Поиск

Найдено 11 документов.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. машинопись.

В заметке (абстракте?) кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. рукопись.

В заметке (абстракте) кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


The human frontal lobes and their role in the organization of activity

Luria A.R., Khomskaya E.D.. машинопись.

В заметке (абстракте?) кратко охарактеризованы две основные функции лобных долей человека. Первая - поддержка оптимального уровня бодрствования, необходимого для осуществления произвольной деятельности. Вторая - регуляторная функция, реализуемая за счет поддержания внутренних программ поведения.


Brain and conscious experience: A critical notice from the USSR of the symposium edited by J.C.Eccles

Luria A.R.. 1967 г, репринт.

Критическая заметка посвящена симпозиуму "Brain and conscious experience". Автор обсуждает точки зрения участников на вопрос о мозговой организации сознания, роль специфических и неспецифических мозговых систем в формировании сознания, избирательность в работе мозговых систем и их организацию.


Психологическая наука и ее место в клинической медицине

Лурия А.Р.. 1969 г, машинопись, рукопись.

Один из черновых вариантов статьи. Лурия обсуждает вклад методов и концепций научной психологии в другие дисциплины, такие как психиатрия, неврология и нейрохирургия. В частности, он подчеркивает необходимость использования объективных экспериментально-психологических методов для решения диагностических задач в рамках этих дисциплин. В качестве примера Лурия приводит нарушения памяти. Это частая жалоба, которую слышит психопатолог или психиатр от своих пациентов, и ее патофизиологическая природа может быть уточнена только с помощью тщательного исследования - психологической квалификации симптомов. Далее описываются общие принципы нейропсихологии и системной локализации высших психических функций в мозгу. В заключение Лурия обозначает одно из перспективных направлений нейропихологических исследований, а именно изучение взаимодействия симптоматических нарушений с общими процессами нейродинамики.


Психологическая наука и ее место в клинической медицине

Лурия А.Р.. 1969 г, машинопись, рукопись.

Один из черновых вариантов статьи. Лурия обсуждает вклад методов и концепций научной психологии в другие дисциплины, такие как психиатрия, неврология и нейрохирургия. В частности, он подчеркивает необходимость использования объективных экспериментально-психологических методов для решения диагностических задач в рамках этих дисциплин. В качестве примера Лурия приводит нарушения памяти. Это частая жалоба, которую слышит психопатолог или психиатр от своих пациентов, и ее патофизиологическая природа может быть уточнена только с помощью тщательного исследования - психологической квалификации симптомов. Далее описываются общие принципы нейропсихологии и системной локализации высших психических функций в мозгу. В заключение Лурия обозначает одно из перспективных направлений нейропихологических исследований, а именно изучение взаимодействия симптоматических нарушений с общими процессами нейродинамики. Текст содержит рукописные пометы и правки.


Neurospychology as a Science

Luria A.R.. 1968 г, машинопись.

Вечерняя лекция Лурии на 16-м Международном конгрессе по прикладной психологии. В лекции обозначаются основные задачи нейропсихологии, а именно топическая диагностика мозгового поражения и разработка научно обоснованных методов реабилитации больных. Прежде всего, Лурия описывает концепцию высших психических функций как сложных динамических систем скоординированной работы различных отделов мозга. Эта концепция опирается на идею о трех блоках мозга: первый, энергетический, - ствол мозга и ретикулярная формация - обеспечивет общий тонус коры. Второй блок (задние отделы коры) - модально-специфические системы сенсорных (оптических, акустических, кинестетических) анализаторов, организованных иерархически. Первичные зоны второго блока получают визуальный, акустический и сенсорный сигнал непосредственно от рецепторов; вторичные зоны, надстроенные над первичными, ответственны за дальнейшую организацию и кодирование информации; в третичных зонах происходит интеграция модально-специфической информации. Третий блок (передние отделы коры) отвечает за планирование и организацию действий и регуляцию поведения. Кратко характеризуются симптомы поражений каждого из блоков. В рамках концепции о трех блоках Лурия анализирует нарушения письма при различной локализации мозгового поражения. Такой анализ - квалификация симптомов и поиск основного фактора, который лежит в их основании (факторный анализ в рамках одного человека) - и является основным методом нейропсихологии, утверждает Лурия. Подобный подход позволяет также решать вопросы реабилитации высших психических функций, когда выпавший фактор компенсируется за счет сохранного.


Записки от машинистки (?) З.А.

З.А.. машинопись, рукопись.

