждое из которых связано с определенной мозговой областью и обеспечивает определенный вклад в работу психических процессов; этот вклад и стоящая за ним мозговая область обозначаются как нейропсихологический фактор) и понятия симптома (который понимается многозначно и сам напрямую не связан с определенной локализацией - только его анализ с определением структуры того синдрома, в который он входит, и фактора, лежащего в основе синдрома, может сказать что-то о локализации). Указанные положения иллюстрируются описанием нейропсихологических факторов, обеспечивающих процесс письма (фонематический анализ, кинестетическое восприятие, зрительно-пространственная организация письма, серийная организация движений). Указывается на принцип "двойной диссоциации" симптома (при поражении определенной области и выпадении связанного с ней фактора все функциональные системы, включающие данный фактор в свой состав, страдают, а все системы, не включающие его в себя, остаются сохранными). Обсуждаются возможности с помощью нейропсихологического метода показать связи между внешне несходными процессами (как в случае внешне очень разных нарушений речи, счета и схемы тела при нарушениях пространственного и квазипространственного анализа и синтеза) и, напротив, вскрыть различие мозговых механизмов, стоящих за внешне сходными психическими процессами (изолированное возникновение афазии при поражении левого, а амузии - при поражении правого полушария).


Brain research and human behavior

Luria A.R.. 1968 г, рукопись.

Черновик доклада. В докладе обсуждаются достижения нейропсихологии за последние несколько десятков лет. В частности, говорится о трех функциональных блоках мозга, а также о сложности организации высших психических функций в мозгу. Последнее разобрано на примере функции письма.


Brain research and human behavior

Luria A.R.. 1968 г, рукопись.

В докладе обсуждаются достижения нейропсихологии за последние несколько десятков лет. В частности, говорится о трех функциональных блоках мозга, а также о сложности организации высших психических функций в мозгу. Последнее разобрано на примере функции письма.


Brain research and human behavior

Luria A.R.. 1968 г, машинопись.

В докладе обсуждаются достижения нейропсихологии за последние несколько десятков лет. В частности, говорится о трех функциональных блоках мозга, а также о сложности организации высших психических функций в мозгу. Последнее разобрано на примере функции письма.


Об основных формах нарушения памяти при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. машинопись.

Тезисы посвящены проблеме нейрональной организации процессов памяти. Нейропсихологические наблюдения позволяют выделить три основные формы нарушения памяти у больных с локальными поражениями головного мозга: вследствие поражений глубоких, задних (височных, теменных, затылочных) и передних (лобных) отделов головного мозга. Так, при поражении глубоких отделов (в частности, лимбической области и ретикулярной формации) снижается общий тонус коры, что приводит к нарушению прочности любых следов и быстрому их угасанию. Такие нарушения модально-неспецифические и в крайних случаях принимают форму корсиковского синдрома. При поражении задних отделов, обрабатывающих и хранящих зрительную, слуховую и тактильную информацию, возникают нарушения записи, хранения и воспроизведения следов, специфичные для пораженного анализатора. Так, при поражении височных отделов возникает нарушение слухо-речевой памяти, а очаг в затылочно-теменных и затылочно-височных отделах не позволяет хранить и воспроизводить зрительную и зрительно-пространственную информацию. Нарушения памяти при поражении лобных долей проявляются в том, что упроченные в прошлом опыте следы становятся патологически инертными, больной не может их затормозить и воспроизводить новые следы, что приводит к контаминации нового материала. Такие нарушения также являются модально-неспецифичными, однако наиболее сильно проявляются в двигательной сфере, а также приводят к нарушениям интеллектуальной деятельности.


О синдроме конфабуляций и резонерстве при глубоком поражении задних отделов правого полушария (больной Чернецов)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Рукопись содержит подробное обследование больного с симптомами патологического резонерства и конфабуляций вследствие опухоли базальных отделов височно-затылочных отделов правого полушария.


Протокол: больная Самойленкова

автор не указан. нет г, рукопись.

На первой странице протокола помимо фамилии пациента указано: "п/о глиома лев. медиобаз. вис. зад. обл., сохранн.". Больной 18 лет, обследуется после удаления опухоли из указанных отделов височно-затылочной области. После беседы пациентке предъявляются пробы на автоматизированные ряды, счет, серийный счет, запоминание серий слов, фраз, решение задач. В конце делается краткий вывод о сохранности ориентировки в месте и времени, памяти, но грубом нарушении счетных операций, которое больная осознает и пробует корригировать.


Протокол: больная Самойленкова

автор не указан. нет г, машинопись.

На первой странице протокола помимо фамилии пациента указано: "п/о глиома лев. медиобаз. вис. зад. обл., сохранн.". Больной 18 лет, обследуется после удаления опухоли из указанных отделов височно-затылочной области. После беседы пациентке предъявляются пробы на автоматизированные ряды, счет, серийный счет, запоминание серий слов, фраз, решение задач. В конце делается краткий вывод о сохранности ориентировки в месте и времени, памяти, но грубом нарушении счетных операций, которое больная осознает и пробует корригировать.


Нарушение фонематического слуха при субкортикальных ранениях левой височной области

Лурия А.Р., Руденко З.Я.. 1948 г, машинопись.

Статья посвящена синдрому, близкому к сенсорной афазии, возникающему при субкортикальных поражениях левой височной доли. В статье проанализирован клинический случай больного с военным осколочным ранением, которое повредило белое вещество средних отделов височной области левого полушария. Больной поступил в Институт Нейрохирургии спустя шесть лет после ранения в связи с развившимися припадками и головными болями. Нейропсихологическое обследование показало, что при сохранном оптическом гнозисе, всех видах праксиса и памяти он проявляет специфические нарушения речи. Так, спонтанная речь больного и понимание речи сохранны, однако значительные нарушения фонематического анализа (особенно оппозиционных фонем) проявляются при повторении, в осознанных операциях со звуковым составом слова и в письме. Интересно, что больной имеет признаки стертого левшества, чем, возможно, объясняется относительно легкий характер нарушений. Этот случай также важен с клинической точки зрения, поскольку показывает, что при абсцессах или опухолях глубоких отделов левой височной области можно наблюдать распад фонематического слуха еще до появления развернутой картины сенсорной афазии.