Поиск

Найдено 13 документов.


Советская психология в решении проблемы восстановления функций (к 30-летию Великой отечественной войны)

Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

Статья посвящена двум практическим задачам, которые приобрели особую важность во время Великой Отечественной войны: разработке научно обоснованного подхода к восстановлению движений, нарушенных в результате ранений опорно-двигательного аппарата и периферических нервов, с одной стороны, и разработке методик восстановления высших психических функций, нарушенных в результате ранений мозга, с другой. Одним из главных достижений в рамках первого направления стала система предметных упражнений, заменившая простую механическую гимнастику и повысившая эффективность восстановления моторных функций после ранения. В рамках второго направления советские психологи, отталкиваясь от идеи Выготского о системной локализации функций, заложили основы новой науки нейропсихологии и сделали первые разработки в области восстановительного обучения, основной целью которого стала перестройка частично поврежденной функциональной системы с задействованием сохранного мозгового субстрата.


Советская психология в решении проблемы восстановления функций (к 30-летию Великой отечественной войны)

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

Статья посвящена двум практическим задачам, которые приобрели особую важность во время Великой Отечественной войны: разработке научно обоснованного подхода к восстановлению движений, нарушенных в результате ранений опорно-двигательного аппарата и периферических нервов, с одной стороны, и разработке методик восстановления высших психических функций, нарушенных в результате ранений мозга, с другой. Одним из главных достижений в рамках первого направления стала система предметных упражнений, заменившая простую механическую гимнастику и повысившая эффективность восстановления моторных функций после ранения. В рамках второго направления советские психологи, отталкиваясь от идеи Выготского о системной локализации функций, заложили основы новой науки нейропсихологии и сделали первые разработки в области восстановительного обучения, основной целью которого стала перестройка частично поврежденной функциональной системы с задействованием сохранного мозгового субстрата.


Советская психология в решении проблемы восстановления функций (к 30-летию Великой отечественной войны)

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

Статья посвящена двум практическим задачам, которые приобрели особую важность во время Великой Отечественной войны: разработке научно обоснованного подхода к восстановлению движений, нарушенных в результате ранений опорно-двигательного аппарата и периферических нервов, с одной стороны, и разработке методик восстановления высших психических функций, нарушенных в результате ранений мозга, с другой. Одним из главных достижений в рамках первого направления стала система предметных упражнений, заменившая простую механическую гимнастику и повысившая эффективность восстановления моторных функций после ранения. В рамках второго направления советские психологи, отталкиваясь от идеи Выготского о системной локализации функций, заложили основы новой науки нейропсихологии и сделали первые разработки в области восстановительного обучения, основной целью которого стала перестройка частично поврежденной функциональной системы с задействованием сохранного мозгового субстрата.


Пути раннего развития советской психологии 20-е годы. Доклад в Московском отделении общества психологов

Лурия А.Р.. 1974 г, машинопись.

В докладе А.Р. Лурия высказывает свой взгляд на развитие психологической науки в 20-е годы. Доклад во многом автобиографический: Лурия освещает данный период, опираясь не на печатные источники, а целиком на собственные воспоминания. В докладе приводятся персоналии и работы, которые сформировали профессиональные интересы автора. Лурия подробно останавливается на исследованиях аффективных реакций и, в частности, разработке сопряженной моторной методики, а также пишет об исследованиях в области ассоциативных процессов в детской популяции. Тем не менее, согласно Лурии, центральным этапом развития психологии в 20-е годы стало создание кружка Выготского. Лурия отмечает ключевую роль идеи Выготского о социально-историческом происхождении психологических процессов в преодолении кризиса, сложившегося в то время в мировой психологии (невозможность органичного объединения объективной, или физиологической, психологии и описательной психологии, или науке о духе); с этой идеи началась перестройка психологии. Автор останавливается на экспериментах в Средней Азии, проведенных для подтверждения идеи Выготского и изложенных в книге "Об историческом происхождении познавательных процессов".


