Поиск

Найдено 18 документов.


"К парасагитт. опух. лобн."

машинопись, рукопись.

Описание пациента относится к 1963 г. В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит рукописное описание и первая страница машинописного описания. Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


"К парасагитт. опух. лобн."

машинопись.

Описание больного относится к 1963 г. В данном отрывке представлено описание пациента Иван. В папке лежит полное машинописное описание пациента. По первой странице машинописи можно предположить, что описание пациента являлось частью статьи (описанию предшествует начинающийся на другой странице абзац). На ней красной ручкой сделана надпись «к парасагитт. опух. лобн.». Данный случай приведен как пример того, как парасагиттально расположенная в лобно-теменных и височных отделах правого полушария опухоль (арахноид-эндотелиома) почти не затрагивает функций конвекситальных лобных отделов, но оказывает существенное влияние на медиальные лобные отделы. Это проявляется в динамических нарушениях (трудностях серийной организации движений и действий в первую очередь, особенно сильных на фоне истощения; неустойчивости процессов планирования и контроля на фоне истощения), нарушениях памяти, на которые жалуется больной, в депрессивных реакциях и аффективных кризах (вплоть до аффективных галлюцинаций) пациента при сохранной критичности. Также у пациента отмечались стойкие нарушения музыкального слуха.


Лобные доли и регуляция поведения

Лурия А.Р.. 1967 г, машинопись.

Обзорная статья, обобщающая результаты современных Лурии исследований функций лобных долей головного мозга. Так, лобные доли играют существенную роль в регуляции состояния активности, сохранении намерений, поддержке сложных программ и избирательности деятельности и в контроле действий за счет сличения их эффекта с исходным намерением. Открытыми остаются вопросы о физиологических механизмах регуляции состояний активности, а также о более детальной топике лобного синдрома.


О двух путях изучения динамики нервных процессов при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. 1975 г, рукопись.

В статье обсуждается возможность изучения нейродинамики (И.П. Павлов), или реальных физиологических механизмов, стоящих за теми или иными мозговыми нарушениями. Обсуждается важность анализа физиологических изменений в головном мозге при его повреждении, а не только наблюдаемых в нейропсихологической диагностике психологических симптомов. В качестве удачного примера такой работы приводятся исследования И.П. Павлова, показавшие на материале условных рефлексов нарушение действия "закона силы" раздражителя с распадом механизма избирательности (селективности). Обсуждается ограниченность господствующих в настоящее время электрофизиологических исследований динамики нервных процессов, чьи методы критикуются автором как косвенные (хотя ряд исследований в этом направлении, как работы Грея Уолтера по "волнам ожидания" как нейрофизиологическим индикаторам внимания оцениваются очень высоко). Подчеркивается важность анализа единиц реального поведения и лежащих за ними психофизиологических явлений (как в исследованиях последовательных образов Л.А. Орбели и фиксированной установки Д.Н. Узнадзе). На этом должен строиться второй, альтернативный путь изучения динамики нервных процессов. В качестве примеров собственных исследований в данной парадигме автор указывает изучение механизма повышенной чувствительности следов памяти к интерференции при модально-неспецифических мнестических нарушениях и подробно описывает изучение персевераций как динамического нарушения, возникающего на различных уровнях (элементарные и системные персеверации), с привлечением истории болезни больного Бел. (слесарь, 35 лет, опухоль префронтальных отделов коры, менингит как осложнение после операции). В заключении указывается на возможность анализа речевой деятельности, семантических полей и других "единиц человеческого поведения" для выявления психофизиологических механизмов, стоящих за их нарушениями при мозговых поражениях.


О двух путях изучения динамики нервных процессов при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. 1975 г, машинопись.

