Поиск

Найдено 9 документов.


Нарушение избирательности психических процессов при опухолях лобных долей мозга. Ранние симптомы и развитие синдрома. А.Р.

Лурия А.Р., Смирнов Н.А.. 1966 г, машинопись.

Статья посвящена анализу случая злокачественной внутримозговой опухоли с токсическим эффектом и бурным ростом (б-ной Бит.) Автор демонстрирует ранние симптомы нарушения избирательности психических процессов, которые выступали на фоне сохранной психики. Далее в статье приводится анализ развития синдрома, в течение которого явления, ранее выступавшие только в специальных экспериментах, стали проявляться во всем поведении больного, приводя к потере ориентации в месте, времени и окружающих и вызывая спутанность сознания. В заключение автор кратко обсуждает физиологическую природу данных нарушений.


Нейропсихологический анализ амнестического синдрома

Лурия А.Р.. 1967 г, рукопись.

Статья посвящена механизмам амнестического (корсаковского) синдрома и призвана ответить на вопрос о том, что лежит в его основе: слабость следов памяти или их повышенная тормозимость интерференцией. Приводятся классические данные (Э. Клапаред, А.Н. Леонтьев), указывающие на то, что пациенты с корсаковским синдромом могут сохранять память о том или ином событии (что выражается в их действиях и условных ранее выработанных реакциях), но не могут произвольно извлечь его из памяти; это свидетельствует в пользу гипотезы интерференции как более правомерной. Для детального анализа корсаковского синдрома описывается случай больной Рак. (40 лет, экономист), поступившей в Институт нейрохирургии с опухолью, нарушающей нормальное взаимодействие диэнцефальных и корковых структур и демонстрирующей грубые нарушения памяти, сознания и регуляции поведения. Больная наблюдалась в течение 2 месяцев до своей смерти. У больной наблюдалось снижение критичности с нарушением ориентировки в месте и времени, грубые амнестические нарушения (запоминания текущих событий) при отсутствии явных дефицитов в праксисе, гнозисе, речи и даже в интеллектуальных операциях (в том числе в решении задач). Для ответа на вопрос о механизмах нарушения памяти с больной проводится ряд экспериментов по изучению памяти: опыт Конорского на сравнение двух раздражителей, между которыми была пауза, опыт с фиксированной установкой (по Д.Н. Узнадзе), запоминание серий слов и фраз, рассказов, изображений, движений и действий и формирование условных реакций, запоминание словесных связей (все перечисленные опыты строились как опыты с ретроактивным торможением). Кроме того, исследовалось опосредованное запоминание: было показано, что больная не в состоянии избирательно использовать вспомогательные связи между стимулом и стимулом-средством для запоминания, выделяя их из возможных альтернатив. За этим может стоять физиологический механизм "уравнивания" следов памяти по возбудимости, делающий невозможным их избирательное извлечение из памяти. В заключении делается вывод о том, что центральным механизмом нарушения памяти при амнестическом синдроме все же является именно повышенная тормозимость следов интерферирующими воздействиями.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, рукопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


Об амнестическом синдроме при лобно-диэнцефальных поражениях

Лурия А.Р.. 1965 г, машинопись.

Статья посвящена нейропсихологическому синдрому массивных двусторонних поражений лобных долей с вовлечением в патологический процесс диэнцефальных структур. Амнестические нарушения по типу корсаковского синдрома сочетаются в этом случае с явлениями инактивности, нарушениями избирательности и снижением критичности. В статье описывается больной Жер. (56 лет, работник торговой сети, высокий преморбидный уровень образования), у которого указанный синдром возник после операции по удалению супра- и эндоселлярной опухоли с повреждением лобных долей и нарушением гемо- и ликвородинамики в этой области. В преморбиде пациент госпитализировался по поводу депрессивных и тревожно-мнительных состояний, страдал головными болями. До операции у пациента отмечались аффективные изменения, обонятельные и вкусовые галлюцинации, расстройства сна и снижение памяти на текущие события при общей сохранности и критичности. После операции у больного возникли нарушения сознания с явлениями спутанности. Спустя 3 недели после операции пациент постепенно стал доступен нейропсихологическому обследованию и наблюдался в течение 2 месяцев. На первый план в структуре его дефекта выходили нарушения памяти в сочетании с нарушением ориентировки, спутанностью сознания и конфабуляциями, нарушениями целенаправленных действий и критики. Грубых нарушений гнозиса, праксиса и речи у больного при этом не отмечалось. В статье подробно описывается нарушение выполнения больным условных действий (реакций выбора), словесной памяти (причем помимо указанных выше симптомов обнаружено, что узнавание у больного протекает лишь ненамного лучше воспроизведения). Отдельно анализируется повышенное влияние ретроактивного торможения на мнестические процессы больного, трудности активного припоминания и возвращения к прошлому опыту, невозможность опосредствованного запоминания. Статья завершается описанием частичного восстановления нарушенных функций в течение 7 недель наблюдения за больным.


