Поиск

Найдено 15 документов.


Варианты лобного синдрома. Сообщение… Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли

1964 г, рукопись.

Данный документ, как следует из его титульного листа, представляет собой сообщение из цикла «Варианты лобного синдрома» под названием «Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли». Он является незаконченным описанием клинического случая больного Теплинского (студент, 22 года) с интрацеребральной опухолью (протоплазматической астроцитомой) в глубине правой лобной доли вблизи переднего рога бокового желудочка с прорастанием и в передний рог левого бокового желудочка, а также в подкорковые узлы. Описано постепенное ухудшение состояния больного через месяц после первой операции: от легкой неустойчивости внимания при первичной диагностике – до сильной истощаемости, пассивности, загруженности, отвлекаемости при повторном обследовании, но в обоих случаях – с сохранением большинства компонентов праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций.


Варианты лобного синдрома. Сообщение… Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли

1964 г, машинопись.

Данный документ, как следует из его титульного листа, представляет собой сообщение из цикла «Варианты лобного синдрома» под названием «Нарушение психических процессов при глубокой перивентрикулярной опухоли лобной доли». Он является незаконченным описанием клинического случая больного Теплинского (студент, 22 года) с интрацеребральной опухолью (протоплазматической астроцитомой) в глубине правой лобной доли вблизи переднего рога бокового желудочка с прорастанием и в передний рог левого бокового желудочка, а также в подкорковые узлы. Описано постепенное ухудшение состояния больного через месяц после первой операции: от легкой неустойчивости внимания при первичной диагностике – до сильной истощаемости, пассивности, загруженности, отвлекаемости при повторном обследовании, но в обоих случаях – с сохранением большинства компонентов праксиса, гнозиса, интеллектуальных операций. В конце данной машинописной версии статьи находится лист из другой статьи по нефрологии, по всей видимости, не авторства А.Р. Лурии и не имеющей содержательного отношения к тексту.


Нарушение решения задач при поражениях лобных долей мозга

Лурия А.Р., Цветкова Л.С.. 1965 г, машинопись.

Подраздел более крупного текста по решению задач (см. ниже связанные файлы) посвящен разбору нарушений решения арифметических задач при лобно-базальной локализации поражения. Больные с данной локализацией отличаются нарушениями поведения по типу расторможенности, импульсивности, аффективных вспышек, нарушений контроля поведения при относительно сохранных интеллектуальных процессах, однако в мышлении у этих пациентов заметно страдает этап ориентировки, решение может носить фрагментарный или стереотипный характер. Подробно разбираются результаты диагностики больной Борониной (42 года, педагог) с внутримозговой опухолью (олигодендроглиомой) левой лобной области, уходящей в передний рог бокового желудочка до полюса левой лобной доли, а также затрагивающей височные отделы. Первое обследование выявляет у больной относительно негрубые нарушения ориентировки, соскальзывания на импульсивные или фрагментарные решения, которые можно компенсировать введением организующей помощи. Обследование через 8 месяцев после повторной госпитализации вследствие ухудшения состояния выявляет уже явления инактивности, патологической инертности (в сочетании с явлениями динамической афазии), выраженные проблемы удержания программы, однако даже их во многом удавалось компенсировать путем введения внешних опор.


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, рукопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


Синдром первичной адинамии при глубоких паравентрикулярных опухолях правой лобной доли (случ. Теплинского)

Лурия А.Р.. 1970 г, машинопись.

Работа посвящена описанию явлений адинамии и нарушений тонуса при глубоких паравентрикулярных опухолях лобных долей. Пациент Теплинский (22 года, студент) перенес операцию по удалению опухоли, в нейропсихологическом обследовании демонстрировал только легкие признаки дисфункции правого полушария - снижение критики, беспечность, нарушения внимания, импульсивность без нарушений сознания и ориентировки, с сохранной речью и мышлением. После операции через 2 месяца был повторно госпитализирован с ухудшениями. В обследовании больной демонстрировал загруженность, истощаемость, инактивность, отвлекаемость, в пробах на выполнение двигательных или графомоторных программ - потерю программы или персевераторное выполнение, но по-прежнему без нарушений ориентировки, сознания и без первичного распада сложных интеллектуальных процессов.


Протокол: больной Макаров

1977 г, рукопись.

Больной Макаров (16 лет, учится в 9 классе) обследуется в связи с обнаруженной опухолью левого бокового желудочка (на ЭЭГ - нарушения в затылочно-теменной области). В рукописной версии протокола есть только часть информации, представленной в аннотации, полные данные есть в машинописной версии. Перед операцией нейропсихологическое обследование, проведенное Э.Г. Симерницкой, не показывает никаких нарушений, кроме снижения памяти. Дихотическое прослушивание показало у больного неполную доминантность левого полушария по речи; это обстоятельство и глубина поражения могут быть причиной столь стертой симптоматики. После операции на первый план выходят квазипространственные нарушения, связанные, вероятно, с разрезом, сделанным в теменно-затылочной области: нарушения называния частей тела (из-за распада схемы тела), невозможность оперировать географической картой, распад оперирования таблицей умножения и связанные с этим счетные нарушения, нарушения в понимании логико-грамматических конструкций, нарушения написания отдельных букв при верном написании целых слов (видимо, с опорой на упроченные паттерны). Критичность больного в течение всего периода наблюдения сохранна. Делается вывод о преобладании в симптоматике признаков поражения левой теменно-затылочной области с благоприятным прогнозом ввиду сниженной доминантности левого полушария и наличия левшества в роду.