В статье обсуждается возможность изучения нейродинамики (И.П. Павлов), или реальных физиологических механизмов, стоящих за теми или иными мозговыми нарушениями. Обсуждается важность анализа физиологических изменений в головном мозге при его повреждении, а не только наблюдаемых в нейропсихологической диагностике психологических симптомов. В качестве удачного примера такой работы приводятся исследования И.П. Павлова, показавшие на материале условных рефлексов нарушение действия "закона силы" раздражителя с распадом механизма избирательности (селективности). Обсуждается ограниченность господствующих в настоящее время электрофизиологических исследований динамики нервных процессов, чьи методы критикуются автором как косвенные (хотя ряд исследований в этом направлении, как работы Грея Уолтера по "волнам ожидания" как нейрофизиологическим индикаторам внимания оцениваются очень высоко). Подчеркивается важность анализа единиц реального поведения и лежащих за ними психофизиологических явлений (как в исследованиях последовательных образов Л.А. Орбели и фиксированной установки Д.Н. Узнадзе). На этом должен строиться второй, альтернативный путь изучения динамики нервных процессов. В качестве примеров собственных исследований в данной парадигме автор указывает изучение механизма повышенной чувствительности следов памяти к интерференции при модально-неспецифических мнестических нарушениях и подробно описывает изучение персевераций как динамического нарушения, возникающего на различных уровнях (элементарные и системные персеверации), с привлечением истории болезни больного Бел. (слесарь, 35 лет, опухоль префронтальных отделов коры, менингит как осложнение после операции). В заключении указывается на возможность анализа речевой деятельности, семантических полей и других "единиц человеческого поведения" для выявления психофизиологических механизмов, стоящих за их нарушениями при мозговых поражениях.


Использование нейропсихологических индикаторов для оценки динамики послеоперационных состояний

Лурия А.Р., Щербакова Е.Я.. 1975 г, рукопись.

Статья посвящена использованию теста на выполнение действий по речевой инструкции в качестве индикатора послеоперационной динамики у пациентов с опухолями лобных долей мозга. На примере пациента Кос. (и.б. 64197) А.Р. Лурия демонстрирует, что этот индикатор позволяет не только отразить те изменения, которые имеют место в динамике заболевания, но и может дать наблюдателю симптомы, позволяющие учитывать обратное развития заболевания или возникновение послеоперационных осложнений. Автор отмечает, что использование данного теста позволяет делать предположения о том, какой характер носит патологический процесс, распространяется ли он на подкорковые структуры, или же на более высокие кортикальные структуры.


Использование нейропсихологических индикаторов для оценки динамики послеоперационных состояний

Лурия А.Р., Щербакова Е.Я.. 1975 г, машинопись.

Статья посвящена использованию теста на выполнение действий по речевой инструкции в качестве индикатора послеоперационной динамики у пациентов с опухолями лобных долей мозга. На примере пациента Кос. (и.б. 64197) А.Р. Лурия демонстрирует, что этот индикатор позволяет не только отразить те изменения, которые имеют место в динамике заболевания, но и может дать наблюдателю симптомы, позволяющие учитывать обратное развития заболевания или возникновение послеоперационных осложнений. Автор отмечает, что использование данного теста позволяет делать предположения о том, какой характер носит патологический процесс, распространяется ли он на подкорковые структуры, или же на более высокие кортикальные структуры.


Нейропсихологический анализ динамики патологического процесса после операций на лобных долях мозга

Лурия А.Р., Насер Ш., Хаттон Т.. 1975 г, рукопись.

Автор анализиурет динамику патологических процессов в течение послеоперационного периода у двух больных с массивными поражениями левых лобных долей мозга. В первом случае (б-ной Кос., и.б. 64197) олигодендроглиома вовлекала подкорковые двигательные узлы, что проявлялось в инертности в реализации двигательных процессов, в то время как менингиома второго больного (Бед., и.б. 64069) располагалась парасаггитально в префронтальной области, вызывая патологическую инертность программ поведения. Поведение первого больного характеризовалось двигательным расторможением и нестойкостью выполнения программ с их заменой инертным стереотипом. Во втором случае в поведении больного проявлялась патологическая инертность, которая, тем не менее, исчезала в заданиях на рисование осмысленных, предметных рисунков. Автор показывает, что динамика патологического процесса (возникновение послеоперационных осложнений) напрямую проявлялась в поведенческой реакции - нарастании, а затем регрессии нейропсихологической симптоматики.


