Поиск

Найдено 13 документов.


К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Тубылевич Б.. 1968 г, машинопись.

Материал представляет собой раннюю версию статьи "Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития". Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития

Лурия А.Р., Симерницкая Э.Г., Тубылевич Б.. 1969 г, машинопись.

Материал представляет собой неполный вариант одноименной статьи. Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


не указано

автор не указан. рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


не указано

рукопись.

Рисунки к статье "К вопросу об изменении структуры и мозговой организации психических процессов по мере их функционального развития"


Modification of the structure and cerebral organization of psychological processes with their functional development

Luria A.R., Simernitskaya E.G., B. Tubylevich. 1969 г, машинопись.

Статья посвящена изменениям функциональной организации психологического процесса по мере его функционального развития. Автор указывает на то, что локальные поражения мозга, нарушающие работу того или иного психологического процесса, часто оставляют незатронутым его более автоматизированные, упроченные формы. Это дает основания полагать, что мозговой субстрат психологического процесса и его упроченных форм различается. Автор иллюстрирует данные положения на примере функции письма у двух больных с поражениями теменно-затылочных (б-ная Кул., и.б.46663) и теменно-височных (б-ной Заг., и.б. 47886) отделов.


Протокол: больной Тихомиров

1974 г, машинопись.

Нейропсихологическое обследование больного Тихомирова (62201) с рецедивом опухоли правой лобной доли.


Протокол: больной Соколов

1975 г, рукопись.

Обследование больного Соколова (64657) с подозрением на парасаггитальную менингиому


Протокол: больной Соколов

1975 г, машинопись.

Обследование больного Соколова (64657) с подозрением на парасаггитальную менингиому


Проблема движения и действия в свете мозговой патологии. Доклад на научной сессии кафедры психологии И-та им.Герцена. Ленинград, 1941

Лурия А.Р.. 1941 г, машинопись.

Доклад Лурии на тему нейропсихологической организации действия. Вначале Лурия описывает принципы построения функциональной системы мозга на примере зрительного восприятия. Так, в основе корковой системы зрительного восприятия лежит проекционное поле, организованное по сомато-топическому принципу, в котором заканчиваются идущие из сетчатки нервные волокна. При этом предметная организация зрения - смысловое восприятие предмета за счет выделения и оттормаживания компонентов зрительного поля - происходит во вторичых зрительных зонах. Вторичные зрительные зоны организованы не по сомато-топическому, а по функциональному принципу. Тот же общий принцип организации действителен и для лобных долей. В их основе так же лежит первичное проекционное поле, организованное сомато-топически и посылающее через пирамидный путь сигналы определенным группам мышц. Однако предметное осмысленное действия, требующее организованной по функциональному принципу координации движений разных групп мышц, обеспечивается вторичными премоторными областями. Поражение премоторных зон, в отличие от первичных моторных зон, не вызывает грубых параличей; отдельные элементы действия остаются сохранными. Однако организация целостного действия нарушается, а схема действия заменяется отдельными импульсами. При поражении же более передних префронтальных зон техника и структура действий могут быть сохранны, но разрушается целенаправленная организация действия; действие отщепляется от мотива. Доклад сопровождается демонстрацией клинических случаев. Также Лурия кратко характеризует развитие лобных долей в онтогенезе, в том числе с точки зрения гистологии. Затем доклад критически комментируют присутствующие - проф. Шахвердов, Мясищев, т. Абрамович, т. Гальперин, проф. Компанейский, Пресман, проф. Казанский. В конце заседания председатель обсуждает издание коллективного четырехтомника по психологии с участием Лурии, Леонтьева, Анохина, Бернштейна и др. Текст содержит рукописные пометы.


О феномене "фиксированной гемианопсии". Приложение: Психологическая организация воспринимаемого поля и компенсация гемианопического дефекта

Зислина Н., Лурия А.Р., Скородумова А.В.. 1948 г, машинопись.

В материале содержится два текста: статья Лурии и Скородумовой о гемианопсии и приложение - статья Зислиной о ее психологической организации и возможностях компенсации. Первая статья посвящена так называемой фиксированной гемианопсии - выпадению поля зрения, которое не может быть скомпенсировано больным. Существует два способа компенсации гемианопсии. Первый способ - движение глаз, за счет которого части рассматриваемых предметов перестают попадать в слепое поле. Второй способ - функциональная реорганизация поля зрения с образованием нового центра зрительного поля (макулы). Тем не менее, остается неясным вопрос, на каком уровне происходит эта реорганизация. Авторы считают, что для ответа необходимо рассмотреть случаи, когда реорганизация оказывается невозможной (фиксированная гемианопсия). В оставшейся части статьи подробно разобран случай больного Новикова с левосторонней гемианопсией вследствие опухоли внутри правого бокового желудочка. До операции больной не мог компенсировать гемианопсический дефект, в то время как после операции, при сохранении самого дефекта, явление фиксированной гемианопсии исчезло и произошла перестройка зрительного поля. Тем не менее, полагают авторы, этот случай все же не дает ответа на вопрос, являлась ли фиксированная гемианопсия следствием общей инертности мозговых процессов, вызванных опухолью и внутренней гидроцефалией, или сдавлением теменно-затылочных отделов правого полушария. В заключение авторы пишут, что настоящее исследование позволит проследить роль общей инертности вследствие поражения лобных и диэнцефальных отделов коры, по сравнению поражением специфических теменно-затылочных областей (возможно, текст является введением к другому исследованию). В приложении (статья Зислиной) описано исследование с участием трех больных с опухолевыми поражениями правого полушария. Текст не закончен.


О феномене "Фиксированной гемианопсии"

Лурия А.Р., Скородумова А.В.. 1948 г, машинопись.

В материале содержится два текста: статья Лурии и Скородумовой о гемианопсии и приложение - статья Зислиной о ее психологической организации и возможностях компенсации. Первая статья посвящена так называемой фиксированной гемианопсии - выпадению поля зрения, которое не может быть скомпенсировано больным. Существует два способа компенсации гемианопсии. Первый способ - движение глаз, за счет которого части рассматриваемых предметов перестают попадать в слепое поле. Второй способ - функциональная реорганизация поля зрения с образованием нового центра зрительного поля (макулы). Тем не менее, остается неясным вопрос, на каком уровне происходит эта реорганизация. Авторы считают, что для ответа необходимо рассмотреть случаи, когда реорганизация оказывается невозможной (фиксированная гемианопсия). В оставшейся части статьи подробно разобран случай больного Новикова с левосторонней гемианопсией вследствие опухоли внутри правого бокового желудочка. До операции больной не мог компенсировать гемианопсический дефект, в то время как после операции, при сохранении самого дефекта, явление фиксированной гемианопсии исчезло и произошла перестройка зрительного поля. Тем не менее, полагают авторы, этот случай все же не дает ответа на вопрос, являлась ли фиксированная гемианопсия следствием общей инертности мозговых процессов, вызванных опухолью и внутренней гидроцефалией, или сдавлением теменно-затылочных отделов правого полушария. В заключение авторы пишут, что настоящее исследование позволит проследить роль общей инертности вследствие поражения лобных и диэнцефальных отделов коры, по сравнению поражением специфических теменно-затылочных областей (возможно, текст является введением к другому исследованию). В приложении (статья Зислиной) описано исследование с участием трех больных с опухолевыми поражениями правого полушария. Текст не закончен.