О месте психологии в ряду социальных и биологических наук

Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В настоящей статье Лурия рассуждает о том, к области каких наук следует отнести психологию - биологических, социальных, или ее место между этими двумя дисциплинами. Первые два подхода автор отвергает как неадекватные. Третий подход, который в западной науке получил название "теории двух факторов" (Nature versus Nurture), содержит, по мнению автора, разумное зерно, однако рассматривает взаимодействие этих двух факторов слишком механистически, не позволяя раскрыть сущность высших форм психической деятельности человека. В качестве альтернативы Лурия описывает позицию советской психологии, которая рассмативает сознательную деятельность человека как общественную по происхождению, но опосредованную по строению и осуществляемую мозгом. В качестве примера автор разбирает психологические механизмы произвольного действия. К рукописи приложены рукописные ссылки на работы Скиннера "Beyond Freedom and Dignity" и "Science and Human Behaviour".


О месте психологии в ряду социальных и биологических наук

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В настоящей статье Лурия рассуждает о том, к области каких наук следует отнести психологию - биологических, социальных, или ее место между этими двумя дисциплинами. Первые два подхода автор отвергает как неадекватные. Третий подход, который в западной науке получил название "теории двух факторов" (Nature versus Nurture), содержит, по мнению автора, разумное зерно, однако рассматривает взаимодействие этих двух факторов слишком механистически, не позволяя раскрыть сущность высших форм психической деятельности человека. В качестве альтернативы Лурия описывает позицию советской психологии, которая рассмативает сознательную деятельность человека как общественную по происхождению, но опосредованную по строению и осуществляемую мозгом. В качестве примера автор разбирает психологические механизмы произвольного действия.


Процесс отражения в свете современной нейропсихологии

Лурия А.Р.. 1967 г, рукопись.

В статье обсуждается ключевая для общей психологии проблема отражения. Критикуется натуралистический подход к этому вопросу в рецепторной теории восприятия (которая легла в основу и немецкой гештальт-психологии) как к пассивной передаче образов-"отпечатков" от рецепторов через зрительный бугор в кору головного мозга. Обсуждается восприятие животных - приводятся примеры того, что те или иные виды способны выделять только те зрительные признаки предметов, которые имеют для них существенное биологическое значение, и как роль активного отбора, протекающего сообразно поставленной задаче, многократно возрастает у человека. Далее ставится проблема анализаторов, которые еще И,П. Павловым описывались как системы "нервных приборов", способные осуществлять как аналитическую, так и синтетическую деятельность. В этой связи приводятся данные о наличии в коре головного мозга разного типа клеток, анализирующих зрительные образы: 1) высокоспециализированных нейронов, реагирующих только на очень узко очерченный признак (плавные линии острого угла, прямые или наклонные линии и т.п.), 2) нейронов, реагирующих на любой зрительный раздражитель или даже на раздражители нескольких модальностей, 3) нейронов, предназначенных для сличения различных раздражителей и выявления новых стимулов (эти клетки находятся в гиппокампе). Это демонстрирует наличие аналитического и синтетического этапа в процессе отражения, а также процесса оценки новизны поступающей информации. Поднимается вопрос постепенной кортикализации мозговых механизмов зрительного восприятия в ходе эволюции - возрастание роли коры по сравнению с четверохолмием и таламусом в этом процессе. В этой связи приводятся данные о экспериментах с раздражением 17, 18, 19 полей Бродмана в затылочной коре у человека и различием образов, воспринимаемых при раздражении каждой из этих зон, а также ставится вопрос о зрительной агнозии, возникающей при повреждении вторичных отделов зрительной коры и связанной с нарушением не восприятия отдельных признаков, а предметного гнозиса. Здесь же показывается и роль третичных теменно-височно-затылочных отделов в обеспечении симультанности зрительного восприятия и оценке пространственных отношений. Наконец, подробно анализируется роль микро- и макродвижений глаз (А.Л. Ярбус) в обеспечении активного характера зрительного восприятия при своеобразном "ощупывании" зрительно воспринимаемого предмета. Называются основные мозговые механизмы обеспечения движений глаз - задний глазодвигательный центр (на границах затылочной и теменной области) и передний глазодвигательный центр (задние отделы лобной области). В завершение подчеркивается важность психофизиологических данных о процессе восприятия для решения общепсихологической и даже философской проблемы отражения.