В документе представлено 3 записки, адресованные А.Р. Лурии, от женщины с инициалами З.А. В них обсуждается работа над текстами А.Р. Лурии - их переписывание (уточнение неразборчивых слов, правка опечаток, аналогичная работа напарницы З.А.). Вероятнее всего, З.А. - машинистка, работавшая над рукописями А.Р. Лурии. Четвертым листом в документе представлен черновик с упоминанием работы ретикулярной формации.


Нарушения памяти при локальных поражениях мозга (нейропсихологические исследовния)

Лурия А.Р.. 1969 г, рукопись.

Статья (предположительно, из серии сообщений "Нейропсихологический анализ памяти") посвящена мозговой организации памяти. Так, Лурия пишет о трех основных вопросах исследования нарушений памяти: о психологической структуре дефекта, его физиологических механизмах и симптоматических различиях при различной локализации поражения. Лурия отвечает на эти вопросы на основании данных, полученных на основании нейропсихологического исследования совместно с соавторами (Акбарова, Киященко, Климовский, Попова, Фам Мин Хак). В качестве метода использовалась серия заданий на воспроизведение материала (зрительного, двигательного и слухо-речевого) в трех условиях: непосредственно после предъявления, после незаполненной ("пустой") паузы и после паузы, заполненной интерферирующим материалом (гетерогенным и гомогенным основному). Также исследовалось влияние смысловой организации материала на запоминание. Исследование проводилось в группах больных с поражениями различной локализации: верхнего отдела ствола (в том числе гипофиза), с массивными опухолями в области средней линии (в частности, в районе медиальных отделов лобных долей), с массивными поражениями лобных долей и поражениями теменно-височно-затылочных отделов. Результаты в каждой группе подробно обсуждаются. Текст статьи во многом пересекается с другими сообщениями из серии "Нейропсихологический анализ памяти".


Нарушения памяти при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. 1969 г, машинопись.

Статья (предположительно, из серии сообщений "Нейропсихологический анализ памяти") посвящена мозговой организации памяти. Так, Лурия пишет о трех основных вопросах исследования нарушений памяти: о психологической структуре дефекта, его физиологических механизмах и симптоматических различиях при различной локализации поражения. Лурия отвечает на эти вопросы на основании данных, полученных на основании нейропсихологического исследования совместно с соавторами (Акбарова, Киященко, Климовский, Попова, Фам Мин Хак). В качестве метода использовалась серия заданий на воспроизведение материала (зрительного, двигательного и слухо-речевого) в трех условиях: непосредственно после предъявления, после незаполненной ("пустой") паузы и после паузы, заполненной интерферирующим материалом (гетерогенным и гомогенным основному). Также исследовалось влияние смысловой организации материала на запоминание. Исследование проводилось в группах больных с поражениями различной локализации: верхнего отдела ствола (в том числе гипофиза), с массивными опухолями в области средней линии (в частности, в районе медиальных отделов лобных долей), с массивными поражениями лобных долей и поражениями теменно-височно-затылочных отделов. Результаты в каждой группе подробно обсуждаются. Текст статьи во многом пересекается с другими сообщениями из серии "Нейропсихологический анализ памяти". Текст содержит многочисленные рукописные пометы, правки, вставки и таблицы.


Об основных формах нарушения памяти при локальных поражениях мозга

Лурия А.Р.. машинопись.

Тезисы посвящены проблеме нейрональной организации процессов памяти. Нейропсихологические наблюдения позволяют выделить три основные формы нарушения памяти у больных с локальными поражениями головного мозга: вследствие поражений глубоких, задних (височных, теменных, затылочных) и передних (лобных) отделов головного мозга. Так, при поражении глубоких отделов (в частности, лимбической области и ретикулярной формации) снижается общий тонус коры, что приводит к нарушению прочности любых следов и быстрому их угасанию. Такие нарушения модально-неспецифические и в крайних случаях принимают форму корсиковского синдрома. При поражении задних отделов, обрабатывающих и хранящих зрительную, слуховую и тактильную информацию, возникают нарушения записи, хранения и воспроизведения следов, специфичные для пораженного анализатора. Так, при поражении височных отделов возникает нарушение слухо-речевой памяти, а очаг в затылочно-теменных и затылочно-височных отделах не позволяет хранить и воспроизводить зрительную и зрительно-пространственную информацию. Нарушения памяти при поражении лобных долей проявляются в том, что упроченные в прошлом опыте следы становятся патологически инертными, больной не может их затормозить и воспроизводить новые следы, что приводит к контаминации нового материала. Такие нарушения также являются модально-неспецифичными, однако наиболее сильно проявляются в двигательной сфере, а также приводят к нарушениям интеллектуальной деятельности.