Поиск

Найдено 3 документов.


Больной Белецкий

автор не указан. 1963 г, рукопись.

Больной (41 год) обследуется после травмы черепа (падение с велосипеда). Сразу после травмы речь была нарушена настолько, что была непонятна, отмечались нарушения ориентировки, памяти о случившемся. Через 3 недели больной активен, ориентирован правильно, критичен, в нейропсихологическом обследовании заметны нарушения импрессивной и экспрессивной речи на фоне частично корригируемых нарушений в праксисе позы пальцев и пространственном праксисе. Регуляторных нарушений, нарушений восприятия не отмечалось. В речи отмечены нарушения фонематического слуха, выраженные трудности подбора слов для описания предметов и явлений, нарушение понимания обращенной речи, разорванность, парафазии, преобладание глаголов над существительными. При чтении отмечались звуковые ошибки, письмо было полностью недоступно. Сделан вывод о картине грубой сенсорной и акустико-мнестической афазии. Однако в этот период у больного случилось ухудшение состояния - речь еще больше ухудшилась, добавилась общая загруженность. В левой височной области была обнаружена гематома, которая потребовала операционного вмешательства для ее удаления. После операции динамика восстановления речи стала явно положительной - улучшилось называние, восстановилось чтение и письмо, повысился уровень понимания речи, явления отчуждения смысла слова стали возникать только в сенсибилизированных (увеличение объема, введение мнестического фактора) условиях. На этом этапе у больного было проведено развернутое исследование слухоречевой памяти (в том числе - в сопоставлении со зрительной), чему посвящена основная часть протокола. Между записью хода проведения исследований и в конце протокола обсуждаются основные симптомы и возможные механизмы нарушения памяти у больного - слабость следов или их повышенная тормозимость интерференцией (с преобладанием проактивного торможения). Также показаны нарушения счета в уме, обусловленные дефицитом слухоречевой памяти.


Больной Костромин

автор не указан. 1976 г, рукопись.

Больной (37 лет, 4 класса образования, кузнец) обследуется, как указано на протоколе карандашом, в связи с явлениями акустико-мнестической афазии. Больной получил травму в результате нападения на него, потребовавшей удаления обширной гематомы в левом полушарии, особенно сильно затронувшей левые теменно-височные и затылочные отделы. До операции отмечались явления сенсорной афазии. После операции (на 20-й день) при сохранной ориентировке и критичности отмечаются речевые нарушения (фонематического слуха, отчуждение смысла слова, номинативные нарушения, ошибки на письме), пространственные трудности, персеверации в решении задач, нарушения слухоречевой памяти (с про- и ретроактивным торможением) при сохранном праксисе и гнозисе, чтении, элементарном счете.


Больной Костромин

автор не указан. 1976 г, машинопись.

Больной (37 лет, 4 класса образования, кузнец) обследуется, как указано на протоколе карандашом, в связи с явлениями акустико-мнестической афазии. Больной получил травму в результате нападения на него, потребовавшей удаления обширной гематомы в левом полушарии, особенно сильно затронувшей левые теменно-височные и затылочные отделы. До операции отмечались явления сенсорной афазии. После операции (на 20-й день) при сохранной ориентировке и критичности отмечаются речевые нарушения (фонематического слуха, отчуждение смысла слова, номинативные нарушения, ошибки на письме), пространственные трудности, персеверации в решении задач, нарушения слухоречевой памяти (с про- и ретроактивным торможением) при сохранном праксисе и гнозисе, чтении, элементарном счете.