Поиск

Найдено 7 документов.


Больной Бюцинов Ямодан. Интрацеребральная опухоль левой височной области. Опыт 12.1974

1974 г, рукопись.

Нейросихологическое обследование больного Бюцинова (63593) с акустико-мнестической афазией вследствие опухоли левой височной области.


Больной Бюцинов Ямодан. Интрацеребральная опухоль левой височной области. Опыт 12.1974

1974 г, машинопись.

Нейросихологическое обследование больного Бюцинова (63593) с акустико-мнестической афазией вследствие опухоли левой височной области.


Больной Белецкий

автор не указан. 1963 г, рукопись.

Больной (41 год) обследуется после травмы черепа (падение с велосипеда). Сразу после травмы речь была нарушена настолько, что была непонятна, отмечались нарушения ориентировки, памяти о случившемся. Через 3 недели больной активен, ориентирован правильно, критичен, в нейропсихологическом обследовании заметны нарушения импрессивной и экспрессивной речи на фоне частично корригируемых нарушений в праксисе позы пальцев и пространственном праксисе. Регуляторных нарушений, нарушений восприятия не отмечалось. В речи отмечены нарушения фонематического слуха, выраженные трудности подбора слов для описания предметов и явлений, нарушение понимания обращенной речи, разорванность, парафазии, преобладание глаголов над существительными. При чтении отмечались звуковые ошибки, письмо было полностью недоступно. Сделан вывод о картине грубой сенсорной и акустико-мнестической афазии. Однако в этот период у больного случилось ухудшение состояния - речь еще больше ухудшилась, добавилась общая загруженность. В левой височной области была обнаружена гематома, которая потребовала операционного вмешательства для ее удаления. После операции динамика восстановления речи стала явно положительной - улучшилось называние, восстановилось чтение и письмо, повысился уровень понимания речи, явления отчуждения смысла слова стали возникать только в сенсибилизированных (увеличение объема, введение мнестического фактора) условиях. На этом этапе у больного было проведено развернутое исследование слухоречевой памяти (в том числе - в сопоставлении со зрительной), чему посвящена основная часть протокола. Между записью хода проведения исследований и в конце протокола обсуждаются основные симптомы и возможные механизмы нарушения памяти у больного - слабость следов или их повышенная тормозимость интерференцией (с преобладанием проактивного торможения). Также показаны нарушения счета в уме, обусловленные дефицитом слухоречевой памяти.


Больной Наумов

автор не указан. 1975 г, рукопись.

Больной Наумов обследуется по поводу травмы правой (перелом) и левой (гематома, удалена 2 недели назад) височных областей. На первый план выходят речевые расстройства - при сохранности фонематического слуха отмечаются грубые номинативные нарушения - размытость значений с парафазиями и отчуждением смысла слова при назывании, повышенная тормозимость следов слухоречевой памяти интерференцией. При этом передача содержания картин и рассказов происходит без искажения их смыслов. Все виды праксиса сохранны. Отмечается, что поражение правого полушария может давать явления анозогнозии в фоне, которые затрудняют оценку собственной речи (например, при назывании с парафазиями).


Больной Наумов

1975 г, машинопись.

Больной Наумов обследуется по поводу травмы правой (перелом) и левой (гематома, удалена 2 недели назад) височных областей. На первый план выходят речевые расстройства - при сохранности фонематического слуха отмечаются грубые номинативные нарушения - размытость значений с парафазиями и отчуждением смысла слова при назывании, повышенная тормозимость следов слухоречевой памяти интерференцией. При этом передача содержания картин и рассказов происходит без искажения их смыслов. Все виды праксиса сохранны. Отмечается, что поражение правого полушария может давать явления анозогнозии в фоне, которые затрудняют оценку собственной речи (например, при назывании с парафазиями).


Больной Маркелов

автор не указан. 1973 г, рукопись.

Больной (55 лет, главный инженер) обследуется по поводу нарушений кровообращения в системе левой средней мозговой артерии и синдрома височной афазии (в данном протоколе уточняется: сенсорной афазии). Рукописная версия немного отличается от машинописной: в ней имеется краткий анамнез, указание на то, что у пациента есть поражения не только в левом (в височных областях), но и в правом полушарии (в моторных, т.е. лобных отделах), приведено немного больше проб на называние предметов и глаголов. Далее в протоколе приведены сырые данные обследования без обсуждения выполнения заданий: беседа, автоматизированные ряды, повторение звуков, слов, фраз, показ частей тела и предметов по инструкции, понимание рассказов со слуха, анализ сюжетной картинки. Эта часть полностью соответствует машинописной версии.


Больной Маркелов

автор не указан. 1973 г, машинопись.

Больной (55 лет, главный инженер) обследуется по поводу нарушений кровообращения в системе левой средней мозговой артерии и синдрома височной афазии. В протоколе приведены сырые данные обследования без обсуждения выполнения заданий: беседа, автоматизированные ряды, повторение звуков, слов, фраз, показ частей тела и предметов по инструкции, понимание рассказов со слуха, анализ сюжетной картинки.