Нейропсихологический анализ динамики патологического процесса после операций на лобных долях мозга

Лурия А.Р., Насер Ш., Хаттон Т.. 1975 г, машинопись.

Автор анализиурет динамику патологических процессов в течение послеоперационного периода у двух больных с массивными поражениями левых лобных долей мозга. В первом случае (б-ной Кос., и.б. 64197) олигодендроглиома вовлекала подкорковые двигательные узлы, что проявлялось в инертности в реализации двигательных процессов, в то время как менингиома второго больного (Бед., и.б. 64069) располагалась парасаггитально в префронтальной области, вызывая патологическую инертность программ поведения. Поведение первого больного характеризовалось двигательным расторможением и нестойкостью выполнения программ с их заменой инертным стереотипом. Во втором случае в поведении больного проявлялась патологическая инертность, которая, тем не менее, исчезала в заданиях на рисование осмысленных, предметных рисунков. Автор показывает, что динамика патологического процесса (возникновение послеоперационных осложнений) напрямую проявлялась в поведенческой реакции - нарастании, а затем регрессии нейропсихологической симптоматики.


Нейропсихология, ее истоки, принципы и перспективы

Лурия А.Р.. 1973 г, рукопись.

Данная работа представляет собой краткий обзор истории нейропсихологии. Автор описывает две основные объяснительные модели, господствовавшие на начальном этапе анализе связи мозга и психических процессов, - узкий локализационизм и антилокализационизм. Описывается состоявшийся в науке выход из кризиса конфликта этих парадигм и его предпосылки - новые представления психологии о сложной, системной, социальной по генезу структуре высших психических функций, расширение нейрофизиологических знаний о роли не отдельных клеток, а их функциональных ансамблей в работе мозга, а также более детальные клинические исследования ряда локальных поражений мозга (с отказом от игнорирования фактов, не подтверждающих ранее выдвинутые теории, как это ранее случалось). Рассматривается пересмотр понятий "локализация функции" и "симптом" как разрешение кризиса: переход к пониманию функции как сложной функциональной системы, подчиненной определенной задаче (где более или менее узко локализованы могут быть только отдельные звенья системы, но не сама система), а симптома - как проявления первичного или вторичного дефекта в структуре единого синдрома, за которым стоит определенный механизм. Далее после краткого обзора основных современных написанию статьи достижений в области изучения корковых, подкорковых отделов и процессов межполушарного взаимодействия кратко описывается теория трех структурно-функциональных блоков мозга с освещением функций каждого блока и соответствующих ему мозговых структур. В финальной части статьи возможности нейропсихологии проиллюстрированы рядом примеров: 1) открытиями в области нейропсихологии памяти (через описание модально-неспефицических нарушений при поражении подкорковых структур); 2) обзором исследований в области нарушений нейродинамики при поражении мозга с нарушением избирательности и подвижности нервных процессов.


Нейропсихология, ее истоки, принципы и перспективы

Лурия А.Р.. 1973 г, машинопись.