Процесс отражения в свете современной нейропсихологии

Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

В статье обсуждается ключевая для общей психологии проблема отражения. Критикуется натуралистический подход к этому вопросу в рецепторной теории восприятия (которая легла в основу и немецкой гештальт-психологии) как к пассивной передаче образов-"отпечатков" от рецепторов через зрительный бугор в кору головного мозга. Обсуждается восприятие животных - приводятся примеры того, что те или иные виды способны выделять только те зрительные признаки предметов, которые имеют для них существенное биологическое значение, и как роль активного отбора, протекающего сообразно поставленной задаче, многократно возрастает у человека. Далее ставится проблема анализаторов, которые еще И,П. Павловым описывались как системы "нервных приборов", способные осуществлять как аналитическую, так и синтетическую деятельность. В этой связи приводятся данные о наличии в коре головного мозга разного типа клеток, анализирующих зрительные образы: 1) высокоспециализированных нейронов, реагирующих только на очень узко очерченный признак (плавные линии острого угла, прямые или наклонные линии и т.п.), 2) нейронов, реагирующих на любой зрительный раздражитель или даже на раздражители нескольких модальностей, 3) нейронов, предназначенных для сличения различных раздражителей и выявления новых стимулов (эти клетки находятся в гиппокампе). Это демонстрирует наличие аналитического и синтетического этапа в процессе отражения, а также процесса оценки новизны поступающей информации. Поднимается вопрос постепенной кортикализации мозговых механизмов зрительного восприятия в ходе эволюции - возрастание роли коры по сравнению с четверохолмием и таламусом в этом процессе. В этой связи приводятся данные о экспериментах с раздражением 17, 18, 19 полей Бродмана в затылочной коре у человека и различием образов, воспринимаемых при раздражении каждой из этих зон, а также ставится вопрос о зрительной агнозии, возникающей при повреждении вторичных отделов зрительной коры и связанной с нарушением не восприятия отдельных признаков, а предметного гнозиса. Здесь же показывается и роль третичных теменно-височно-затылочных отделов в обеспечении симультанности зрительного восприятия и оценке пространственных отношений. Наконец, подробно анализируется роль микро- и макродвижений глаз (А.Л. Ярбус) в обеспечении активного характера зрительного восприятия при своеобразном "ощупывании" зрительно воспринимаемого предмета. Называются основные мозговые механизмы обеспечения движений глаз - задний глазодвигательный центр (на границах затылочной и теменной области) и передний глазодвигательный центр (задние отделы лобной области). В завершение подчеркивается важность психофизиологических данных о процессе восприятия для решения общепсихологической и даже философской проблемы отражения.


К некоторым теоретическим проблемам изучения процесса "принятия решений" (Вопросы "принятия решений" в свете нейропсихологии)

Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1974 г, рукопись.