Протокол: больной Иванов Эдуард

1966 г, рукопись.

В документе представлен многостраничный протокол диагностических обследований пациента Эдуарда Иванова (проживающего в Москве). С больным проводится беседа (из которой следует, что у больного нарушена критичность и регуляция поведения), исследование движений, речи, памяти - слухоречевой, зрительной (указано наличие ретроактивного торможения), опосредствованное запоминание, передача рассказов (где отмечаются контаминации и конфабуляции), пробы на реакцию выбора, интеллектуальные операции (счет, задачи, серии картинок). Анализа результатов обследования в протоколе не производится.


Протокол: больная Рабеко

1975 г, рукопись.

Больная обследуется по поводу медленно растущей опухоли (менингиомы) левой лобной области. На первый план в ситуации обследования выходит легкая импульсивность (от которой возникают эхопраксии) с самокоррекцией в праксисе, но в мнестических и интеллектуальных операциях инертность и импульсивность приводят уже к значительно более заметным нарушениям при запоминании серий слов (возникают контаминации, усилено ретроактивное торможение), передаче смысла рассказов, решении задач, в счетной деятельности.


Протокол: больная Рабеко

1975 г, машинопись.

Больная обследуется по поводу медленно растущей опухоли (менингиомы) левой лобной области. На первый план в ситуации обследования выходит легкая импульсивность (от которой возникают эхопраксии) с самокоррекцией в праксисе, но в мнестических и интеллектуальных операциях инертность и импульсивность приводят уже к значительно более заметным нарушениям при запоминании серий слов (возникают контаминации, усилено ретроактивное торможение), передаче смысла рассказов, решении задач, в счетной деятельности.


Больной Костромин

1976 г, рукопись.

Больной (37 лет, 4 класса образования, кузнец) обследуется, как указано на протоколе карандашом, в связи с явлениями акустико-мнестической афазии. Больной получил травму в результате нападения на него, потребовавшей удаления обширной гематомы в левом полушарии, особенно сильно затронувшей левые теменно-височные и затылочные отделы. До операции отмечались явления сенсорной афазии. После операции (на 20-й день) при сохранной ориентировке и критичности отмечаются речевые нарушения (фонематического слуха, отчуждение смысла слова, номинативные нарушения, ошибки на письме), пространственные трудности, персеверации в решении задач, нарушения слухоречевой памяти (с про- и ретроактивным торможением) при сохранном праксисе и гнозисе, чтении, элементарном счете.


Больной Костромин

1976 г, машинопись.

Больной (37 лет, 4 класса образования, кузнец) обследуется, как указано на протоколе карандашом, в связи с явлениями акустико-мнестической афазии. Больной получил травму в результате нападения на него, потребовавшей удаления обширной гематомы в левом полушарии, особенно сильно затронувшей левые теменно-височные и затылочные отделы. До операции отмечались явления сенсорной афазии. После операции (на 20-й день) при сохранной ориентировке и критичности отмечаются речевые нарушения (фонематического слуха, отчуждение смысла слова, номинативные нарушения, ошибки на письме), пространственные трудности, персеверации в решении задач, нарушения слухоречевой памяти (с про- и ретроактивным торможением) при сохранном праксисе и гнозисе, чтении, элементарном счете.