Данная работа представляет собой краткий обзор истории нейропсихологии. Автор описывает две основные объяснительные модели, господствовавшие на начальном этапе анализе связи мозга и психических процессов, - узкий локализационизм и антилокализационизм. Описывается состоявшийся в науке выход из кризиса конфликта этих парадигм и его предпосылки - новые представления психологии о сложной, системной, социальной по генезу структуре высших психических функций, расширение нейрофизиологических знаний о роли не отдельных клеток, а их функциональных ансамблей в работе мозга, а также более детальные клинические исследования ряда локальных поражений мозга (с отказом от игнорирования фактов, не подтверждающих ранее выдвинутые теории, как это ранее случалось). Рассматривается пересмотр понятий "локализация функции" и "симптом" как разрешение кризиса: переход к пониманию функции как сложной функциональной системы, подчиненной определенной задаче (где более или менее узко локализованы могут быть только отдельные звенья системы, но не сама система), а симптома - как проявления первичного или вторичного дефекта в структуре единого синдрома, за которым стоит определенный механизм. Далее после краткого обзора основных современных написанию статьи достижений в области изучения корковых, подкорковых отделов и процессов межполушарного взаимодействия кратко описывается теория трех структурно-функциональных блоков мозга с освещением функций каждого блока и соответствующих ему мозговых структур. В финальной части статьи возможности нейропсихологии проиллюстрированы рядом примеров: 1) открытиями в области нейропсихологии памяти (через описание модально-неспецифических нарушений при поражении подкорковых структур); 2) обзором исследований в области нарушений нейродинамики при поражении мозга с нарушением избирательности и подвижности нервных процессов. В заключении указываются следующие актуальные направления нейропсихологических исследований: 1) дальнейшее изучение патофизиологических механизмов, стоящих за обнаруженными синдромами, 2) уточнение имеющихся клинических данных, 3) расширение круга изучаемых нарушений (в частности, уточнение функций субдоминантного правого полушария), 4) возможное (хотя и с осторожностью) количественное обобщение имеющихся фактов (в этом контексте А.Р. Лурия ссылается на совместную с Е.Ю. Артемьевой статью о математическом анализе инетркорреляции симптомов).


Neurospychology: its sources, principles, and prospects

Luria A.R.. 1973 — 1975 г, репринт.

Данная работа представляет собой краткий обзор истории нейропсихологии. Автор описывает две основные объяснительные модели, господствовавшие на начальном этапе анализе связи мозга и психических процессов, - узкий локализационизм и антилокализационизм. Описывается состоявшийся в науке выход из кризиса конфликта этих парадигм и его предпосылки - новые представления психологии о сложной, системной, социальной по генезу структуре высших психических функций, расширение нейрофизиологических знаний о роли не отдельных клеток, а их функциональных ансамблей в работе мозга, а также более детальные клинические исследования ряда локальных поражений мозга (с отказом от игнорирования фактов, не подтверждающих ранее выдвинутые теории, как это ранее случалось). Рассматривается пересмотр понятий "локализация функции" и "симптом" как разрешение кризиса: переход к пониманию функции как сложной функциональной системы, подчиненной определенной задаче (где более или менее узко локализованы могут быть только отдельные звенья системы, но не сама система), а симптома - как проявления первичного или вторичного дефекта в структуре единого синдрома, за которым стоит определенный механизм. Далее после краткого обзора основных современных написанию статьи достижений в области изучения корковых, подкорковых отделов и процессов межполушарного взаимодействия кратко описывается теория трех структурно-функциональных блоков мозга с освещением функций каждого блока и соответствующих ему мозговых структур. В финальной части статьи возможности нейропсихологии проиллюстрированы рядом примеров: 1) открытиями в области нейропсихологии памяти (через описание модально-неспецифических нарушений при поражении подкорковых структур); 2) обзором исследований в области нарушений нейродинамики при поражении мозга с нарушением избирательности и подвижности нервных процессов. В заключении указываются следующие актуальные направления нейропсихологических исследований: 1) дальнейшее изучение патофизиологических механизмов, стоящих за обнаруженными синдромами, 2) уточнение имеющихся клинических данных, 3) расширение круга изучаемых нарушений (в частности, уточнение функций субдоминантного правого полушария), 4) возможное (хотя и с осторожностью) количественное обобщение имеющихся фактов (в этом контексте А.Р. Лурия ссылается на совместную с Е.Ю. Артемьевой статью о математическом анализе инетркорреляции симптомов).


Neurospychology as a Science

Luria A.R.. 1968 г, машинопись.