Статья посвящена нейропсихологическому подходу к проблеме принятия решений. Указывается на происхождение этой общепсихологической проблемы из сферы кибернетики, где удалось описать решение как выбор той или иной системы связей из определенного числа альтернатив с отбрасыванием других систем. Отмечается нехватка моделей ассоцианистской психологии и бихевиоризма для объяснения механизмов этого процесса. Упоминаются подходы к данному вопросу А.Н. Леонтьева (с кратким описанием психологического строения деятельности), Миллера-Прибрама-Галлантера (Т-О-Т-Е), П.К. Анохина (организация функциональных систем с акцептором результата действия). Отмечается редукционизм ряда современных теорий принятия решений - уход либо к излишне элементарным биологическим принципам, либо к однородным логико-математическим схемам. Обсуждается вопрос различной структуры и различных мозговых механизмов процессов, протекающих на разных уровнях (сравнивается для примера хватательный рефлекс и произвольное движение, лепет и речь - показывается), показывается столь сильное их различие, что возникает возможность их диссоциации (сохранность одного уровня при значительных повреждениях другого). Далее показывается место механизма "принятия решений" в различных психических процессах - зрительном восприятии (как различные решения для разных этапов обработки сигнала и как активность восприятия), памяти (как выбор из ряда альтернатив, обеспечивающийся селективностью нервных процессов - в целом или в рамках определенной модальности), в мышлении (на материале решения школьных задач и участия памяти, анализа логико-грамматических конструкций и обеспечения целенаправленности действий в этом процессе) и в произвольных движениях (с опорой на модель Н.А. Бернштейна - принятие решений в звене кинестетического и пространственного анализа и сознательного планирования двигательного акта). Для всех этих звеньев обсуждаются и их мозговые механизмы. Подчеркивается важность модели принятия решений, сохраняющая возможность "восхождения к конкретному", т.е. избегания формализма и сохранения в себе богатства реальных характеристик описываемого процесса.


К некоторым теоретическим проблемам изучения процесса "принятия решений" (Вопросы "принятия решений" в свете нейропсихологии)

Лурия А.Р., Хомская Е.Д.. 1974 г, машинопись.

Статья посвящена нейропсихологическому подходу к проблеме принятия решений. Указывается на происхождение этой общепсихологической проблемы из сферы кибернетики, где удалось описать решение как выбор той или иной системы связей из определенного числа альтернатив с отбрасыванием других систем. Отмечается нехватка моделей ассоцианистской психологии и бихевиоризма для объяснения механизмов этого процесса. Упоминаются подходы к данному вопросу А.Н. Леонтьева (с кратким описанием психологического строения деятельности), Миллера-Прибрама-Галлантера (Т-О-Т-Е), П.К. Анохина (организация функциональных систем с акцептором результата действия). Отмечается редукционизм ряда современных теорий принятия решений - уход либо к излишне элементарным биологическим принципам, либо к однородным логико-математическим схемам. Обсуждается вопрос различной структуры и различных мозговых механизмов процессов, протекающих на разных уровнях (сравнивается для примера хватательный рефлекс и произвольное движение, лепет и речь - показывается), показывается столь сильное их различие, что возникает возможность их диссоциации (сохранность одного уровня при значительных повреждениях другого). Далее показывается место механизма "принятия решений" в различных психических процессах - зрительном восприятии (как различные решения для разных этапов обработки сигнала и как активность восприятия), памяти (как выбор из ряда альтернатив, обеспечивающийся селективностью нервных процессов - в целом или в рамках определенной модальности), в мышлении (на материале решения школьных задач и участия памяти, анализа логико-грамматических конструкций и обеспечения целенаправленности действий в этом процессе) и в произвольных движениях (с опорой на модель Н.А. Бернштейна - принятие решений в звене кинестетического и пространственного анализа и сознательного планирования двигательного акта). Для всех этих звеньев обсуждаются и их мозговые механизмы. Подчеркивается важность модели принятия решений, сохраняющая возможность "восхождения к конкретному", т.е. избегания формализма и сохранения в себе богатства реальных характеристик описываемого процесса.


Советские психологи в решении проблемы восстановления функций (к 30-летию Великой Отечественной войны)

Лурия А.Р.. 1974 г, машинопись.

Статья посвящена двум практическим задачам, которые приобрели особую важность во время Великой Отечественной войны: разработке научно обоснованного подхода к восстановлению движений, нарушенных в результате ранений опорно-двигательного аппарата и периферических нервов, с одной стороны, и разработке методик восстановления высших психических функций, нарушенных в результате ранений мозга, с другой. Одним из главных достижений в рамках первого направления стала система предметных упражнений, заменившая простую механическую гимнастику и повысившая эффективность восстановления моторных функций после ранения. В рамках второго направления советские психологи, отталкиваясь от идеи Выготского о системной локализации функций, заложили основы новой науки нейропсихологии и сделали первые разработки в области восстановительного обучения, основной целью которого стала перестройка частично поврежденной функциональной системы с задействованием сохранного мозгового субстрата.