Протокол: больной Макаров

1977 г, машинопись.

Больной Макаров (16 лет, учится в 9 классе) обследуется в связи с обнаруженной опухолью левого бокового желудочка (на ЭЭГ - нарушения в затылочно-теменной области). Перед операцией нейропсихологическое обследование, проведенное Э.Г. Симерницкой, не показывает никаких нарушений, кроме снижения памяти. Дихотическое прослушивание показало у больного неполную доминантность левого полушария по речи; это обстоятельство и глубина поражения могут быть причиной столь стертой симптоматики. После операции на первый план выходят квазипространственные нарушения, связанные, вероятно, с разрезом, сделанным в теменно-затылочной области: нарушения называния частей тела (из-за распада схемы тела), невозможность оперировать географической картой, распад оперирования таблицей умножения и связанные с этим счетные нарушения, нарушения в понимании логико-грамматических конструкций, нарушения написания отдельных букв при верном написании целых слов (видимо, с опорой на упроченные паттерны). Критичность больного в течение всего периода наблюдения сохранна. Делается вывод о преобладании в симптоматике признаков поражения левой теменно-затылочной области с благоприятным прогнозом ввиду сниженной доминантности левого полушария и наличия левшества в роду.


Протокол: больной Куликов

1975 г, машинопись.

Больной (31 год, инженер, директор завода) обследуется в связи с подозрением на глубокую опухоль правой задней лобной области с влиянием на сосуды височной области, возможно, прорастающую в левый боковой желудочек. Нейропсихологическое обследование выявляет эмоциональные изменения (легкость по отношению к болезни и операции), снижение памяти, в праксисе - нарушение реципрокной координации и переноса позы, в мышлении - нарушения планирования и контроля при сохранности операциональной стороны. Далее, видимо, описывается исследование, проведенное на другой день, где все виды праксиса обозначаются как сохранные, в том числе выполнение реакций выбора; исследуется память (с нарушениями), серийный счет (сохранен), решение задач (с затруднениями), дается описание самооценки больного.


Протокол: больной Куликов

1975 г, машинопись.

Больной (31 год, инженер, директор завода) обследуется в связи с подозрением на глубокую опухоль правой задней лобной области с влиянием на сосуды височной области, возможно, прорастающую в левый боковой желудочек. Нейропсихологическое обследование выявляет эмоциональные изменения (легкость по отношению к болезни и операции), снижение памяти, в праксисе - нарушение реципрокной координации и переноса позы, в мышлении - нарушения планирования и контроля при сохранности операциональной стороны. Далее, видимо, описывается исследование, проведенное на другой день, где все виды праксиса обозначаются как сохранные, в том числе выполнение реакций выбора; исследуется память (с нарушениями), серийный счет (сохранен), решение задач (с затруднениями), дается описание самооценки больного.


Протокол: больной Казаков

1975 г, рукопись.

Больной обследуется спустя 8 дней после тотального удаления артерио-венозной аневризмы левого бокового желудочка и форникса частично, лишь затронувшей левый зрительный бугор. До операции демонстрировал стертую нейропсихологическую симптоматику (легкая импульсивность, персеверации, нарушения переноса позы, пространственные трудности, особенно в счете), но после операции возникли нарушения ориентировки, усилились нарушения переноса позы и пространственные трудности в праксисе и гнозисе, возникло левостороннее игнорирование с парагнозиями слева, появились нарушения памяти (контаминации, нестойкость следов без особого влияния интерференции). Речевые процессы при этом остались сохранны, но в диагностике обнаруживается нарушение избирательности в слухоречевой памяти и даже при самостоятельном подборе слов (с парафазиями), а также синтетическая звуко-буквенная алексия. В решении задач планирование действий сохранно, но распадаются отдельные операции - вероятно, за счет пространственных или мнестических трудностей. Критичность больного при этом полностью сохранна. Обсуждается диссоциация между заметными нарушениями непосредственных операций и сохранностью опосредованных. Описывается частичное сходство случая с пациентами с акустико-гностической и акустико-мнестической афазией и его отличие от данных синдромов.


Протокол: больной Казаков

1975 г, машинопись.

