Поиск

Найдено 3 документов.


Протокол: больная Склянина

1976 г, машинопись.

Больная (45 лет, медсестра, 20 лет имеет инвалидность) в 1950 г. впервые поступила с крупной костной опухолью в левой лобно-височно-теменной области. При поступлении нейропсихологическая симптоматика была стертой (преобладали неврологические жалобы), но после операции появились речевые нарушения. В 1961 г. больная вновь поступила с неврологическими жалобами, но прооперирована не была; в 1962 г. была госпитализирована с нарушениями поведения и личности (инактивность, некритичность, неопрятность, нарушения ориентировки, уплощенность), лобной симптоматикой (аспонтанность, персеверации), а также признаками височно-теменных нарушений (парафазии), но эти явления имели обратное развитие и, вероятно, были сосудистого или токсического генеза. К моменту составления данного протокола больная ориентирована правильно, способна к самообслуживанию и предъявляет жалобы только на речь и память. Первоначально у больной наблюдалась грубая инактивность, затем после ее смягчения нейропсихологическое обследование смогло выявить замедленность, слабость слухо-речевых и слуховых следов, патологическую инертность в первую очередь в мнестической и интеллектуальной сфере.


Протокол: больная Склянина

1976 г, рукопись.

Больная (45 лет, медсестра, 20 лет имеет инвалидность) в 1950 г. впервые поступила с крупной костной опухолью в левой лобно-височно-теменной области. При поступлении нейропсихологическая симптоматика была стертой (преобладали неврологические жалобы), но после операции появились речевые нарушения. В 1961 г. больная вновь поступила с неврологическими жалобами, но прооперирована не была; в 1962 г. была госпитализирована с нарушениями поведения и личности (инактивность, некритичность, неопрятность, нарушения ориентировки, уплощенность), лобной симптоматикой (аспонтанность, персеверации), а также признаками височно-теменных нарушений (парафазии), но эти явления имели обратное развитие и, вероятно, были сосудистого или токсического генеза. К моменту составления данного протокола больная ориентирована правильно, способна к самообслуживанию и предъявляет жалобы только на речь и память. Первоначально у больной наблюдалась грубая инактивность, затем после ее смягчения нейропсихологическое обследование смогло выявить замедленность, слабость слухо-речевых и слуховых следов, патологическую инертность в первую очередь в мнестической и интеллектуальной сфере.


Протокол: больная Склянина

1976 г, машинопись.

Больная (45 лет, медсестра, 20 лет имеет инвалидность) в 1950 г. впервые поступила с крупной костной опухолью в левой лобно-височно-теменной области. При поступлении нейропсихологическая симптоматика была стертой (преобладали неврологические жалобы), но после операции появились речевые нарушения. В 1961 г. больная вновь поступила с неврологическими жалобами, но прооперирована не была; в 1962 г. была госпитализирована с нарушениями поведения и личности (инактивность, некритичность, неопрятность, нарушения ориентировки, уплощенность), лобной симптоматикой (аспонтанность, персеверации), а также признаками височно-теменных нарушений (парафазии), но эти явления имели обратное развитие и, вероятно, были сосудистого или токсического генеза. К моменту составления данного протокола больная ориентирована правильно, способна к самообслуживанию и предъявляет жалобы только на речь и память. Первоначально у больной наблюдалась грубая инактивность, затем после ее смягчения нейропсихологическое обследование смогло выявить замедленность, слабость слухо-речевых и слуховых следов, патологическую инертность в первую очередь в мнестической и интеллектуальной сфере.