Вечерняя лекция Лурии на 16-м Международном конгрессе по прикладной психологии. В лекции обозначаются основные задачи нейропсихологии, а именно топическая диагностика мозгового поражения и разработка научно обоснованных методов реабилитации больных. Прежде всего, Лурия описывает концепцию высших психических функций как сложных динамических систем скоординированной работы различных отделов мозга. Эта концепция опирается на идею о трех блоках мозга: первый, энергетический, - ствол мозга и ретикулярная формация - обеспечивет общий тонус коры. Второй блок (задние отделы коры) - модально-специфические системы сенсорных (оптических, акустических, кинестетических) анализаторов, организованных иерархически. Первичные зоны второго блока получают визуальный, акустический и сенсорный сигнал непосредственно от рецепторов; вторичные зоны, надстроенные над первичными, ответственны за дальнейшую организацию и кодирование информации; в третичных зонах происходит интеграция модально-специфической информации. Третий блок (передние отделы коры) отвечает за планирование и организацию действий и регуляцию поведения. Кратко характеризуются симптомы поражений каждого из блоков. В рамках концепции о трех блоках Лурия анализирует нарушения письма при различной локализации мозгового поражения. Такой анализ - квалификация симптомов и поиск основного фактора, который лежит в их основании (факторный анализ в рамках одного человека) - и является основным методом нейропсихологии, утверждает Лурия. Подобный подход позволяет также решать вопросы реабилитации высших психических функций, когда выпавший фактор компенсируется за счет сохранного.


Протокол: больной Манвелов

1974 г, машинопись.

Больной Манвелов (13 лет) обследуется после перевода его из общеобразовательной школы во вспомогательную в связи со стойкими трудностями на письме, в счете и решении задач. Ребенок родился с сосудистой опухолью в левой лобной области, перенес по ее поводу 2 операции. Нейропсихологическое обследование показывает, что центральным нарушением является дисфункция задне-лобных динамических систем (персеверации, инертность, эхопраксии в движениях и действиях) при отсутствии олигофрении и сохранной критичности больного.


Расстройства памяти при нарушении кровообращения в системе передней соединительной и передних мозговых артерий

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1967 г, машинопись.

Работа посвящена нарушениям памяти в варианте корсаковского синдрома. В начале работы ставится вопрос о том, является ли это нарушение единым, связанным с поражением однородного участка мозга, или в его возникновение вносят вклад различные нейропсихологические факторы, связанные с множественными поражениями различных мозговых систем. Обсуждаются данные об участии верхнестволовых/лимбических областей, медиальных отделов височных долей, гиппокампа в генезе корсаковского синдрома и специфика его протекания при различных локализациях. Делается указание на то, что нарушения критичности, ориентировки, конфабуляции возникают, когда к нарушению памяти на текущие события (которое может изолированно возникать при двустороннем поражении гиппокампа) присоединяются нарушения активности, планирования и контроля, связанные с работой медиобазальных отделов лобных долей. Настоящая работа разбирает поражения этих отделов в результате сосудистых нарушений в бассейнах передней соединительной (аневризма) и передних мозговых артерий (нарушения кровообращения вследствие аневризмы передней соединительной артерии). Описано 12 больных с указанной локализацией поражения, не имевших нарушений гнозиса, праксиса, речи, в мышлении демонстрировавших только нарушение динамики интеллектуальных процессов. На первый план у больных выходили грубые нарушения памяти, но не в виде отсутствия запечатления следов, а в виде невозможности их избирательного воспроизведения. Это касалось не только текущего, но и прежнего опыта; при этом текущий опыт нередко частично, в плохо осознанном виде, но сохранялся. Таким образом, нарушения памяти на текущие события не были полными, но при этом сопровождались нарушениями контроля и регуляции активности. Это описано как на подгруппе с более тяжелым, так и на подгруппе с более легким вариантом нарушений кровообращения (приводятся подробные описания случаев). Делается вывод о том, что для возникновения корсаковского синдрома необходимо повреждение не только образований круга Пейпеца, но и медиобазальных отделов лобных долей. Случаи сравниваются с синдромом нарушения слухоречевой памяти с появлением признаков амнестической афазии при аневризмах средней мозговой артерии. Во второй части работы ставится задача изучить механизм нарушений памяти у исследуемой группы больных. Подробно описан эксперимент с запоминанием материала с последующим воспроизведением в разных условиях (непосредственно, после пустой паузы, после интерференции). Выполнение этих проб больными с аневризмами передней соединительной артерии подробно анализируется сравнивается с выполнением проб группой нормы и больными с поражением височных отделов. Делается вывод о том, что механизм нарушений памяти состоит не в слабости следов, а в их повышенной тормозимости интерференцией и в нарушении избирательности их воспроизведения.