Больной обследуется спустя 8 дней после тотального удаления артерио-венозной аневризмы левого бокового желудочка и форникса частично, лишь затронувшей левый зрительный бугор. До операции демонстрировал стертую нейропсихологическую симптоматику (легкая импульсивность, персеверации, нарушения переноса позы, пространственные трудности, особенно в счете), но после операции возникли нарушения ориентировки, усилились нарушения переноса позы и пространственные трудности в праксисе и гнозисе, возникло левостороннее игнорирование с парагнозиями слева, появились нарушения памяти (контаминации, нестойкость следов без особого влияния интерференции). Речевые процессы при этом остались сохранны, но в диагностике обнаруживается нарушение избирательности в слухоречевой памяти и даже при самостоятельном подборе слов (с парафазиями), а также синтетическая звуко-буквенная алексия. В решении задач планирование действий сохранно, но распадаются отдельные операции - вероятно, за счет пространственных или мнестических трудностей. Критичность больного при этом полностью сохранна. Обсуждается диссоциация между заметными нарушениями непосредственных операций и сохранностью опосредованных. Описывается частичное сходство случая с пациентами с акустико-гностической и акустико-мнестической афазией и его отличие от данных синдромов.


Протокол: больной Куликов

1975 г, рукопись.

Больной (31 год, инженер, директор завода) обследуется в связи с подозрением на глубокую опухоль правой задней лобной области с влиянием на сосуды височной области, возможно, прорастающую в левый боковой желудочек. Нейропсихологическое обследование выявляет эмоциональные изменения (легкость по отношению к болезни и операции), снижение памяти, в праксисе - нарушение реципрокной координации и переноса позы, в мышлении - нарушения планирования и контроля при сохранности операциональной стороны. Далее, видимо, описывается исследование, проведенное на другой день, где все виды праксиса обозначаются как сохранные, в том числе выполнение реакций выбора; исследуется память (с нарушениями), серийный счет (сохранен), решение задач (с затруднениями), дается описание самооценки больного.


Протокол - больной Тюринов

1974 г, машинопись.

Больной обследуется в связи с нарушением активности речевых процессов с элементами лобной дезинтеграции на фоне слабо выраженных нарушений медиальных отделов лобных долей. Диагноз больного - глубокая опухоль (астроцитома) левой лобной доли до левого бокового желудочка. Приведены данные неврологической и ангиографической диагностики. В нейропсихологической симптоматике по данным наблюдения за больным отмечаются нарушения ориентировки с конфабуляциями, нарушения критичности, эмоций, речевая аспонтанность и инактивность с эхолалиями. После операции симптомы нарушения ориентировки и загруженности исчезают. Объективно подробно исследуется праксис, слуховое и зрительное восприятие, память, речь (автоматизированные ряды, называние, понимание), счет, решение задач. Делаются выводы о нарушениях серийной организации в движении, речи, восприятии, интеллектуальных операциях и нарушении функций левых лобных (задне-лобных) и височных систем.


Протокол - больная Иванова Зинаида Михайловна. 64274. 21.II-75 г.

1975 г, рукопись.

В протоколе приводится проведенное в два этапа диагностическое исследование больной, по данным ангиографии и ЭЭГ - с симптомами поражения заднелобной и теменно-затылочной областей левого полушария, сдавливанием левого бокового желудочка. Больная предъявляет жалобы на речь, память, заболевание сопровождается приступами/припадками. Пациентка критична, ориентирована,. Зрительное и зрительно-пространственное восприятие сохранно. В праксисе есть тенденции к эхопраксиям и персеверациям, затруднено выполнение реакций выбора. Эти же тенденции отмечаются в речи - фонематический слух, номинативные процессы не изменены, но связная речь, воспроизведение серий слов и рассказов затруднено патологической инертностью. Инертные стереотипы затрудняют также счет и в особенности - решение задач. Делается вывод о преобладании в картине синдрома патологической инертности , указывающей на поражение задне-лобных отделов. Нарушение сближается с т.н. транскортикальной моторной афазией.


Протокол - больная Иванова Зинаида Михайловна. 64274. 21.II-75 г.

1975 г, машинопись.

В протоколе приводится проведенное в два этапа диагностическое исследование больной, по данным ангиографии и ЭЭГ - с симптомами поражения заднелобной и теменно-затылочной областей левого полушария, сдавливанием левого бокового желудочка. Больная предъявляет жалобы на речь, память, заболевание сопровождается приступами/припадками. Пациентка критична, ориентирована,. Зрительное и зрительно-пространственное восприятие сохранно. В праксисе есть тенденции к эхопраксиям и персеверациям, затруднено выполнение реакций выбора. Эти же тенденции отмечаются в речи - фонематический слух, номинативные процессы не изменены, но связная речь, воспроизведение серий слов и рассказов затруднено патологической инертностью. Инертные стереотипы затрудняют также счет и в особенности - решение задач. Делается вывод о преобладании в картине синдрома патологической инертности , указывающей на поражение задне-лобных отделов. Нарушение сближается с т.н. транскортикальной моторной афазией.