Нейро-психология в топической диагностике мозговых поражений

Лурия А.Р.. 1963 г, машинопись.

Статья посвящена возможностям топической диагностики локальных поражений мозга с применением нейропсихологического подхода. Работа начинается с краткого экскурса в историю представлений о локализации высших психических функций и различием во взглядах на проблему локализации - от узкого локализационизма (П. Брока, К. Вернике) до указаний на возможность не топического, а уровневого анализа мозговой организации психических процессов (Х. Джексон) и анализа участия целого мозга в обеспечении психических процессов (К. Монаков, К. Гольдштейн) вплоть до антилокализационизма. Преодоление этого описывается через пересмотр понятия функции (которая рассматривается как сложная функциональная система из многих звеньев, каждое из которых связано с определенной мозговой областью и обеспечивает определенный вклад в работу психических процессов; этот вклад и стоящая за ним мозговая область обозначаются как нейропсихологический фактор) и понятия симптома (который понимается многозначно и сам напрямую не связан с определенной локализацией - только его анализ с определением структуры того синдрома, в который он входит, и фактора, лежащего в основе синдрома, может сказать что-то о локализации). Указанные положения иллюстрируются описанием нейропсихологических факторов, обеспечивающих процесс письма (фонематический анализ, кинестетическое восприятие, зрительно-пространственная организация письма, серийная организация движений). Указывается на принцип "двойной диссоциации" симптома (при поражении определенной области и выпадении связанного с ней фактора все функциональные системы, включающие данный фактор в свой состав, страдают, а все системы, не включающие его в себя, остаются сохранными). Обсуждаются возможности с помощью нейропсихологического метода показать связи между внешне несходными процессами (как в случае внешне очень разных нарушений речи, счета и схемы тела при нарушениях пространственного и квазипространственного анализа и синтеза) и, напротив, вскрыть различие мозговых механизмов, стоящих за внешне сходными психическими процессами (изолированное возникновение афазии при поражении левого, а амузии - при поражении правого полушария).


Мозг и психика

Лурия А.Р.. нет г, машинопись.

Статья посвящена общим вопросам нейропсихологии - поиску связи психических процессов и работы мозга. Обрисовываются задачи нейропсихологии как смежной между неврологией, нейрофизиологией и психологией (и всем корпусом общественных и гуманитарных наук) дисциплины, ищущей мозговые механизмы психических процессов. Освещаются психологические предпосылки современного подхода к этому вопросу: переход от описания психических функций как "способностей" человеческого духа к представлению о них как о сложно организованных, постепенно формирующихся в онтогенезе в социальной ситуации развития системах (что разбирается на примере развития у ребенка процессов внимания и памяти). Врожденные свойства нервной системы при этом оказываются лишь задатками, от развития которых будет зависеть итоговая успешность человека в выполнении тех или иных действий, которая возможна при различных исходных характеристиках нервных процессов (Теплов Б.М. и его школа исследования темперамента). Это развитие проходит этап от максимально развернутого, материального до свернутого, умственного действия, что используется в технологии "программированного" обучения (П.Я. Гальперин и его школа). Далее освещаются основные нейропсихологические представления о мозговых механизмах психических процессов: после короткого исторического экскурса о связи моделей мозговых механизмов с главными научно-техническими достижениями своей эпохи - механика (XVII в.), электричество (XIX в.), теория систем (XX в.) освещается теория трех структурно-функциональных блоков мозга. Локализация функций описывается на примере мозговых механизмов произвольного движения как локализация звеньев сложных функциональных систем, где каждое звено обеспечивает свой специфический вклад (нейропсихологический фактор) в работу всей функции. Обсуждается значение нейропсихологических данных для психологического анализа строения психических процессов, а также роль нейропсихологии в топической диагностике мозговых поражений и восстановлении высших психических функций после мозговых повреждений.