Расстройства памяти при нарушении кровообращения в системе передне-соединительной артерии

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1967 г, машинопись.

Текст представляет собой черновик к статье или главе книги (см. ниже чистовой вариант по связям с другими документами). Правки ручкой в тексте касаются преимущественно клинических случаев. Черновик неполный (примерно до середины статьи).


Расстройства памяти при нарушении кровообращения в системе передне-соединительной артерии

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1967 г, рукопись.

Работа посвящена нарушениям памяти в варианте корсаковского синдрома. В начале работы ставится вопрос о том, является ли это нарушение единым, связанным с поражением однородного участка мозга, или в его возникновение вносят вклад различные нейропсихологические факторы, связанные с множественными поражениями различных мозговых систем. Обсуждаются данные об участии верхнестволовых/лимбических областей, медиальных отделов височных долей, гиппокампа в генезе корсаковского синдрома и специфика его протекания при различных локализациях. Делается указание на то, что нарушения критичности, ориентировки, конфабуляции возникают, когда к нарушению памяти на текущие события (которое может изолированно возникать при двустороннем поражении гиппокампа) присоединяются нарушения активности, планирования и контроля, связанные с работой медиобазальных отделов лобных долей. Настоящая работа разбирает поражения этих отделов в результате сосудистых нарушений в бассейнах передней соединительной (аневризма) и передних мозговых артерий (нарушения кровообращения вследствие аневризмы передней соединительной артерии). Описано 12 больных с указанной локализацией поражения, не имевших нарушений гнозиса, праксиса, речи, в мышлении демонстрировавших только нарушение динамики интеллектуальных процессов. На первый план у больных выходили грубые нарушения памяти, но не в виде отсутствия запечатления следов, а в виде невозможности их избирательного воспроизведения. Это касалось не только текущего, но и прежнего опыта; при этом текущий опыт нередко частично, в плохо осознанном виде, но сохранялся. Таким образом, нарушения памяти на текущие события не были полными, но при этом сопровождались нарушениями контроля и регуляции активности. Это описано как на подгруппе с более тяжелым, так и на подгруппе с более легким вариантом нарушений кровообращения (приводятся подробные описания случаев). Делается вывод о том, что для возникновения корсаковского синдрома необходимо повреждение не только образований круга Пейпеца, но и медиобазальных отделов лобных долей. Случаи сравниваются с синдромом нарушения слухоречевой памяти с появлением признаков амнестической афазии при аневризмах средней мозговой артерии. Во второй части работы ставится задача изучить механизм нарушений памяти у исследуемой группы больных. Подробно описан эксперимент с запоминанием материала с последующим воспроизведением в разных условиях (непосредственно, после пустой паузы, после интерференции). Выполнение этих проб больными с аневризмами передней соединительной артерии подробно анализируется сравнивается с выполнением проб группой нормы и больными с поражением височных отделов. Делается вывод о том, что механизм нарушений памяти состоит не в слабости следов, а в их повышенной тормозимости интерференцией и в нарушении избирательности их воспроизведения.


Расстройства памяти при нарушении кровообращения в системе передне-соединительной артерии

Лурия А.Р., Подгорная А.Я.. 1967 г, машинопись.

Представляет собой начало (вводную часть) статьи или главы книги, имеющейся в архиве в полном варианте (см. ниже связанные файлы), на обложке есть указание "старый вариант" красной ручкой. Существенных отличий от имеющейся в архиве полной версии нет (изменены окончания в нескольких местах).